Лунная тень



Пролог.


Глава 1.


Глава 2.


Глава 3.


Глава 4.


Глава 5.


Глава 6.


Глава 7.


Глава 8.


Глава 9.


Глава 10.


Эпилог.


Сразу все главы


Глава 8.


     Утром вся канцелярия гудела, обмениваясь слухами по поводу вчерашнего происшествия. Стоило только Карви появиться в холле, как к нему подскочило несколько особо любопытных.
     — Вы ведь мистер Вуд? — оживленно спросила бело-синяя пегасочка. — Вы же дежурили на том самом перекрестке?
     — Ну… э-э-э… — замялся он.
     — Та-а-ак! — единорога спасло появление начальства. — Прекратить разговорчики! Мисс Прейсижн, зачитайте официальное объявление!
     — Вчера в три часа десять минут произошло самопроизвольное воспламенение тележки с пиротехническими изделиями, — зачитала текст сиреневая земнопони. — В результате взрыва никто не погиб. Пострадал один пони, ему уже оказана медицинская помощь. Ущерб, причиненный зданиям и сооружениям, будет ликвидирован к сегодняшнему вечеру. Призываем также всех сохранять спокойствие и не распространять непроверенные слухи.
     Мистер Бигвик скомандовал: «По местам!» — и холл опустел. Все утро Карви под диктовку писал письма, уведомляющие адресатов о том, что визит принцессы Селестии «по государственной необходимости» отменяется или переносится на более поздний срок.
     — Значит, Повелительница действительно проведет в госпитале несколько дней? — не удержавшись, поинтересовался он у Райт Фрая.
     — Да. А ты откуда знаешь? — подозрительно спросил начальник.
     — Я же был там, — ответил Вуд. — По приказу Ее Величества.
     — Она там будет два дня, а в среду утром вернется в замок на отдых, — поняв, что Карви в курсе событий, соблаговолил пояснить Фрай.
     Механически строча по бумаге, единорог в нетерпении дожидался обеденного перерыва. Отпрашиваться он решил уже после обеда в случае, если удастся договориться с синей единорожкой. Разложив письма по конвертам, они рассортировали, что отдать в почтовый отдел, а что поручить Дитзи. Наконец, часы пробили час дня, и со словами: «Передай это мисс Ду», — зеленый пегас вручил Карви пачку писем. Уже поняв, что от подружки можно ожидать все что угодно, он пытался придумать, как бы поделикатнее подготовить ее к своей предстоящей отлучке. Дитзи сидела в холле и перебирала страницы записной книжки. «Вот не пойму, — сказала она подошедшему другу. — У меня записан еще один адрес, а конверта не было. Неужели потеряла?» С этими словами пегасочка вывернула на стол всю сумку. По столешнице покатились: фонарик, спички, футляр с перьями и чернильницей, два древних окаменевших маффина, расческа, заколки, щипчики для ресниц, бархотка для носа, погнутая медная накопытная накладка, две красных клипсы (одна из них сломанная) и еще несколько предметов, чье назначение Карви с трудом мог себе представить, хотя и видел их ранее у других кобылок. Заглянув во все кармашки, она огорченно стала сгребать все обратно.
     — Не расстраивайся, — стал успокаивать ее Карви. — Я поговорю с мистером Фраем, и мы напишем еще одно письмо.
     — А это что у тебя? — спросила Дитзи, забирая у него пачку писем. Просмотрев адреса, она вытащила из пачки один конверт и воскликнула:
     — От, навоз, вот же этот адрес! Вечно эти тяпляпычи мне нервы треплят.
     — Ну, вот и замечательно, — сказал единорог и осторожно продолжил:
     — Ну, мне тут надо по делам сбегать…
     — Ты не будешь обедать? — удивилась подружка.
     — Ну, дела, понимаешь, такие вот…
     — Давай тогда вместе по твоим делам пойдем, — предложила она.
     — Тут такое дело, мы собираемся завтра с парнями кое-куда съездить…
     — А как же работа?
     — Я на завтра отгул возьму.
     — Ну, я ведь тоже могу взять отгул.
     — Тут у нас… в общем, я не смогу тебя взять с собой.
     — Что, опять жеребцовская компания?
     — Да, — с облегчением ответил Карви.
     — И с вами не будет ни единой кобылки? — уточнила Дитзи.
     — Ну… — он смутился, будучи не в состоянии откровенно врать своей любимой.
     — Позволь уточнить, — рассудительным тоном произнесла пегасочка. — Ты собираешься поехать куда-то без меня в компании неких кобылок.
     — Это не то, что ты думаешь! — воскликнул в отчаянии единорог.
     — Интересно знать, и о чем же я сейчас подумала? — в данный момент ее голосом можно было резать яблоки.
     — Хорошо, — сдался он. — Мы собираемся в Вечносвободный лес на одно очень опасное дело.
     — Вы хорошо подумали? Может, есть менее рискованный выход?
     — Нет, все решено, — твердо ответил Карви.
     — Тогда я еду с вами, — так же твердо заявила Дитзи.
     — Нет! — испуганно воскликнул он. — Ты не можешь, это опасно!
     — Чего я не могу, так это отпустить тебя одного, особенно после того, что я вчера пережила!
     — Я тебе не разрешаю! — предпринял последнюю попытку единорог.
     — Интересно, как ты мне запретишь, — фыркнула пегасочка. — Свяжешь, что ли?
     Признав свое поражение, Карви повел ее на улицу, где их дожидался Понифаций. В знакомстве они не нуждались, Фаций заявил, что прекрасно Чудинку знает, а Дитзи утвердительно покивала, ответив, что дядя Фаций к ним часто заходит. Новость о том, что пегасочка будет их сопровождать, рыжий земнопони воспринял спокойно, но ему явно не терпелось высказаться по поводу выбора Карви своей подружки. Деликатность пока брала верх, и приятель отложил комментарии на потом.
     Школа для одаренных единорогов располагалась неподалеку от королевского сада. Пройдя по широкому мраморному мосту, они попали на вытянутое плато, целиком принадлежащее школе. Вдоль аллеи, засыпанной белым гравием, стояло множество разноцветных фонтанов. Судя по маленьким табличкам, фонтаны были дипломными проектами студентов факультета иллюзионистов. Сунув копыто в одну из струй, Карви с удивлением нащупал лишь воздух. Глаза же говорили обратное: как и положено воде, падая на его ногу, струя рассыпалась блестящими брызгами. Под ровными рядами деревьев сидело и лежало несколько единорогов. Одни увлеченно читали, другие тихо беседовали, а третьи просто отдыхали, растянувшись на прохладной травке. Выяснив у одного из студентов расписание старшей группы, Карви с компанией направился в сторону лекционных залов. По дороге они прошли мимо спортивной площадки, на которой два младшекурсника, ярко сверкая рогами, азартно перетягивали камень. Булыжник, зависнув в метре над землей, рывками дергался то в одну, то в другую сторону. По крикетному полю, окруженному группой болельщиков, летало шесть деревянных бит. Сталкиваясь с сухим треском, биты гоняли по полю деревянный мячик.
     В здании было тихо. Заглядывая по очереди в аудитории, Карви видел, как группы студентов по три — четыре пони что-то записывали под монотонное бормотание пожилых единорогов. За четвертой дверью он заметил знакомую нежно-голубую гриву единорожки с фиалковыми глазами. Не решаясь прерывать занятия, компания села напротив входа. «Через десять минут заканчивают», — шепнула Дитзи, и Карви покивал головой.
     Мелодично прозвучал звонок, и коридор сразу наполнился шумом. Студенты, выбегая из аудиторий, топали копытами и о чем-то громко разговаривали, разминая затекшие после лекции мышцы. Следом за галдящей группой из-за двери показалась искомая единорожка и важно проследовала к выходу из лектория.
     — Мисс, позвольте с Вами переговорить, — вежливо обратился к ней Карви.
     — Прошу прощения, у меня мало времени, — не останавливаясь, ответила студентка.
     — Энто касательно звездной пыли, — громко объявил Понифаций, и единорожка вздрогнула.
     — На улице, следуйте за мной, — тихонько сказала она, оглядевшись вокруг.
     Снаружи она провела их за дом, смотря, чтобы никого рядом не было.
     — Итак, вам удалось привлечь мое внимание, — произнесла синяя пони. — Я Вас слушаю.
     — А че тут слушать, — по-простецки сказал Фаций. — Тебе нада пыль, нам нада пыль. Ты ищешь компанию, мы могем с тобой сходить.
     — Хм… значит, кого я тут вижу, — высокомерно ответила она. — Пьяница земнопони, единорог, невеликого таланта, и пегасочка… хм… не совсем обычного вида. Дорогуша, а ты летать-то умеешь?
     — Да как ты смеешь оскорблять Карви! — Дитзи, проигнорировав выпад в свою сторону, страшно обиделась за любимого. — Да в одном его копыте больше таланта, чем у тебя!
     — Она может долететь до Майнхеттена и обратно менее чем за четыре часа, вообще-то, — ответил Карви, успокаивающе положив ногу на спину подруге.
     — Если это правда, приношу свои извинения, — несмотря на слова, высокомерие единорожки ни на каплю не уменьшилось.
     — Ну, ты могешь еще раз сходить в «Пряное яблоко», — ответ Фация был самым конструктивным. — Еще разок повеселишь Одноглазого.
     — Не могу не признать за Вами некоторой правоты, — сказала синяя пони, подумав. — Подобрать спутников оказалось сложнее, чем я предполагала.
     — Я — сильный, — заявил Фаций. — По молодости водиночку водил дилижансы.
     — Я из деревни, умею обращаться с животными, — добавил Карви.
     — А ты, значит, летаешь, как Вандерболты, — хмыкнула единорожка, кивнув в сторону Дитзи. — Может, из этого что-то и получится.
     — Это можно расценивать как согласие? — уточнил Вуд.
     — Да, считайте, что я согласилась взять вас в это приключение, — милостиво кивнула она.
     — Меня зовут Карви, — единорог протянул переднюю ногу.
     — Понифаций! — рядом появилось копыто земнопони.
     — Дитзи, — пегасочка присоединилась к приятелям.
     — Беатрис! — единорожка провела по протянутым копытам своим и улыбнулась. На миг ее высокомерная маска исчезла и сменилась очень милой и озорной мордочкой.
     — Беатрис, Вы готовы поехать завтра? — спросил Вуд.
     — Да, я могу пропустить пару семинаров, — ответила она. — Вообще, каникулы еще не завершились, и все занятия — факультативные.
     — Зачем завтра, давайте сегодня вечером, — внесла предложение Дитзи. — Полетим в Понивиль, остановимся у меня на ночь, а утром сразу и выступим.
     — Я принимаю это предложение, — молвила Беатрис. — В девять вечера последний рейс воздушного шара. Буду ждать вас на платформе без десяти.
     — До встречи! — ответил Карви, и компания направилась к воротам школы.
     — Карви, возьми и за меня отгул, — попросила Дитзи. — Я буду весь день мотаться с этими письмами и не успею.
     — А если не возьму? — на всякий случай уточнил он.
     — То мне отметят прогул и лишат премии, — мило улыбнулась пегасочка. — Даже не пытайся улизнуть без меня.
     У ворот пони разбежались в разные стороны. Карви вернулся в канцелярию, Дитзи полетела разносить почту по городу, а длинный и извилистый путь Понифация включал посещение множества мест, среди которых были также «Мыльный бочек» и «Пряное яблоко».
     

***

     Корзина шара коснулась мостовой, и компания новоявленных авантюристов выбралась на Понивильскую площадь. Дитзи, как обычно сэкономив на билетике, приземлилась рядом. Беатрис, молчавшая всю дорогу, пыталась выглядеть невозмутимо, но когда думала, что никто в ее сторону не смотрит, позволяла себе легкую улыбку. Предложение Дитзи поужинать было принято единогласно, и компания отправилась в «Сахарный уголок». В кафе единорожка, безуспешно попытавшись заказать себе жульен а-ля пониэль, в итоге согласилась на маффины и запеченные с карамелью яблоки. В качестве утешения она взяла себе самый навороченный коктейль, из которого торчало сразу два бумажных зонтика и три согнутые под разными углами трубочки. Остальные ингредиенты скрывались под пышной шапкой из взбитых сливок.
     — Господа, — произнесла Беатрис, когда все расселись за столиком. — Вы имеете представление, с чем нам придется столкнуться?
     — Ну, я бывал в Вечносвободном лесу, — ответил Карви. — Хуффингтон, откуда я родом, стоит на границе леса.
     — Так, а остальные? — продолжила студентка.
     — Можно подумать, вашеблагародь тама бывали, — буркнул Понифаций, а Дитзи отрицательно помотала головой.
     — Как правильно заметил наш простоватый друг, мне еще не доводилось посещать эту область Эквестрии, — синяя единорожка важно кивнула. — Но я изучила много литературы, посвященной этому загадочному месту. Вечносвободный лес живет по своим собственным законам. В нем сами по себе растут деревья, животные сами копают свои норы и берлоги, а птицы сами строят себе гнезда. Дожди идут случайным образом, без вмешательства пегасов. В общем, весьма необычное место.
     — А откуда они знают, как копать норы или строить гнезда? — удивилась Дитзи. — Они разумные?
     — Нет, по большому счету, животные Вечносвободного леса менее разумны, чем их собратья из остального мира. Им помогает нечто, называемое «инстинкт». Впрочем, когда я говорила «гнезда» я не имела в виду те гнезда, которые мы привыкли видеть на наших деревьях. Их гнезда представляют собой просто кучи хаотично накиданных веточек. То же касается и нор. Их норы копаются совершенно случайным образом без всякого уважения к геометрии.
     — Может, расскажите об опасностях, с которыми нам предстоит столкнуться? — поинтересовался Вуд. — В детстве нас пугали всякими слухами, но только однажды мы с жеребятами повстречали большую серую свинью, которая за нами целый час с визгом гонялась.
     — Хороший вопрос, — одобрила Беатрис. — Одичавшие простые животные вроде белок и кроликов не представляют опасности, но в лесу есть множество других видов, которые водятся только там. Это мантикоры, древесные волки, гарпии, параспрайты, василиски…
     — Круто, только по мне енто, как грифонья тарабарщина, — прервал ее Фаций. — Давай, про кого больше всех бояться надо. Драконы, например.
     — Ну, драконов можно не опасаться, если вы не полезете в их пещеры за самоцветами, — единорожка поморщилась, но тут же снова приняла свой фирменный «я тут лучше всех» вид. — Они достаточно умны, чтобы не трогать пони. Агрессивно опасными во всех справочниках называли только гидр, но они живут на болотах, куда мы вовсе не собираемся. А с простыми животными, обещал же управиться наш специалист из деревни?
     — Постараюсь, — Карви поежился под снисходительным взглядом.
     — Самое опасное — это беглые созвездия, — продолжила Беатрис. — И если Лебедь считается самым мирным, то Большая Медведица — самой свирепой из них. К сожалению, Лебедь часто путешествует, поэтому редко когда удавалось собрать его звездной пыли, а логово Скорпиона держится в строжайшей тайне. Но с другой стороны, если к Медведице много лет никто не совался, то там должны были скопиться просто фантастические запасы!
     — А что они вообще из себя представляют? — спросила пегасочка. — Как созвездия могут жить в лесу?
     — О, это очень удивительное явление, — впервые кто-то внимал Беатрис с неподдельным интересом, и это чувство ей очень понравилось. — Оно называется — вивоингикцизм и означает наделение чего-то жизнью. В нашем мире большую роль играет то, во что верят пони. Когда были созданы звезды, кто-то придумал объединить их в созвездия и дал им имена. Множество пони представляли себе за названиями созвездий реальных существ и животных, и все эти мысли, объединившись, постепенно наделили созвездия жизнью. Самые известные — Большая медведица, Малая медведица, Лебедь, Рак, Скорпион — ожили настолько, что смогли покинуть свое положение в небе и спустится на землю.
     — А звездная пыль?
     — Она постоянно падает с их тел подобно тому, как выпадают волоски с наших шкур. Это субстанция наделена особыми волшебными свойствами. Дело не только в фантастической расцветке фейерверков. Пони, смотрящие на звездный салют, ненадолго забывают обо всех обидах и огорчениях, и с легкой душой могут наслаждаться зрелищем. Никогда не забуду свой первый салют…
     Тут единорожка очнулась от приятных воспоминаний и поинтересовалась:
     — Кстати, а Вам зачем она понадобилась?
     — Ну… — протянул Фаций. — Она стоит кучу рыжиков. Ага, вот. А нам как раз нужна куча рыжиков.
     — Понятно, — студентка презрительно фыркнула. — Я, конечно же, иду на это не ради денег.
     — А зачем?
     Беатрис помолчала, пытаясь решить, можно ли довериться этим пони, с которыми она познакомилась совсем недавно. Им предстояло пережить невероятное приключение и столкнуться с пугающе невообразимыми опасностями, и синяя единорожка внезапно почувствовала, что эта троица уже стала ей ближе всех знакомых, с кем она общалась до этого. Не то, чтобы она стала считать их друзьями, но даже самым замкнутым пони хочется иногда поделиться своим внутренним миром. Наконец, она заговорила: «Что Вы знаете об искусстве иллюзии?» Вопрос был риторическим, не дожидаясь ответа, она продолжила: «То, что сейчас твориться, я не могу назвать никак иначе, как упадок. Вот, смотрите», — студентка указала на красное яблоко. Его цвет стал плавно меняться и, пройдя всю световую гамму радуги, вернулся к первоначальному. «Что скажите?» — этот вопрос уже требовал ответа. «Ну… прикольненько», — осторожно выразилась Дитзи. «Ха! „Прикольненько!“ — вот, что отвечает на это обыватель», — Беатрис торжествующе воздела копыто. «А это было, между прочим, третье преобразование Де Бройля, один из сложнейших трюков, который повторит далеко не каждый студент с моего курса! Попробуйте натянуть иллюзию на реальный предмет, сохранив каждую деталь текстуры, так чтобы зритель не заметил подмены. Но обывателю плевать на Де Бройля вместе со всеми его двенадцатью преобразованиями. В результате на выступления ходит горстка критиков-снобов, а другие пони предпочитают ходить в театр и на диафильмы. Дошло до того, что иллюзии теперь считаются чем-то скучным и неинтересным», — единорожка взволнованно привстала, а спутники с удивлением слушали эмоциональную речь когда-то высокомерной кобылки. «Я буду показывать взрывы, блестящие огни, призрачных драконов и распускающиеся цветы. С такой программой, естественно, на главную сцену меня никогда не пустят, но я туда и не рвусь. Я буду ездить по поселкам и деревням и показывать, какими на самом деле могут быть иллюзии!» «А при чем здесь звездная пыль?» — уточнил Карви. «Ах, да. Перед выступлением я буду запускать фейерверки. Они будут настраивать зрителей на более полное восприятие представления. Они все будут смотреть и восхищаться!» Взгляд Беатрис устремился в неведомые дали, туда, где живут мечты, и уже почти шепотом она добавила: «Восхищаться мной — Беатрис Чудесной и Великолепной!» Вернувшись из мира мечты, она добавила: «Со сценическим псевдонимом я еще не определилась. Возможно, я буду Беатрис Великой и Чудесной, или Беатрис Великолепной и Могучей…»
     Излив свою душу, единорожка снова стала невозмутимо-надменной, размышляя, не слишком ли сильно она разоткровенничалась. Остальные обдумывали полученную информацию, и остаток ужина прошел в молчании.

© Рон