Найт Мер



Глава 1 - Кристальная ярмарка


Глава 2 - Песня о мечте


Глава 3 - Аудиенция


Глава 4 - Темное прошлое


Глава 5 - Король Сомбра


Глава 6 - Битва


Эпилог


Сразу все главы








Глава 6 - Битва


     Найт Мер впорхнула в оледеневшую пещеру и бросила на пол полотняный мешок. Стукнувшись о землю, он зазвенел чем-то металлическим. Пегасочка огляделась, и по ее шкурке пробежала дрожь - царящая здесь обстановка проняла даже ее. Из пола и стен в огромном количестве торчали темно-серые кристаллы. Сомбра научился выращивать их даже из гранита. Хотя кристальные заклинания не могли пробиться вглубь этой породы, тонкий поверхностный слой вполне поддавался сильному воздействию. Единорог выглядел изможденным. Его глаза покраснели от многодневного недосыпа – попробуй усни в таком месте! Чтобы хоть немного восстановить силы, жеребцу приходилось теперь самому прятаться в гранитном саркофаге. На морде виднелись влажные следы периодически выступавших слез. Хотя Эви удавалось держать в узде Ужас, Страх и Боль, но с Грустью и Печалью он совладать все еще не мог. Его накидка из шерсти кристальных овечек утратила волшебные переливы, окрасившись в тусклый красный цвет. Как и кристальные ягоды, кристальная одежда быстро портилась за пределами города. Обернувшись на шум, Бриз вымученно улыбнулся своей подруге.
     - Принесла все, что заказывал, - сказала пегасочка, ткнув копытом мешок.
     Единорог благодарно кивнул и развязал тесемки. Изнутри он по очереди вынул четыре стальных накопытника, нагрудник и нечто, похожее на обруч с торчащими кверху по бокам шипами.
     - А это что? - Эви продемонстрировал странный предмет.
     - Корона, - пояснила Найт.
     - Я же просил шлем!
     - Турнирные шатры сейчас охраняются, - пояснила вороная кобылка. - Я остальное-то еле украла. А корону пришлось из театрального реквизита стащить.
     - Ладно, надеюсь, поможет, - устало пробормотал он.
     Сомбра облачился в доспехи и водрузил обруч на голову. В мозгах постепенно стало проясняться. Сталь, в отличие от гранита, не изолировала силу негаторов, а помогала ей управлять. Бриз упрочил ментальный щит и вздохнул с облегчением. Волшебная защита прицепилась к торчащим из короны шипам и, казалось, могла сама себя дальше поддерживать почти без вмешательства мага.
     - Какие новости из города? - поинтересовался жеребец.
     - Селестия что-то подозревает, - проинформировала Найт. - Она вызывала к себе единорожку по имени Элькантра, и поручила ей возглавить оборону.
     - Элькантра? - фыркнул Эви. - Ее, вроде бы, еще год назад избрали принцессой.
     - Да, но раньше это звание считалось формальностью, а теперь она реально там всеми командует.
     - Пусть. С моей новой силой я эту малявку даже не замечу, - пренебрежительно бросил он.
     - Селестия ей какой-то амулет вручила, - сообщила кобылка еще одну подробность.
     - Амулет? - король Сомбра презрительно рассмеялся. - Значит, замечу. Замечу, как она пискнет под моим копытом.
     Произнеся это, Эви нахмурился и отвернулся к стене. Он чувствовал в себе нехорошие перемены и каждый раз внутренне пугался, отметив очередной не свойственный себе поступок. Когда-то жеребец сам восхищался умом и красотой Ми Аморе Элькантры. Он сам голосовал за эту единорожку, когда выбирали новую принцессу Кристальной Империи. Теперь же Элькантра превратилась просто в препятствие на пути к цели. Даже хуже - в приспешницу Селестии.
     За прошедший со дня бегства месяц душа Бриза огрубела, а характер сильно испортился - постоянный контакт с негаторами не мог пройти бесследно. Любовь к повелительнице ночи под гнетом выпавших ему испытаний превратилась в твердый алмаз пылающей страсти. Для Эви во всем мире имела значение только Луна. Ради нее он теперь был готов переступить через кого угодно и принести в жертву хоть всю Эквестрию.
     - Сколько сейчас время? - спросил единорог. - Я тут совсем сбился со счета.
     - Шестой час, - доложила Найт.
     - Превосходно, - удовлетворительно кивнул Бриз. - Конец рабочего дня, самое время выступать.
     - Подожди, - опешила пегасочка. - Разве тебе не надо еще поготовиться? Может быть, отдохнуть?
     - Нет, - мрачно ответил он, - я изучил все, что мог. Негаторы тянут из меня жизнь. Чем дольше мы откладываем, тем меньше у меня останется сил. Мне нужно Кристальное Сердце. Прямо сейчас.
     Слова единорога падали, будто чугунные гири. Найт Мер глядела на него со смесью восторга и ужаса. Созданное вороной пегасочкой оружие оказалось намного мощнее, чем она планировала. “А вдруг, он действительно справится с Селестией?” - мелькнула шальная мысль. Впрочем, до божественной силы Сомбре было еще далеко.
     Жеребец окинул пещеру прощальным взглядом и решительно зашагал к пролому, ведущему наружу. Вещи собирать он не стал. К чему Сомбре старая подстилка и опустевшие сумки, если вскоре под его властью окажется целый город. Однако, что-то он с собой все-таки взял: несколько самых крупных негаторов, окутавшись грязно-серой аурой, поплыли следом за единорогом. Неотвратимой поступью, не таясь и не скрываясь, он приближался к мерцавшему вдалеке молочно-белому куполу Кристальной Империи.
     Самопровозглашенный король давно продумал план действий: уничтожить защиту, согнать объятых ужасом горожан на площадь и запитать Кристальное Сердце. Никто не посмеет оказать ему сопротивление.
     Вскоре появление Сомбры было замечено. Фон его негаторов даже издалека стал вносить диссонанс во всех кристальных приборах и системах. Навстречу вылетела команда из экстренной службы, но они явно недооценили ту силу, которой собрались противостоять. Сам Сомбра почти не замечал излучения своих серых кристаллов, в пещере он выдерживал нагрузки и посильнее, но торопящихся к нему пони эта сила просто оглушила. Летевшие впереди пегасы попадали на землю и, потеряв от страха разум, попытались забиться в трещины и под валуны. Остальные круто развернулись и, не разбирая дороги, бросились наутек.
     По мере приближения к городу в защитном поле стали прорастать и множиться черные жилки. Послышался тревожный перезвон работавших на пределе мощности кристальных генераторов. Постепенно купол покрылся плотной сетью, пульсирующей в такт завыванию приборов. Раздался дребезг треснувшего кристалла - лопнула сердцевина одного из генераторов. Остальные, не справившись с резко возросшей нагрузкой, тут же повторили его судьбу, огласив округу серией взрывов. Защитное поле пропало, и изнутри донеслись испуганные возгласы. Потом на город опустилась тишина. Пони замерли. Еще никто не понимал, что происходит, но жители Кристальной Империи уже чувствовали пока еще слабое воздействие приближавшегося ужаса.
     Сомбра перешел к следующей части своего плана. Он расставил четыре негатора вокруг себя - спереди, сзади и по бокам - и начал зачитывать заклинание. Его глаза загорелись ядовито-зеленым свечением, а рог окутала клубящаяся черная аура. Четыре кристалла соединились лучами тьмы, заметными только на фоне белого снега, так что единорог оказался в перекрестии излучаемой ими силы. От переднего негатора к городу поползла черная дорожка. Из-подо льда и снега стали показываться все новые и новые верхушки грязно-серых кристаллов. Узкая вначале, тропа постепенно расширялась, а по мере роста числа негаторов магу становилось все проще выращивать новые. Дойдя до границы города, дорога раздвоилась и стала огибать его по периметру, пока снова не воссоединилась на противоположном конце.
     Завершив заклинание, король Сомбра двинулся дальше. Единорог перешагнул через очерченную им границу своих новых владений и направился к кристальному шпилю. На центральной улице он встретил первое подобие сопротивления: навстречу бежал отряд городской стражи во главе с Айронхувсом. Впрочем, только у капитана хватило твердости духа приблизиться к серому единорогу. Остальные замерли в нерешительности, и лишь чувство долга не позволяло им броситься в бегство. Хотя глава стражи был силен и отважен, он ничего не смог противопоставить магической сверх силе. Отброшенный небрежным телекинетическим ударом, мощный земной пони со всего размаха влетел в стену дома и потерял сознание. Остальные стражники расступились, не посмев вставать на пути столь опасного противника.
     Как и планировалось, все жители сгрудились на центральной площади. Стараясь оказаться подальше от жуткой черной границы, они жались к стенам института. На ступенях кристального шпиля стояла принцесса Ми Аморе Элькантра. На концах лучей ее золотой тиары виднелись крошечные фиолетовые камешки - видимо это и были те самые полученные от Селестии амулеты. Площадь была накрыта полупрозрачным силовым полем. Хотя все кристальные установки вышли из строя, эта защита поддерживалась магией самой принцессы.
     - Мистер Бриз?! Что Вы делаете?! - дрогнувшим голосом выкрикнула она.
     В голосе Элькантры слышалось обиженное недоумение. Казалось, она до сих пор не могла поверить, что кто-то оказался способен напасть на ее город.
     - Одумайтесь! - продолжила она. - Когда здесь появится принцесса Селестия - будет поздно!
     - Селестия? Она-то мне и нужна, - усмехнулся единорог.
     Впрочем, к прилету солнечной принцессы следовало хорошенько подготовиться, а значит, не стоило терять время. Глянув на своего противника, Сомбра решил, что переговоры - лишняя трата сил. Все равно он не убедит марионетку Селестии в том, что действует во имя восстановления справедливости. Единорог запустил в защитное поле сгусток магической энергии, и купол треснул, рассыпавшись радужными лоскутьями. Собравшиеся отпрянули в стороны, стараясь побыстрее убраться из эпицентра магической дуэли. Элькантра от неожиданности попятилась, но тут же пришла в себя и попыталась сковать Сомбру телекинезом. Небрежно порвав ее путы, единорог выстрелил еще раз. Удар отбросил принцессу на ступени, но она нашла в себе силы вновь поставить защиту. Новый купол оказался меньше - внутри уместилось едва ли с полсотни пони - зато он выглядел намного прочнее. Несколько единорогов из окружения принцессы добавили свои силы к ее заклинанию. Элькантра с сожалением глянула вверх. Если бы все не прошло так стремительно, она бы успела вынести Кристальное Сердце и сфокусировать силы всех горожан в борьбе с захватчиком. Но, не смотря на предупреждения соправительниц Эквестрии, она до последнего момента в глубине души не верила в возможность нападения. Что ж, приходилось сражаться своими силами.
     Сомбра обрушил на нее новый удар. Потом - еще, и еще один. Принцесса держалась, и даже сделала попытку снова сковать его телекинезом - все-таки амулеты Селестии оказались не простыми игрушками. Серый единорог стал обходить ее сбоку, надеясь пробить защиту, а Элькантра так же стала сдвигаться в сторону, не давая ему зайти с менее защищенной стороны. Вскоре, сделав круг, они поменялись местами. Единорожка решила прижать неприятеля к кристальному шпилю и шагнула вперед. “Пора прекращать!” - подумал Сомбра. Его глаза вспыхнули зеленым огнем, и черный луч ударил из рога в землю прямо перед принцессой. Из мостовой стал быстро расти черный кристалл, грозя взрезать своим острием защитное поле. Элькантра напрягла всю свою магическую мощь, пытаясь уничтожить оружие противника. Один за другим единороги в ее команде стали обессиленно опускать головы, и тогда ей пришлось отступить.
     Следом за первым негатором появился второй, третий, и отступление принцессы стало больше походить на бегство. Вместе с ней под маленьким куполом пятилось еще несколько десятков пони, но серый единорог счел это невеликой потерей. На площади жителей оставалось намного больше - вполне хватит для его целей. Выгнав Элькантру за пределы города, король Сомбра окружил ее плотным кристальным частоколом. Теперь ей придется напрягать все свои силы только чтобы не дать негативным эмоциям серых камней захватить ее спутников. А уж о контрнаступлении и речи быть не могло.
     Среди оставшихся на площади оказывать сопротивление больше никто не отважился. Негаторы подавляли все хорошее, что было в пони, вгоняя их в страх, и подавляя волю. Даже бывалые вояки из стражи не могли противостоять этой силе, не говоря уж об ученых и студентах, составлявших большую часть жителей города. Провожаемый полными ужаса взглядами, самозваный король поднялся по широкой лестнице и распахнул двери кристального шпиля. Там где его копыта касались пола, в голубом облицовочном камне оставались следы, будто чернильным пятном расползавшиеся вокруг. Сомбра удивленно оглянулся и увидел, что вся лестница уже почернела. Странная порча добралась до башни и стала медленно взбираться по стенам.
     - Не волнуйся, когда все закончится, камни снова поголубеют, - услышал он голос Найт Мер. - Они – эмоционально чувствительны.
     Вороная пегасочка пропала из виду на подходе к городу, и изволила объявиться только сейчас. В пылу битвы Сомбра не заметил ее исчезновения, и посмотрел на Найт с неодобрением. В последнее время он все меньше и меньше доверял своей спутнице. Что-то в ее словах не давало единорогу покоя. Какая-то нестыковка. Впрочем, он пока списывал это на влияние черных кристаллов, заставлявших все видеть в негативном свете, и не давал воли чувствам. Однако, и делиться своими дальнейшими планами с пегасочкой не собирался. Все равно, как единорог уже понял, помощи в сражении с Селестией она оказать не сумеет.
     - Пригляди за собравшимися, пока я за Кристальным Сердцем схожу, - распорядился король.
     Он медленно пересек гигантский холл, с интересом следя за волнами черноты, расходящимися по полу и стенам от его шагов, толкнул следующую дверь и вошел в зал собраний. Напротив входа стоял древний каменный трон. Он долгое время пустовал и использовался только на торжественных церемониях избрания новой принцессы, но Элькантра, вернула ему былое значение, превратив тронный зал фактически в свой кабинет. Вокруг были раскиданы папки с отчетами и докладами, которые она изучала перед приходом Сомбры.
     “Недолго же длилось ее правление, - усмехнувшись, подумал единорог. - Впрочем, мое завершится еще быстрее”. Он решил хотя бы разок почувствовать себя настоящим повелителем Кристальной Империи и уселся на трон. В будущем подобной возможности могло не представиться. Следовавшая за Сомброй порча вскоре перекрасила и этот зал, так что единорогу стало неприятно здесь оставаться. Вздохнув, он спустился на пол и продолжил путь к Кристальному Сердцу.
     Поднимаясь по лестнице, он услышал пронзительный вой сигнализации из лабораторного корпуса. Датчики, способные уловить излучение даже крошечной крупицы разбитого негатора, уже давно потрескались от зашкаливавшей мощи негативной энергии, но оплывшие контакты остались замкнуты, и сирены продолжали надрываться. Стоявшая на этаже какофония так раздражала, что Сомбра слегка отклонился от пути, чтобы добраться до источника шума. В дежурной части экстренной службы он дернул рубильник сигнализации, и этаж погрузился в тишину. За одной из дверей кто-то завозился и тут же испуганно замер. Заметив, откуда доносился звук, единорог вошел в кабинет. Он не сразу узнал в испуганно глядевшем на него земном пони своего старого приятеля.
     - Паррандеро? - удивленно спросил Бриз.
     Бывший болтун и весельчак сейчас разительно преобразился. На его морде не осталось и следа от привычной беспечной ухмылки, веселые искорки в глазах потухли, а уши от страха прижались к голове.
     - Сомбра?! Это ты все натворил?! - нервно воскликнул земнопони. - Зачем?!
     - Слишком долго объяснять, - ответил единорог. - Моя цель - восстановить справедливость в отношении принцессы Луни и наказать ту, что ее предала.
     - Но ты запугал весь город!
     - Мне нужна сила, а иного способа ее получить - нет.
     - Ты что, собрался вынести на площадь Кристальное Сердце?! - осенило земного пони. - Ты не можешь! Оно же растрескается!
     - Разве? - склонив голову набок, поинтересовался Сомбра. - Оно создано фокусировать эмоции. Неважно какие.
     - Нет, оно создавалось специально для Радости, Веселья и Счастья! - торопливо стал объяснять Паррандеро. - Ядро кристалла не справится с такими эмоциями, как Злость, Страх, Боль и Отчаяние!
     - У меня нет иного выхода, - мрачно произнес единорог. - Я все равно попытаюсь его использовать.
     Король отвернулся от напуганного пони, собираясь отправиться дальше. А Паррандеро пытался определиться, как ему следовало поступить. Остановить единорога он не мог. Раз уж с ним не справилась стража и принцесса Элькантра, земному пони даже пытаться не стоило. Если Сомбра испортит Кристальное Сердце, то не сможет использовать его мощь для своих непонятных целей. Земнопони знал способ, как этого избежать, но следовало ли рассказывать о нем единорогу? Он же теперь - враг? Нельзя же позволить врагу овладеть такой силой?
     Паррандеро зажмурился и представил себе Кристальное Сердце. Его ровные грани, яркие блики, нежное мерцание таинственной синевы, в которой можно было утонуть взглядом. Казалось, внутри кристалла таилась целая вселенная. Единственный на свете уникальнейший артефакт. Второго такого уже не создать. Загадку Кристального Сердца не могли разгадать уже много столетий. В нем крылся смысл существования всего института. Всего города. Всех пони, что здесь проживали. Вскоре, это чудо могло просто исчезнуть.
     - Стой! - не выдержав, закричал он вслед бывшему приятелю. - Я скажу, что надо делать, чтобы его не сломать!
     Единорог обернулся, и Паррандеро стал торопливо объяснять:
     - Оболочка кристалла достаточно прочна и выдержит любое воздействие, а ядро - очень хрупкое. Необходимо его защитить перед тем, как использовать те эмоции, на которые оно не рассчитано. Я чувствую, в тебе осталось что-то от прежнего Эви Бриза. От того скромного и трудолюбивого единорога, что я раньше знал. Используй ту часть себя, чтобы окружить ядро оболочкой и не допустить внутрь зло.
     - Ты предлагаешь, чтобы я разделил свою душу? - задумчиво спросил Сомбра.
     - Да, - кивнул земной пони. - Кому другому я бы такое не посоветовал, но после того, что ты с собой сотворил, это покажется сущим пустяком.
     - Что ж, дельный совет, - усмехнулся единорог. - Получается, Кристальное Сердце окажется со мной связано.
     - Именно! - воскликнул Паррандеро. - Тебе не придется все время носить его при себе! Ты вернешь его в хранилище - в безопасность - и при этом в любой момент сможешь обратиться к его силе!
     - Спасибо, приятель, - кивнув, произнес Сомбра. - Я так и сделаю.
     Он направился к лестнице и, уже ни на что не отвлекаясь, поднялся на верхушку шпиля. Когда он приблизился к рубке Кристального Сердца, от волнения пересохли губы, и единорог стал их непроизвольно облизывать. Король вошел внутрь комнаты и посмотрел на контрольные панели. Отражая состояние горожан, на мраморных плитах тревожно вспыхивали фиолетовым аметисты, желтым - топазы и оранжевым - сердолик. Сомбра поежился осознав, что именно он стал причиной такого положения дел, но сейчас важнее было другое. Еще ни разу он не видел, чтобы панели сияли настолько ярко. Никогда, даже на самые развеселые ярмарки, пони не испытывали эмоций такой силы. Естественно, неожиданные события всегда вызывают больше чувств, чем ожидаемые. Праздники проводились здесь каждый год и стали уже чем-то привычным, а нападение произошло впервые за много столетий.
     Король обошел контрольные панели и шагнул из передней дверцы в просторный зал. Встав прямо под голубым кристаллом, он осторожно подхватил артефакт телекинезом и вынул из магического подвеса. Сердце, будто живое, пульсировало еле-заметным сиянием. Единорог поднес его к глазам и замер, очарованный завораживающими глубинами кристалла. Постепенно Сомбра стал различать множество крошечных мерцающих точек, похожих на россыпь звездных созвездий. По их слабому свету можно было судить о внутренней структуре Кристального Сердца. Паррандеро оказался прав - теперь единорог сам увидел, насколько по-разному складывался звездный узор оболочки и ядра. Жесткие силовые ребра, в которых накапливалась энергия, окружали сложное внутреннее плетение, предназначенное для трансляции эмоций за пределы Кристальной Империи. Оно действительно выглядело довольно хрупким, но для реализации своих планов Сомбре и не требовалось обращаться к ядру. Сперва он собирался полностью очистить артефакт от старых чувств, но после объяснений земного пони решил, что они еще пригодятся. С эмоциями оставшимися еще с Кристально Ярмарки, единорогу легче будет защитить ядро от предстоящих испытаний.
     Вглядываясь внутрь, единорог постепенно отрешился от всего остального мира. Он мысленно обнял кристалл и почувствовал, как напряжение последних дней его отпускает, а душа наполняется Радостью и Счастьем. Сомбра вспомнил, с каким восторгом и восхищением смотрел на принцессу Луну при их первой встрече - те чувства казались теперь по-детски наивными. Вспомнил, как радовался своему значку ученого, как гордился собой после сдачи экзаменов. Он отдалялся мыслями в прошлое, и в голове по очереди возникали счастливые моменты его жизни. Он даже припомнил почти забытый подарок родителей на день Согревающего Очага в далеком детстве - волшебный конструктор тогда показался малышу ценнее любых сокровищ.
     В какой-то момент Сомбра вдруг увидел себя со стороны - будто выглядывая из Кристального Сердца наружу - но при этом сам продолжал смотреть на артефакт. “Засыпай”, - сказал он той своей части, что находилась сейчас внутри Кристального Сердца. В голове стало покалывать, как от онемения. Нечто составлявшее с единорогом одно целое осталось вне его тела, лишь легонько подергивая оставшуюся между ними ментальную нить.
     Король вернул артефакт в подвес и собрался вернуться на площадь, но передумал. “А что, если тут с ним что-то случится? - тревожно подумал Сомбра. - Ведь в башню может войти любой желающий!” Кристальное Сердце требовалось защитить от посторонних - ведь там хранилась теперь половина его души. Единорог решил поставить ловушку против непрошеного визитера и стал выстраивать сложную конструкцию из нескольких заклинаний: сигнализация - чтобы сразу узнать об угрозе, магическая клетка, способная блокировать даже телепортацию, и моментально вырастающий частокол из негаторов для подавления воли к сопротивлению. Беспокойство слегка улеглось, и король, наконец, смог покинуть зал. На всякий случай он наложил еще одно заклинание, скрыв из вида дверь, ведущую в рубку Кристального Сердца.
     Король Сомбра спустился вниз и с удивлением посмотрел на творящиеся возле шпиля дела: пони поснимали с декоративных газонных оград цепи и стояли в очереди к кузнецу, который их в эти цепи заковывал.
     - Что они делают? - недоуменно спросил единорог у Найт Мер.
     - Это я им приказала, - пояснила кобылка.
     - Зачем?
     - Мне показалось, что это будет соответствовать ситуации, - пегасочка поглядела на своего сообщника и нахмурилась. - А где Кристальное Сердце?
     - Осталось в шпиле.
     - Мы же договаривались, что ты принесешь его сюда! - резко произнесла Найт. - Иначе, как ты собрался биться с Селестией?
     - Я его полностью контролирую, где бы оно теперь не было, - ответил Сомбра. - Сейчас ты в этом убедишься.
     При каждом вздохе изо рта вылетали облачка пара. Купол более не защищал полярный город, и температура резко упала. С неба падали хлопья снега, покрывая белым ковром газоны и клумбы с цветами.
     Первый испуг горожан уже прошел, и Сомбра решил, что их следует вновь хорошенько запугать. Теперь подобные мысли не вызывали у него неприязни. Часть себя, что могла бы этому огорчаться, он оставил внутри кристального артефакта.
     Единорог топнул ногой по ступеням башни, и по площади разнесся низкий гул, как от огромного колокола. Пони обернулись на шум, а те, что стояли слишком близко, попятились.
     - Жители Кристальной Империи! - взревел король Сомбра усиленным магией голосом. - Отныне я - повелитель Кристальной Империи, а вы - мои подданные. Ваши тела, души, мысли и чувства принадлежат мне! А если кто-то не желает это понять по-хорошему, то я объясню по-плохому!
     Под конец от его крика стали лопаться стекла и мелко вздрагивать камни мостовой. Сомбра чуть ли ни физически ощущал чувства горожан и с наслаждением окунулся в океан исходящего от них ужаса. “Больше страха! Больше отчаяния! Больше печали! Больше! Больше! Больше!!!” - внутри короля вдруг возник жуткий голод, требующий выжать из пони все силы до последней капли. Сомбра зарычал, и его рог окутался аурой мрака. Черный луч ударил вверх, и над городом стал расти новый купол, сотканный из абсолютной черноты. Кристаллы негаторов по периметру города стали вытягиваться кверху и раздаваться вширь, отделяя город от остального мира непреодолимым барьером. Единорог чувствовал себя гигантским водоворотом, затягивающим в себя все больше и больше энергии. Идущая сквозь него сила текла к Кристальному Сердцу, от чего артефакт завибрировал, издавая неприятно-скрежещущий звук.
     Внезапно Сомбра ощутил себя парящим над землей бесплотным духом. Он широко распахнул глаза и изумленно огляделся по сторонам. Вместо привычного тела из плоти и крови он увидел лишь облако плотного черного дыма. Видимо его смертная оболочка не выдержала буйства магической силы и развоплотилась. Внизу, стоя на коленях, замерли полумертвые от ужаса пони.
     - Не волнуйся! Все идет как надо! - прокричала ему летящая рядом Найт Мер.
     - Я чувствую себя богом! - восторженно заорал он в ответ. - Я уничтожу Селестию, и Луна не посмеет больше игнорировать мои чувства!
     Возле города возникло новое средоточие магической силы, и Король Сомбра настороженно замер. Казалось, окрестности озарились ярким светом. Хотя этот свет не пробивался сквозь поднятый им полог мрака, горожане что-то почувствовали и стали с надеждой поднимать головы. “Селестия!” - единорог зарычал, постаравшись вновь нагнать на пони страху, и клубящейся тучей тьмы полетел к выходу. Там его уже поджидали. Солнечная принцесса вместе с сестрой парила над группой единорогов, убежавших из города вместе с Элькантрой. Повелительницы Эквестрии уже разбили в пыль ловушку, в которую Сомбра загнал единорожку, и та с мучительным стоном пыталась зарыться мордочкой в снег. Ее горящая от пережитого напряжения голова раскалывалась от боли.
     Вот и пришел тот момент, к которому Сомбра готовился, сутками напролет тренируясь с негаторами. Настала пора проверить, не зря ли он истязал свою душу, пытаясь управиться со Скорбью, Печалью, Гневом и Злобой. “Наверное, надо что-то сказать? Обличить Селестию во всех грехах? Нельзя же вот так сразу набрасываться? - подумал король, но сразу же понял, что это - глупость. Только в сказках для жеребят герои разражаются длинными речами, а ему надо просто сделать свое дело. И как можно быстрее.
     Сомбра наклонил вперед рог и сделал пристрелочный выстрел. Селестия в последний момент отпрянула в сторону. Поняв, что переговоров не будет, она послала в ответ яркий сгусток магической энергии. Благодаря бесплотности своей нынешней формы, единорогу даже не пришлось уворачиваться. Черная туча его тела расступилась, пропустив волшебный заряд, и вновь сомкнулась, как ни в чем не бывало. Луна отлетела в сторону и пока что ограничилась ролью наблюдателя. Сомбра мысленно возликовал: очевидно, ночная принцесса все еще боялась сестры, но вовсе не собиралась ей помогать.
     Он призвал всю свою магическую мощь, решив покончить с солнечной пони одним ударом. По накрывавшему город пологу тьмы побежали зигзаги молний, а низкий гул вибрирующего от напряжения Кристального Сердца стал слышен даже на поле битвы. Черная аура, струящаяся с рога Сомбры, разрослась до такого размера, что скрыла из вида его голову. Сквозь нее виднелись только ярко светящиеся зеленым глаза.
     Рог Селестии ослепительно засиял, и яркий луч света ударил в тянущееся к ней щупальце тьмы. Король и принцесса застыли на месте, ни на миг не решаясь отвлечься от своего противника. Их силы оказались примерно равны. Сомбра черпал энергию из жителей целого города, а Селестии приходилось ограничиваться внутренними резервами, поэтому смертный смог биться с богиней на равных.
     - Луна! - закричал бесплотный единорог. - Я знаю обо всем! Знаю, что ты - старшая из сестер и что Селестия тебя предательски усыпила, чтобы править Эквестрией самой! Настал час расплаты! Присоединись ко мне и покарай отступницу!
     Ночная принцесса удивленно вскинула голову. “Откуда он узнал? - подумала она. - И почему сделал такие странные выводы?” Луна действительно была когда-то старшей, но ее долгий сон - следствие собственной ошибки, а не предательства. Если бы Селестия ее не спасла, повелительница ночи спала бы и до сих пор.
     Зарычав от напряжения, Сомбра усилил магический натиск и стал медленно продавливать защиту противника.
     - Луна, прости, я одна не справляюсь! - выкрикнула Селестия.
     - Да, сестренка, - сурово прищурившись, прошептала Луна.
     Вместе божественные сестры могли призвать магию Гармонии, способную справиться практически с любой силой, грозившей Эквестрии. Луна подлетела ближе к солнечной принцессе, и из ее сумки выплыл амулет в виде меча. На его рукоятке и концах гарды виднелись три больших драгоценных камня. Одновременно с сестрой Селестия подготовила свой композит - подвластные ей элементы украшали золотой горн. Объединив Честь и Жизнерадостность, правительницы Эквестрии обрушили на врага всю магическую мощь Гармонии.
     “Что?! Значит, Луна на стороне предательницы?!” - злобно подумал единорог. Абсурд, но ему было сейчас не до логики. Король из последних сил попытался нанести новый удар, однако ему это не удалось. “Нет!” - произнес кто-то в его голове. Вернее, не кто-то, а фактически, он сам, и идущий от Кристального Сердца поток стал слабеть. “Луна меня предала!” - мысленно закричал Сомбра. “Нет, мы дали ей шанс, она сделала свой выбор, и во имя любви, мы должны его уважать!” Разделение души дошло до логического конца: та часть, что осталась внутри артефакта, обрела самостоятельность и категорически отказывалась сражаться с принцессой Луной. На споры времени не оставалось. Король чувствовал, как мощный поток уносит его куда-то за пределы материального мира. Он судорожно ухватился за ментальную нить, болтаясь под ударами Гармонии, словно вымпел на ураганном ветру. Внезапно, удерживающий Сомбру “якорь” оторвался от земли и стал медленно лететь следом за ним.
     

***

     Элькантра родилась и выросла в Кристальной Империи. Она всем сердцем любила свой город, его кристальные шпили, ровные улицы, веселых жителей и все чудеса, что они своим трудом создавали. Не смотря на провинциальный уклад жизни, единорожка ни за что не согласилась бы сменить свою родину даже на жизнь в Кантерлоте.
     Она с замиранием сердца следила за разворачивающейся в небе битвой. Сперва Сомбра, казалось, побеждал, но Элькантра ничуть не сомневалась в исходе схватки. С двумя богинями сразу ему ни за что не справиться. Когда Луна присоединилась к сестре, яркая радужная воронка окружила бесплотного единорога, и принцесса Кристальной Империи с облегчением вздохнула. С врагом - покончено. Она отвела взгляд вниз и с удивлением увидела, как ее город постепенно уменьшается в размерах и тает. Несколько секунд Элькантра не могла понять, что происходит. Возможно, иллюзия? Не может же вот так запросто все исчезнуть? Поняв, что все происходит в действительности, она с криком бросилась к мерцавшим стенам.
     “Как удержать на месте огромный город? Все мостовые, дома, кристальные шпили? Разве может с этим справиться обычная пони?” - к счастью, все эти вопросы так и не пришли в голову единорожки. В ее душе оставалось только одно желание: не дать горячо любимому городу исчезнуть. Сила любви, живущая в сердце Элькантры, выплеснулась наружу, и ее рог засиял почти так же ярко, как у Селестии. Единорожка мысленно обняла кристальный город, зажмурилась и стиснула зубы от напряжения. Элькантра чувствовала, что он все еще рядом, и продолжала изо всех сил удерживать.
     

***

     Битва закончилась. Враг - побежден и выброшен в небытие. Однако победа оказалась не из тех, которой можно гордиться. Божественные сестры сделали круг над местом, где стоял пропавший город, и приземлились возле единорожки.
     - Элькантра! - окликнула ее Луна обычным голосом, решив не прибегать к кантерлотскому гласу.
     Вздрогнув, синегривая пони открыла глаза и в ужасе уставилась на пустошь.
     - Мой город! Он - пропал! - воскликнула Элькантра. - Но я… я же чувствовала, что он все еще здесь!
     - Чувствовала? - переспросила солнечная пони.
     Она внимательно оглядела единорожку и произнесла заклинание магического ока. Действительно, от принцессы Кристальной Империи шел еле-заметный след. Хотя эта нить прослеживалась всего на несколько метров, Селестия могла поклясться, что она тянулась сквозь небытие к тому месту, где сейчас оказался город.
     - Сомбра наложил проклятие на Кристальную Империю, - мягко заговорила повелительница солнца. - Она - исчезла. Но твоя любовь не позволила ей пропасть навсегда. Осталась связующая нить, и благодаря тебе, город когда-нибудь вернется.
     - Когда? - с надеждой спросила Элькантра.
     - Сие мне неведомо, - грустно ответила Селестия.
     - А Сомбра?
     - Он вернется тоже. Но в следующий раз мы будем готовы.
     К ним почтительно приблизился один из единорогов.
     - Принцесса Элькантра, - обратился он к синегривой единорожке.
     - Я - не принцесса, - перебила она жеребца. - Я не смогла уберечь Кристальную Империю и не достойна этого звания.
     - Принцесса Элькантра, - твердым голосом сказала Селестия. - Мы с Луной недооценили опасность, и в том только наша вина. Ты сделала все, что могла, и даже больше. Только благодаря тебе у нас осталась надежда вновь когда-нибудь увидеть кристальный город. В благодарность, я сохраняю за тобой данное звание, и обещаю: ты, или кто-то из твоих потомков обязательно вернется на трон Кристальной Империи.
     - Спасибо, - прошептала единорожка, опустив голову.
     Когда правительницы договорили, единорог вновь рискнул обратиться:
     - Принцесса Элькантра, я подумал, возможно, Вы пожелаете это сохранить?
     Он вынул телекинезом из сумки продолговатый кристалл. Все сразу узнали в камне навершие с одной из колонн, украшавших лестницу центральной башни.
     - Я хотел кинуть им в Сомбру… но испугался… а потом прихватил случайно, - запинаясь, объяснял жеребец.
     - Получается, это все, что осталось от Кристальной Империи, - произнесла Селестия. - Мы установим его в специальной витрине возле трона в качестве напоминания.
     Издалека донесся свист подходящего к станции паровоза. Приближался вечерний экспресс, чьи пассажиры пока еще ничего не подозревали о произошедшем.
     - Как тебя зовут? - спросила Элькантра единорога.
     - Миднайт Спаркл, Ваше Высочество.
     - Что ж, собирайся, мистер Спаркл, - печально произнесла принцесса. - Мы уезжаем в Кантерлот.

© Рон