Принц-босяк



Глава 1


Глава 2


Глава 3


Глава 4


Глава 5


Глава 6


Эпилог


Сразу все главы








Глава 5


     Принц Блюблад дотащил последний за сегодня караван телег до двора яблочной фермы и с облегчением вылез из хомута. Ему не терпелось отправиться в душ, чтобы смыть пыль и пену, проступившую по всему телу от тяжелой работы. Заглянув за угол, он увидел, что под струей воды падающей из нагретой за день бочки уже стояла Эпплджек. Свои телеги она довезла быстрее Блюблада и потому первой заняла столь вожделенное после работы место. Шляпа земной пони висела на гвоздике — редкий случай увидеть эту кобылку без головного убора.
     — Что делать сегодня будешь? — поинтересовалась Эпплджек.
     — Я планировал позвать Рэрити прогуляться, — ответил единорог.
     — Эмм… с этим тебе будет непруха, — сказала земная пони. — Мы с девчонками на пикник собрались. А тебя взять… ну… ты ж соображаешь?
     — Конечно, если Рэрити будет с парой, а остальные без — получится неловко, — согласно кивнул Блюблад. — Тогда я просто прогуляюсь.
     Кобылка вышла из-под душа, встряхнулась и, надев шляпу, заторопилась в дом. Пока Блюблад мылся, он успел заметить, как Эпплджек вышла из дверей с большой корзинкой и куда-то поскакала. Вместе с грязью вода смыла усталость, и принц, просушив и расчесав себе гриву, бодро зашагал к понивильской площади. Купив на почте вечерний выпуск «Кантерлотского Вестника», он решил посидеть в кафе. «Свадьба принцессы Ми Аморе Каденции и капитана Шайнин Армора», — прочитал Блюблад на первой же странице. Пробежав глазами статью, он удивленно приподнял бровь. Анонс публиковался всего за неделю до торжества, что для события подобных масштабов было весьма странно. «Хотя, если Повелительницу до сих пор заменяет ее двойник, подобные недочеты вполне объяснимы», — решил принц.
     Принесли заказ, и Блюблад, отложив газету, отдал должное горячему чаю со свежими пирожными. Слегка утолив голод, он заказал добавки и неторопливо продолжил чтение. Спустя пару часов, когда солнце уже коснулось горизонта, единорог заметил взволнованно бегущую Пинки Пай. Розовая пони радостно подскакивала и что-то напевала себе под нос. Конечно, она частенько так себя вела, но настолько возбужденной Блюблад ее еще не видал.
     — Эй, Пинки! — окликнул он розовую пони. — Как ваш пикник прошел?
     — Здрасти, Ваше Высочество! — протараторила она в ответ. — Нас пригласили на свадьбу!!!
     Не смотря на все возражения подруг, Пинки Пай упорно продолжала считать его настоящим принцем Блюбладом.
     — На свадьбу в Кантерлот? — удивился единорог.
     — Ага! — радостно подтвердила она. — Завтра с утра и поедем!
     — Но свадьба же только через неделю! — недоуменно произнес он.
     — А мы будем помогать в организации, — сообщила Пинки.
     — И Рэрити? — уточнил он.
     — Ага! Она сошьет свадебные платья.
     — У них что, до сих пор не готовы платья? — изумился принц. — Удивительное дело!
     — Да не волнуйтесь! Рэрити им быстро все сделает! — обнадежила его розовая пони.
     Пинки Пай поскакала дальше, а Блюблад решил зайти к своей возлюбленной. Если не удалось с ней сегодня прогуляться, он захотел ее хотя бы увидеть и пожелать спокойной ночи.
     В бутике царил беспорядок. Не тот «творческий беспорядок», что создавала единорожка во время работы, а самый настоящий разгром.
     — Ах, как мило, что заглянул! — обрадовалась Рэрити при виде своего воздыхателя. — Помоги застегнуть чемодан!
     Блюблад с сомнением поглядел на здоровенный кофр, стоявший с распахнутой крышкой. Похоже, единорожка собиралась впихнуть в него в два раза больше вещей, чем он физически мог в себя вместить. Однако отступать Блюблад не привык. Конечно, к нему еще не вернулась магия, чтобы применить какое-нибудь заклинание по сжатию пространства, но в данном случае можно было обойтись и без волшебства. Вместе с единорожкой принц встал на крышку сундука, и, сдавшись под тяжестью двух пони, кофр захлопнулся. Рэрити быстро накинула петли и защелкнула замки, после чего дозволила Блюбладу слезть.
     — Ты уезжаешь в Кантерлот? — спросил принц.
     — Да, меня пригласили помочь с подготовкой свадьбы, — подтвердила единорожка.
     — Понятно, — вздохнул он. — Я тогда тоже приеду в день торжеств.
     — Эмм… я попробую выхлопотать тебе приглашение… — неуверенно начала говорить Рэрити, но единорог ее прервал.
     — Не стоит, я знаю, сколько желающих будет попасть на церемонию. Лучше встретимся уже после свадьбы.
     — Хорошо, — согласилась она. — И тогда вместе поедем обратно.
     Пожелав любимой спокойной ночи, Блюблад отправился обратно на ферму. Эпплджек тоже готовилась уезжать. Поклажи она с собой брала в несколько раз меньше чем Рэрити, поэтому скромный чемоданчик земной пони уже оказался собран.
     — Не запамятуй про золотой налив, — инструктировала напоследок земная пони своего брата.
     — Агась, — отвечал Бигмак.
     — А с полуденными розами надобно закруглиться до послезавтрева.
     — Агась.
     — А, Блюблад, — произнесла Эпплждек, заметив вошедшего единорога. — Оставляю ферму на вас с Бигмаком.
     — Я слышал уже, — кивнул принц. — Не волнуйся, лениться не будем. Только я собирался в день свадьбы в Кантерлот съездить.
     — Без проблем, все равно в этот день работать дураков не сыщется, — ответила земная пони. — Все же будут праздновать.
     Пони еще посидели немного на кухне, выпили перед сном по чашечке чая и разошлись по своим комнатам.
     

***

     До свадьбы остался всего один день. Вернее, всего одна ночь. Поздним вечером все участники предстоящей церемонии собрались в главном зале кантерлотского дворца. Зал уже давно украсили флажками, вымпелами, лентами и гирляндами цветов, заменили повседневную ковровую дорожку праздничной и установили на подиуме традиционную свадебную арку. С самой же церемонией все никак не ладилось. Ни разу еще не удалось провести репетицию без каких-либо сбоев. Царило нервное напряжение. Рэрити без конца поправляла платья на подружках невесты, друзья жениха оглядывались по сторонам, не зная что делать, а Саншайн недовольно постукивала копытом по полу. Впрочем, были и исключения: Пинки Пай со Спайком о чем-то хихикали за колонной, а Шайнин Армор вообще являл образец непоколебимого спокойствия. Еле заметно покачиваясь, он смотрел куда-то вдаль и глупо улыбался.
     — Флаттершай! Где певчий хор? — осведомился двойник принцессы Селестии.
     — Уже поздно, все птицы спят, — пояснила желтая пегасочка с розовой гривой.
     Хотя по натуре Флаттершай была робкой тихоней, когда речь заходила о ее питомцах, пегасочка осмеливалась возражать даже самой повелительнице.
     — Ясно, — Саншайн едва сдержалась, чтобы не зарычать. — Начинаем без музыки. Где кольца?
     — Спайк! — позвала Рейнбоу Дэш. — Где кольца?
     — А? Что? — дракончик что-то спрятал за своей спиной.
     — Пинки! — рассердилась Эпплджек. — Вы что, опять стащили со Спайком фигурки для торта?
     В широкие двери зала вошла принцесса Луна и оглядела присутствующих.
     — Доброго вечера, — громко произнесла ночная принцесса.
     Все прервали свои разговоры и поклонились соправительнице Эквестрии. Саншайн едва не склонилась вместе со всеми, но вовремя вспомнила, что изображает сейчас старшую сестру принцессы Луны, и потому ограничилась кивком.
     — Вы до сих пор еще не закончили? — удивленно поинтересовалась Луна, отведя Саншайн в сторону.
     — Да, вечно все не так! — пожаловалась Санни. — Сперва Каденс внезапно заменила подружек невесты, потом Твайлайт устроила настоящий скандал.
     — Мисс Спаркл? — удивилась ночная принцесса. — Почему?
     — Она ревнует своего брата к невесте, — пояснила копия Селестии. — Обычное дело, хотя я не думала, что она так близко к сердцу это воспримет.
     — А где сейчас Твайлайт? — обеспокоено спросила Луна.
     — Убежала куда-то. Боюсь, я слишком строго ее отчитала, — покачала головой Саншайн. — Но у меня совершенно нет времени ее разыскивать и успокаивать.
     — Кстати, о времени, ты собираешься спать? — поинтересовалась принцесса.
     — Простите, Луна, отмените, пожалуйста, на сегодня свой приказ, — попросила Санни. — Если я пойду спать — то мы вообще ничего не успеем.
     — Хорошо, — дозволила ночная принцесса. — Репетируйте, покуда все не получится идеально. А я попытаюсь сыскать мисс Спаркл.
     Саншайн вернулась на подиум и стукнула копытом по полу. «Все по местам! — скомандовала она. — Подружки невесты! Кольца! Певчий хор! Ах да… Ладно. Без музыки, начали!»
     

***

     Настала пора праздника. Ранним утром на первом же поезде Блюблад отправился в Кантерлот. Конечно, он предпочел бы долететь на воздушном шаре, но в последнее время полеты не проводились в связи с усилением мер безопасности. Стража была повсюду. Бронированные пони ходили по вагонам, стояли на станциях, а отряд пегасов-стражников летел над поездом, охраняя его сверху.
     На подходах к Кантерлоту вагон проехал сквозь лиловый пузырь защитного поля. Волшебная стена мягко прогнулась под телом Блюблада, будто не желая его пропускать, а потом расступилась и сомкнулась позади принца. Поезд добрался до конечной станции и остановился. Единорог взвалил на спину бочонок сидра, который вез в подарок для Понифация, сошел на перрон и огляделся. В такую рань пассажиров приехало не слишком много, так что стражи на станции оказалось гораздо больше, чем остальных пони.
     Блюблад договорился встретиться с Рэрити после свадьбы в кафе «У привратника», но до этого момента оставался еще целый день. Пробежавшись по еще только просыпавшемуся городу, принц постучался в дверь дома Понифация.
     — А, приятель, привет! — зевая спросонья, сказал земной пони.
     — Доброго утра, — ответил Блюблад, ставя бочку на пол прихожей. — Это — вам.
     — Эппловский сидр? Шикарный подарок! — обрадовался Понифаций. — Куна! Вставай, у нас гость!
     — Гость? — удивленно выглянула в коридор синяя земнопони. — А, привет! Я не забыла, но принцесса Селестия все еще не вернулась.
     — Я знаю, — кивнул единорог. — Просто праздник, вот я и решил приехать. Вы не в курсе, с чего так много охраны? Явно больше, чем требуется для поддержания порядка.
     — Слушки всякие пробегают, да что-то ничего на правду походящего я не слыхал, — фыркнул земной пони. — Назревает что-то. Да ты проходи, чего встал-то!
     В компании земных пони Блюблад позавтракал и обсудил с ними последние новости, а потом Ракуна засобиралась на работу. Ее наняли разносить напитки в одном из праздничных шатров. Улицы быстро заполнялись нарядными пони, и вскоре мимо окон повалила целая толпа.
     — Пойдем, что ли и мы глянем на молодоженов? — предложил Фаций.
     Следом за бурым земным пони Блюблад стал протискиваться через толпу. Принцу еще не доводилось вот так запросто гулять по улицам в праздники. Ему всегда доставались приглашения в вип-зону, где царила скука, пафос и скучные разговоры ни о чем, поэтому он чувствовал себя, будто провинциал, впервые приехавший в Кантерлот. Толпы радостных пони, громкая музыка и смех — даже не верилось, что праздники на самом деле могут быть такими веселыми.
     Со стороны замка раздались фанфары, и толпа встрепенулась. «Началось! — проорал Понифаций. — Зырь туды! Во-о-он на тот балкон они должны выйти!» Вокруг нарастало радостное возбуждение, но молодожены что-то запаздывали. «Чего они там? — недовольно проворчал земной пони. — Уж невтерпеж выпить за новобрачных…»
     

***

     Торжественный зал был забит до отказа. Желающих присутствовать при столь знаменательном событии оказалось намного больше, чем приглашений, и у Саншайн возникли вполне обоснованные подозрения, что чуть ли не треть присутствующих пробралась сюда не вполне честным путем. Впрочем, выискивать и прогонять «безбилетников» времени и возможности уже не оставалось. Невеста торжественно прошла от входа к свадебной арке и встала напротив двойника принцессы Селестии.
     «Леди и Джентлпони! — начала свою речь Саншайн. — Мы собрались здесь, чтобы засвидетельствовать союз принцессы Ми Аморе Каденции и Шайнин Армора!»
     Сделав паузу, Санни быстро оглядела присутствующих. У многих пони она заметила проступившие слезы. Мама жениха и вовсе, не скрываясь, утиралась носовым платком. Все шло, как планировалось. «Неужели, у меня хоть что-то получится сделать нормально?» — устало подумала Саншайн.
     «Принцесса Каденс и Шайнин Армор, с превеликим удовольствием я объявляю…» — договорить она не успела. Двери в зал распахнулись, и внутрь ворвалась всклокоченная Твайлайт Спаркл. «Стоять!!!» — разъяренно заорала она с таким видом, будто собиралась наброситься на розового аликорна.
     — Блин! Ну что же она никак не отвянет! — фыркнула Каденс, но, заметив удивление на мордочке «Селестии», тут же сделала плаксивое выражение. — Хнык! Ну почему она решила испортить мой самый счастливый день в жизни?
     — Потому что это не твой, а мой самый счастливый день в жизни! — донесся от входа ответ.
     Следом за фиолетовой единорожкой в зал вошла… еще одна принцесса Каденс. Грязная, оборванная, но не вызывающая сомнений в том, что она — вполне настоящая. По залу пронесся удивленный вздох.
     — Это — чейнчлинг! — выкрикнула вторая Каденс свое обвинение. — Они копируют внешность того, кого вы любите, и питаются этой любовью!
     — Да. Ты права, принцесса, — поняв, что скрываться бессмысленно, чейнчлинг сбросил фальшивую оболочку и предстал в своем истинном обличье.
     Розовая шерстка сменилась черным хитином, крылья стали ячеистыми и прозрачными, как у стрекоз, а вместо гривы показался ряд голубых неприятно извивавшихся отростков.
     — Ты права, — повторил монстр. — Но я не просто чейнчлинг. Я — Крисалис — королева чейнчлингов! И, как королева, я собираюсь добыть пропитание своим подданным. В Эквестрии больше любви, чем в любом другом месте. Мы поглотим всю эту любовь и станем сильнее, чем когда бы то ни было!
     — Вы не сможете! — воскликнула Каденс. — Щит Шайнин Армора не подпустит их к нам!
     Капитан стражи, никак не реагируя на происходившее, продолжал глупо улыбаться.
     — Взаправду? — ухмыльнулась королева. — С тех пор, как я заменила тебя, я стала питаться любовью Шайнин Армора. Его силы слабели с каждым днем, слабел и щит. Может, он и не стал моим мужем, но теперь он под моим полным контролем! Вскоре мои подданные ворвутся сюда, и мы захватим Кантерлот, а потом и всю Эквестрию.
     — Нет, ты не сможешь, — Саншайн сделала шаг вперед. — Может, ты и справилась с капитаном стражи, но теперь ты глупо раскрыла свою суть, и я защищу от тебя своих подданных!
     Сердце пегасочки гулко билось, в голове стоял туман от усталости, скопившейся за последние дни, но иначе она поступить не могла. Саншайн готова была умереть, но исполнить до конца долг перед своей Повелительницей. Она была не такой уж и беспомощной. Волшебный рог, преобразовавший внешность, позволял использовать и несколько простых заклинаний. В облике принцессы пегасочка постоянно прибегала к телекинезу, ведь не могла же Повелительница у всех на глазах, например, пить из чашки, наклоняясь к ней мордочкой или поднимая копытом. После случая с покушением на пегасочку грифона-убийцы, Селестия добавила в арсенал парализующее заклятие, чтобы Саншайн могла защитить себя при необходимости. «Если вложить в заклинание все оставшиеся силы, может, получится побить эту нахалку?» — понадеялась она.
     Взлетев к потолку, двойник Селестии обрушил на чейнчлинга парализующий луч. Крисалис ответила своим заклинанием, и началось противостояние. «Десять… девять… восемь…» — считала про себя Санни оставшееся время. Силы заклинаний двух повелительниц встречались и взаимно аннигилировали в клубящемся облаке энергии. «Семь… шесть… пять…» Золотистый луч аликорна постепенно продавливал защиту королевы. В страхе распахнув глаза, чейнчлинг изо всех сил пытался сопротивляться. «Четыре… три… два…» Осталось совсем чуть-чуть, и пегасочка напрягла все оставшиеся силы. «Один… ноль». Запасенная в роге магия иссякла. Заклинание Крисалис ударило по двойнику Селестии, и в голове Саншайн будто взорвался салют. Не в силах держаться в воздухе, она рухнула вниз, и в опустившейся тишине тиара повелительницы, громко звеня, покатилась по мраморным плитам.
     — Я побила саму Селестию?! — не веря самой себе, воскликнул чеинчлинг.
     — Принцесса Селестия! — в ужасе вскричала Твайлайт Спаркл.
     — Элементы Гармонии, — прошептала Саншайн в ответ. — Достань их, чтобы справиться с королевой.
     Твайлайт со своими подружками бросилась к выходу. В глазах Санни плыл туман, но она успела заметить, как из толпы взметнулась к потолку рыжая молния и яростно обрушилась на врага. Однако простому пегасу справиться с королевой оказалось нереально. Резкий удар, и рыжий пегас отлетел в сторону, с хрустом врезавшись в мраморную колонну. «Энди… — с нежностью подумала Саншайн. — Ты-то куда полез…» Держаться в сознании сил не осталось, и она провалилась в беспамятство.
     

***

     С громким звоном треснул пузырь магического поля, окружавшего Кантерлот, и лиловые осколки, быстро тая, посыпались вниз. Толпа замерла. «Да что за…» — удивленно начал говорить Фаций, но когда сверху на них обрушились тысячи черных хитиновых тел, изумленно замолчал. Хотя принц ни разу не видел этих существ в живую, но прекрасно помнил лекции по обитающим в Эквестрии разумным видам.
     — Чейнчлинги! — вскричал он. — Значит, вот кто нам угрожает!
     — Что это за дерьмо грифонье?! — удивился земной пони.
     — Мерзкие твари, — пояснил Блюблад. — Они умеют копировать чужую внешность.
     — За мной! — взревел Понифаций. — Мы должны найти Ракуну!
     Пробиваясь сквозь паникующую толпу, земной пони повел своего спутника к праздничным шатрам. Вломившись внутрь, они увидели синюю земнопони. Ракуна направилась к ним, изящно покачивая своим крупом.
     — С тобой все нормально? — спросил Фаций.
     — Конечно, милый, иди ко мне, — ответила земная пони.
     Понифаций приблизился к супруге, а потом внезапно развернулся крупом и залепил ей задними копытами в морду. Хрустнул хитин, пони повалилась на пол, с нее слезла чужая внешность, и вместо Ракуны возник мерзкий темно-серый монстр. Запрыгнув на него сверху, Фаций угрожающе занес копыта над головой чейнчлинга.
     — Где Ракуна? — заорал он. — Говори, или башку проломлю!
     — Там, в соседнем шатре, — испуганно прошипела тварь.
     Пони бросились в указанном направлении и, вбежав под следующий навес, увидели еще несколько Ракун. Блюблад замер, не зная, что делать дальше, а Понифаций бросился в атаку. Раскидав мощными пинками фальшивых пони, он обнял свою супругу.
     — Как ты догадался, кто из них — настоящая? — удивленно спросил принц.
     — Да чтоб я своей жены, да не признал! — хмыкнул земной пони.
     — Куда дальше? — осведомилась кобылка.
     — В «Пряное Яблоко», там самые отчаянные ребята! — распорядился Фаций.
     Со всех ног они бросились вниз по улице, разбрасывая резкими ударами копыт кидавшихся наперерез монстров. Основная толпа осталась в центре города, поэтому в низине, где приютился кабак, было еще относительно спокойно. У входа оказалось пусто. Видимо, вышибалы, постоянно дежурившие у дверей, предпочли спрятаться в доме.
     — Эй, вы, открывайте! — постучался Понифаций.
     — А почем нам знать, что вы — настоящие пони? — осведомились изнутри.
     — Одноглазый, ты, что ли? — фыркнул земной пони. — Ща не время старые счеты сводить!
     — А, Фаций, — пробурчал голос. — Ладно, заходи.
     Загремел засов, и пони быстро проскользнули в открывшуюся дверь. Внутри царил полумрак. Постепенно глаза привыкли к темноте, и Блюблад осмотрел притихших «отчаянных ребят». Один бурый пегас показался ему подозрительным. Конечно, не зная про чейнчлингов, обнаружить их в толпе нереально, но если когда-то встречался, то внимательным взглядом уже способен опознать вражеского засланца. Странная поза и неестественный блеск глаз, этого пегаса были не свойственны обычным пони. Блюблад с равнодушным видом прошелся мимо, и в тишине услышал тихое поскрипывание хитинового панциря. Он резко брыкнул натренированными за многие дни работы на ферме копытами, и чейнчлинг с шипением отлетел к стене. Школа Эпплджек даром не прошла, удар принца моментально вырубил мерзкую тварь. Пара мощных земных пони-вышибал сразу подхватили серого монстра за ноги и уже годами отработанным движением выкинули на улицу.
     — Слышь, пацан, как ты его узнал? — с неподдельным интересом спросил Одноглазый.
     — Да навострился уже как-то, — ответил Блюблад.
     С каждой секундой единорог все более проникался мыслью, что добраться сюда было всего лишь половиной дела. Его долг, как принца Эквестрии, был в том, чтобы встать на защиту отечества, а не отсиживаться в стороне.
     — И что дальше вы собираетесь делать? — громко спросил Блюблад у окружающих.
     — Ну… тут посидим, — ответил за всех Одноглазый.
     — Неужели вы не понимаете, что без нас с врагом могут и не справиться? — вскричал единорог. — Нам надо идти во дворец!
     — Ага, — вздохнув, подтвердил кто-то. — У меня там сынуля в страже…
     — А у меня — жена шишкам жульены разносит, — отозвался еще один.
     — Друзья! — Блюблад вскочил на стол и оглядел местных завсегдатаев.
     Следовало что-то сказать, чтобы растолкать этих пони и убедить пойти на защиту замка, но в этот момент он явственно понял, что длинные пафосные речи, которыми якобы вдохновляли командиры своих бойцов, годились лишь для театральных постановок и толстых романов про древние времена. Никогда ни в каком бою у командира не было времени на долгие разговоры.
     — Друзья, — повторил он. — На Эквестрию напали враги, и я собираюсь хорошенько надрать им фланки! Кто со мной?!
     — Йей!!! — дружно подхватили пони.
     Все-таки Блюблад был настоящим принцем, а значит, имел талант воодушевлять и вести за собой. Пусть он ни разу еще не вел в бой отряд, если не считать школьной команды по регби, но в этот миг единорог ощутил, что сработало его истинное предназначение.
     — Дурачье! — Одноглазый смачно сплюнул. — Дерьмо грифонье. Ладно, я с вами.
     Толпа агрессивно настроенных пони выплеснулась из дверей «Пряного Яблока» и рванула вверх по улице, напрочь снося группы встречавшихся по пути чейнчлингов. Понифаций внезапно запел звучным басом древнюю походную песню, и многие, проникнувшись моментом, подхватили.
     
     В бой мои храбрые пони!
     Враг уже в страхе дрожит!
     Мы нашу честь не уроним,
     Пусть негодяй убежит!
     
     Крылья, рога и копыта
     В мощный таран превратим,
     Мы выступаем открыто -
     Демонов мы победим!
     
     Время сражению начаться,
     В бой поспешим поскорей!
     Нам не пристало бояться
     Демонов и упырей!
     
     Свергнем копытом могучим,
     Тех, кто пришел нам вредить,
     Пусть неприятелей тучи -
     Мы их сумеем разбить!
     
     Ближе к дворцу сопротивление усилилось. Блюблад метался вдоль строя, вышибая затесавшихся чейнчлингов, Одноглазый, не переставая, сыпал проклятиями, и, будто соревнуясь в изящности слова, ему вторил Понифаций. Вопли, шипение, треск ломаемого хитина, глухие удары слились в сплошную какофонию. Увидеть бой в целом казалось нереальным, глаз выхватывал лишь отдельные картины. Вот три монстра яростно драли пегаса, пока их не раскидал Одноглазый. Вот Понифаций схватил чейнчлинга за шкирку и, раскрутив, снес еще троих. Вот Блюбладу чуть не свернули шею, но, к счастью, он смог извернуться и отпинать обидчиков. Вот Ракуна сцепилась с одним из монстров, впервые в жизни реализовав на практике свою любимую угрозу «уши пообкусать». Шаг за шагом отряд добрался до замковых ворот. Пройти дальше казалось уже невозможным, и они заняли оборону внутри арочного прохода.
     

***

     Саншайн резко пришла в себя и открыла глаза. Она обнаружила, что заключена внутри странного зеленого кокона, прочно запеленавшего все ее тело. В свадебный зал грубо втолкнули Твайлайт с подругами, и королева чейнчлингов ехидно расхохоталась. Шестеро кобылок так и не смогли добраться до элементов Гармонии, уж слишком большая толпа на них навалилась. Когда в каждую ногу вцепляется по два-три монстра сразу, продолжать сражение практически нереально.
     — Ну, что? Пришли поздравить меня с победой? — осведомилась Крисалис. — Слишком поздно вы поняли, кто я такая, и теперь Эквестрия — моя!
     Снаружи стали все громче доноситься звуки отчаянной схватки, и она удивленно вскинула голову.
     — Что там такое? — с недоумением спросила королева, направляясь к балкону.
     Вероятно, зрелище ей не слишком понравилось, потому что она сразу подозвала своих подчиненных и стала отдавать команды: «Быстро, собрать отряд! Подавить сопротивление! Неужели вы не можете справиться с какими-то пони?!»
     Пользуясь тем, что Крисалис отвлеклась, Твайлайт освободила ноги принцессы Каденс от пут.
     — Быстро, беги к Шайнин Армору! — прошептала она. — Это — наша единственная надежда.
     Не замечая творящегося в зале, королева продолжала наблюдать за схваткой в замковом дворе. Каденс подбежала к одурманенному единорогу и обняла его. «Шайнин, вспомни, что ты меня любишь, вспомни, что я тебя люблю! — шептала она на ушко своему жениху. — Вспомни цветок, что ты подарил мне на день копыта и сердца, вспомни шарфик с нашими кьютимарками, что я для тебя связала…» Постепенно к нему стало возвращаться сознание.
     — Что произошло? — удивленно спросил Шайнин Армор. — Свадьба уже закончилась?
     — Нет, милый, ты должен восстановить щит над Кантерлотом! — ответила его возлюбленная.
     Единорог попытался сосредоточиться, но видимо слишком много энергии из него выкачала фальшивая Каденс.
     — Не могу, — отчаянно прошептал он. — Сил не хватает.
     — Я тебе помогу, — приободрила его принцесса. — Доверься нашей любви!
     Рога двух пони синхронно замерцали, творя совместное заклятие. Только по-настоящему любящие сердца способны настолько довериться друг другу, чтобы стать одним целым. Силы Каденс перетекали к Шайнин Армору, и он вложил их в магический щит. Королева чейнчлингов, наконец, увидела, что в зале творится неладное, но было уже слишком поздно. На кончике рога капитана стражи возникла лиловая сфера волшебного поля и стала стремительно расширяться. Она выросла размером с зал, потом охватила дворец, и в итоге весь город вновь оказался под защитой. Попавшиеся на пути поля чейнчлинги во главе со своей королевой оказались грубо вышвырнуты за пределы Кантерлота. Хитиновых монстров раскидало в разные стороны, и Крисалис еще не скоро удастся вновь собрать свой рой воедино.
     

***

     Принц Блюблад вскинул копыта, чтобы брыкнуть очередного врага, но удар внезапно пришелся в пустоту. Единорог с удивлением огляделся по сторонам. Осознав, что драться больше не с кем, вокруг точно так же удивленно озирались остальные члены его отряда.
     — Все что ли? — спросил Понифаций.
     — Походу, все, — сплюнув, ответил Одноглазый.
     — А дальше-то что делать? — поинтересовался кто-то из бойцов.
     — Не знаю, как вы, а я собираюсь промочить горло, — заявил Одноглазый и направился вниз по улице.
     Решив, что это прекрасная мысль, следом потянулись остальные пони. После жаркого боя всем захотелось выпить и расслабиться.
     — Жаль, что свадьба испортилась, — задумчиво произнес Блюблад.
     — Да ты что, — фыркнул Понифаций. — Без знатной драки свадьба — и не свадьба вовсе. Вот, помнится, я на Ракуне когда женился…
     — Ладно, нечего тут лясы точить, — прервала его жена. — Пойду гляну, что там с угощениями.
     — Ага, а я, пожалуй, схожу сидра тяпнуть, — решил Фаций. — Ты со мной?
     — Нет, я пойду на дворец погляжу, — ответил Блюблад. — Уж если я тут оказался.
     Разойдясь в разный стороны, пони отправились по своим делам. Стража еще не успела очухаться после произошедшего, поэтому принц беспрепятственно добрался до свадебного зала.
     — Принцесса Селестия, с Вами все в порядке? — услышал он вопрос Твайлайт Спаркл.
     Глянув в противоположный конец зала, он увидел белого аликорна и понимающе хмыкнул. Вместо настоящей Селестии там стояла Саншайн, а значит, Повелительница до сих пор не вернулась.
     — Не волнуйся, со мной все нормально, — ответил двойник правительницы Эквестрии. — Надо, наконец, уже поженить наших влюбленных! Займись организацией настоящей свадьбы.
     Блюблад тихонько окликнул Рэрити. Единорожка радостно подбежала к нему и ласково куснула за ушко.
     — Блюблад, это ты там сражался сейчас во дворе? — спросила она.
     — Да, — ответил принц. — Но я был не один, мы целым отрядом пробивались.
     — Ах, ты такой смелый! — восхитилась Рэрити таким тоном, будто сама недавно не билась против превосходящего силами противника.
     — Похоже, вам надо заново все организовывать, — заметил Блюблад.
     — Ага, — согласилась единорожка. — Все платья испачкались и помялись!
     — Ладно, не буду мешать, встретимся после свадьбы, как договаривались?
     — Конечно, милый! — кивнула она.
     Вернувшись во двор, Блюблад подумал, не заглянуть ли ему в свои апартаменты, но потом отказался от этой мысли. Еще чего доброго пришедшая в себя стража решит, что он вор, и принцу опять придется бегать от них по всему городу. «Понифаций говорил утром что-то про грушевый сидр, — вспомнил единорог. — Пойду-ка попробую, что за штука».

© Рон