Лунная тень



Пролог.


Глава 1.


Глава 2.


Глава 3.


Глава 4.


Глава 5.


Глава 6.


Глава 7.


Глава 8.


Глава 9.


Глава 10.


Эпилог.


Сразу все главы


Глава 7.


     Карви Вуд скучал. С девяти утра он стоял на пустынном перекрестке Плейн-стрит и Старгейзер-стрит. Редкие пони в праздничных нарядах торопились в сторону Небесной площади, почти не обращая внимания на грустного единорога. Выше по улице над главным входом в замок виднелась смотровая площадка. Издалека было заметно лишь мельтешение мелких фигурок у перил и блеск стекол подзорных труб и биноклей. Его положение скрашивала только Дитзи, каждый час облетавшая все посты с проверкой. В первый раз она принесла ему соломенный тюфяк, чтобы можно было с удобством посидеть, а потом приносила сладкую вату и куски яблочного пирога, раздаваемые на площади.
     В два часа дня откуда-то из переулков показался Тар Фланк, волокущий фермерскую телегу с морковкой. Коротко кивнув Карви, он запыхтел, затаскивая телегу вверх по крутой улице. Достигнув запланированного положения, он повернул повозку боком и устроился в ожидании на крыльце соседнего дома. Следом появился Понифаций, нацепивший на себя седло и широкополую шляпу. Изображая праздного гуляку, он прогулочным шагом подошел к единорогу и вручил большой синий флажок с изображением Солнца — символа Селестии.
     — Вот тебе сигнал. Вона видишь белую метину? — Фаций указал на один из фонарей с большой меловой отметкой.
     — Вижу, — подтвердил Карви.
     — Как карета поравняется с фонарем, размахивай так, будто это пегас тебе тыщу рыжиков несет, а ты боишься, что он мимо пролетит.
     — Понял, — Вуд оглянулся в сторону Тара и поднял флажок, а тот поднял в ответ переднюю ногу, показывая, что все видит.
     — Да пребудет с тобой Луна! — благословил на дело рыжий земнопони и, кивнув напоследок, так же неторопливо направился в сторону телеги.
     Переговорив с Фланком, он скрылся в переулке. Визит приятеля как будто запустил некий механизм внутри Карви. Поминутно оглядываясь на часы, он стал все больше и больше нервничать. Единорог уже не видел вокруг себя праздника, радостных пони, ярких лент и цветов, украшающих дома. Сейчас в его мыслях только одно — выполнить порученное задание. Вот уже скоро должно произойти то, чего он так желал, что было целью его жизни. «Было ли целью? Нет, я и сейчас должен этого хотеть! — в самый неподходящий момент возникли сомнения. — Надо отбросить все посторонние мысли и выполнить свою работу!» Пробило три часа дня. Ворота замка стали медленно открываться, и показался первый ряд пегасов в медных доспехах из почетной стражи.
     — А вот и снова я! — приземлившись, Дитзи протянула ему очередную вкусняшку.
     — Ой, спасибочки, милая! — ответил он подруге.
     — Ты какой-то взволнованный, что-то случилось?
     — Нет, просто королевское шествие — единственное, что я сегодня увижу на празднике, вот я и не хочу ничего пропустить.
     — Отлично, я тогда тут с тобой побуду, — сказала пегасочка, устраиваясь на тюфяке.
     — А тебя не будут ругать?! — воскликнул единорог.
     — Да нет, никто и не заметит.
     Карви запаниковал еще сильнее. «Не хватало только ее втягивать в это дело! — испуганно думал он. — А вдруг она бросится на помощь и взорвется вместе с принцессой? Нет, срочно надо ее спровадить!»
     — Э-э-э… Дитзи, я боюсь, а вдруг все-таки заметят? Будут неприятности, давай лучше не надо!
     — Ты меня гонишь? — шутливо спросила пони-пегас.
     — Нет! Я ценю твою заботу, просто не хочу, чтобы ты из-за меня пострадала, — слова были вполне искренни, хотя он и не уточнил, от чего она могла пострадать.
     — Ну, ладно, наверное, ты прав, — Дитзи вздохнула и полетела дальше по своему маршруту.
     Процессия вышла из замка и постепенно спускалась вниз по улице. В напряженном копыте как приклеенный торчал флажок. Карви стоял на своем посту, а в душе боролись чувство страха и решимости. Впрочем, сейчас они работали сообща: страх лишил его способности двигаться, а решимость призывала не сходить со своего места. Наконец карета достигла указанной отметки, и единорог вначале медленно, а потом все сильнее стал размахивать своим флагом, стараясь придать морде радостное выражение. Принцесса Селестия, встретившись с ним взглядом, улыбнулась и приветливо кивнула. Со стороны Старгейзер-стрит загрохотала спущенная телега, и, словно попав под заклятие ускорения, Вуд почувствовал, как мир вокруг замедляется. Обернувшись, он увидел, как заминированная повозка, подскакивая на брусчатке, медленно катится вниз, метя в остановившуюся, как и планировалось, процессию. Упершись головой в бортик, Тар пытался разогнать телегу как можно быстрее. «Все! — кричал мысленно Карви. — Достаточно! Отходи уже! Почему не отходишь?!» И тут он заметил, как зацепившийся попоной за гвоздь Фланк падает и, барабаня головой по брусчатке, волочится следом. Четверо стражников, среагировав на грохот, бросились навстречу телеге. Запряженные пегасы захлопали крыльями, пытаясь поднять тяжелую карету принцессы в воздух. Неожиданно, Селестия, спрыгнув на землю, прошла несколько шагов вперед, и ее рог окутался фиолетовым мерцанием. На пути телеги возникла полупрозрачная радужная стена, в которую влетели не успевшие затормозить стражники. Прогнувшись под весом грохочущего снаряда, преграда остановила телегу, и в разлившейся тишине Карви увидел полные ужаса глаза Тара. В этот момент грянул взрыв, и деревянные обломки, отразившись от волшебной стены, изрешетили штукатурку и побили окна соседних домов. Столб пламени поднялся выше крыш домов, и над местом теракта возникло грибовидное облако дыма. Со стороны смотровой раздались громкие приветственные вопли ничего не подозревающих зрителей, обрадованных неожиданным салютом. Подброшенное ввысь тело Фланка с глухим чмоком грохнулось на землю. На обгоревшей шкуре алели порезы, и изо рта пошла кровь. Магическая преграда исчезла, и Карви, резко придя в себя, бросился к израненному телу. Следом подбежала принцесса, и ее рог вспыхнул еще ярче прежнего.
     — Ваше величество! — мимо стражников протискивался серый единорог, в котором Карви узнал второго секретаря. — Нельзя прерывать праздник из-за этого инцидента! Вам срочно надо возвращаться в процессию, а то жители начнут взволноваться.
     — Да знаю я, — проворчала Селестия. — Но пару минут они потерпят.
     Небо потемнело, и Карви заметил, как перекресток накрылся куполом, скрывшим происходящее от глаз наблюдателей на смотровой площадке. Принцесса повернулась обратно к телу и, водя носом по шкуре, забормотала: «Так, ребра — переломы. Ноги, три перелома. Сердце, в порядке. Легкие — гематомы. Шея, два перелома, вот это уже серьезно… Но я еще могу его спасти…» Грива и белоснежная шкура аликорна запятнались кровью.
     — Ваше величество! — опять начал секретарь. — Прошу Вас, время…
     Принцесса сердито глянула на мистера Нюсенса, и тот со словами «Молчу-молчу!» стушевался. Ее рог засветился слепящим светом и вокруг тела Тара сформировался матово-синий кокон.
     — Карви, я остановила время внутри оболочки, и с этим беднягой до вечера ничего не случится. — Селестия повернула голову к Вуду, давая задание. — Поручаю тебе проследить, чтобы его доставили в больницу и все приготовили для фиксации переломов.
     — Будет исполнено, — заверил Карви, заворожено ловя ее взгляд.
     Оказавшись почти вплотную к принцессе, он хотел сохранить в памяти каждую деталь ее идеальной мордочки. В фиалковых глазах застыли печаль и сострадание, а измазанный кровью носик слегка трепетал при каждом вдохе.
     — Вы вся в крови, — внезапно прошептал он.
     — Да, мне надо привести себя в порядок, — ответила она и громким голосом отдала приказ: — Всем построиться, продолжать движение сразу, как я вернусь!
     Селестия исчезла, и воздух схлопнулся в том месте, где она только что стояла. Почетная стража побежала занимать свои места в построении.
     — Еще вызови пожарных, чтобы проверили, не затлела ли где крыша, — добавил поручений второй секретарь. — Передай, чтобы тут как можно быстрее все прибрали. И еще, не распространяйся о подробностях этого несчастного случая, не порть пони праздник.
     Мистер Нюсенс пошел занимать свое место в свите, а у Карви отлегло от сердца. «Несчастный случай! Они ни о чем не догадываются! — думал он. — Значит, мы сможем повторить попытку!» При этой мысли он вдруг понял, что повторять покушение совершенно не хочется. Он даже не испытывал сожалений о неудаче. Тара Фланка было жаль, но Вуд и видел-то его всего несколько раз и не принимал трагедию слишком близко к сердцу. А реакция принцессы — ее жалость и забота о постороннем пони просто поражали. Разве можно совершенно без подготовки сыграть эти чувства? Да и перед кем их играть, если этот случай все равно будет сохранен в тайне?
     Через несколько минут, появившись в карете, принцесса Селестия отдала приказ об отправлении. Магический купол растаял, и Карви наконец достал свисток, чтобы вызвать пожарную бригаду и медицинскую помощь.
     

***

     Синий кокон лежал на операционном столе. Вокруг суетились медсестры, раскладывая инструменты и мотки прогипсованной марли. Доктор Соджен, оторванный от праздничного стола, жевал листья мяты, чтобы отбить запах сидра и прояснить голову, и выспрашивал у Карви Вуда подробности. Соджен был единорогом темно-коричневого цвета с кьютимаркой в виде забинтованной кости. Его интересовало, как выглядел пациент, и что говорила Селестия во время осмотра. Немного подумав, он приказал приготовить так же шейный фиксатор и мазь для ожогов.
     — Мистер Вуд, — почтительно обратилась одна из медсестер. — Простите, там Вас разыскивает одна сумасшедшая.
     — Сумасшедшая? — удивился он.
     — Ну, она себя так ведет, — покивала пони. — Поторопитесь, пожалуйста, пока она там все не разнесла.
     Спустившись в приемное отделение, он увидел в регистратуре Дитзи, грозно нависшую над съежившейся от страха медсестрой. Обернувшись на звук его шагов, с криком: «Карви!!!» — она бросилась навстречу. Заключив любимого в объятья, она уткнулась головой в его шею и разрыдалась. Когда поток слез ослаб, пегасочку прорвало: «Я прилетела, а там дым, все в копоти, и стекла побиты, и пожарные ходят, а мне говорят, что ты в больнице, а я там чуть с ума не сошла, а с тобой все в порядке?»
     — Тише, милая, я в полном порядке, — начал утешать он подругу. — Взорвалась тележка с салютами, и пострадал перевозивший ее пони. А принцесса Селестия поручила мне проследить, чтобы ему оказали помощь.
     — Ты так меня напугал!
     — Не волнуйся, со мной все хорошо. Передай начальнику, что я здесь по приказу принцессы буду до вечера.
     — Хорошо, прости, что я так себя вела.
     — Ничего, ты просто переживала за меня. Я тебя люблю!
     — Я тоже тебя люблю! — ответила Дитзи, окончательно успокоившись.
     Пегасочка пошла к выходу, а единорог вернулся в кабинет доктора. Соджен уже распорядился приготовить чаю и, в ожидании Селестии, делился с мистером Вудом своими размышлениями.
     — Это уникальный случай в моей практике, — доктор рассуждал о предстоящей операции, как о чем-то весьма увлекательном. — С такими травмами клиническая смерть наступает в течение нескольких минут. Ему невероятно повезло, что рядом оказалась принцесса Селестия. Если он выживет, я обязательно напишу статью в «Боринг Медикалс»!
     — А Вы сможете его вылечить? — спросил Карви.
     — Я — нет. На этот раз, я буду лишь скромным ассистентом Селестии. Пройдет несколько дней интенсивного сращивания тканей, прежде чем мы с коллегами сможем ее сменить. А окончательно магическую подпитку можно будет снять недели через две.
     — Принцесса будет с ним несколько дней?! — удивился он.
     — Да, без сна и перерыва, — уточнил доктор.
     — Разве такое возможно?
     — Восемь лет назад, когда я был еще младшим ассистентом, был случай, когда доставили жеребенка с пробитым сердцем. Упал с дерева и напоролся на ветку. Так вот, тогда она провела с пациентом три дня. Не оставляла ни на минуту, даже на поднятие солнца его носили следом на носилках.
     — Поднятие солнца? — данный аспект вызвал у Карви живейший интерес.
     — Ну да, Вы разве ни разу не видели церемонии? С этого праздник летнего солнца всегда начинается.
     — Нет, я только недавно в Кантерлот переехал.
     — Понятно, но те разы она, конечно, не делала церемониального взлета, а просто выходила на балкон и что-то колдовала. На третий день она отвлеклась и… — доктор осекся, помотал головой и усмехнулся. — Язык мой без костей.
     — Ну, и что тогда было? — заинтригованно спросил Вуд.
     — Она просила нас не рассказывать об этом.
     — Ну, Вы уже разожгли мое любопытство, так что лучше уж Вы расскажите, чем я буду ходить и выспрашивать.
     — Ну, ладно. Только никому! — предупредил бурый единорог, и Карви покивал головой. — Она слишком сосредоточилась на лечении и опоздала на шесть минут. Тогда еще смотритель времени из дворца примчался в панике, дескать, все мироздание обрушится. Они еще вместе высчитывали что-то, я так понял, чтобы Солнце прошло по небосводу быстрее и село в срок.
     За болтовней под чай с плюшками время пролетело быстро, когда в кабинет вбежала возбужденная медсестра и громко прошептала «Прибыли!», Карви осознал, что уже поздний вечер. Выйдя из кабинета, они поклонились принцессе, и Селестия, поблагодарив Карви за службу, отпустила его с дежурства. Он еще немного посмотрел, как медсестры заматывают гриву и хвост принцессы марлевыми повязками, и, когда она скрылась за дверью операционной, отправился домой.
     

***

     Карви Вуд шел по Рыночной улице в свою каморку, предвкушая уже, как растянется на соломенном тюфяке и отдохнет после дневных событий и треволнений. «Псст!» — раздалось из подворотни, и единорог заметил прячущегося в тени Понифация.
     — Приятель, Профессор срочно требует собраться, — прошептал земнопони. — Я тут тебя весь вечер караулю.
     — Хорошо, — ответил Карви. — Только темно же, мы там ног не переломаем?
     — Нет, собираемся не в штабе, а у фонтана Луны.
     «Какой еще фонтан Луны?» — удивленно подумал было он, но сразу вспомнил, что Фаций, скорее всего, имеет в виду фонтан Кэрол. Развернувшись в обратною сторону, единорог пошел за другом вверх по улице. Пробежав по освещенным редкими фонарями аллеям, они добрались до фонтана. Удивительно, но даже в лунном свете на его струях мерцала бледная радуга. Едва различимые в темноте у каменного бортика сидели два пони. Их разговор заглушался шумом падающей воды.
     — …в несколько раз сильнее! — подойдя почти вплотную, Вуд расслышал тихий голос Смарт Алика. — Это было магическое воздействие!
     — Ах, вот и вы, — прошептал Профессор. — Карви, расскажи в подробностях все, что там происходило.
     Он сосредоточился на воспоминаниях, и пересказал события этого дня. Хотя единорог осторожно подбирал слова, ему с трудом удалось скрыть свое восхищение поступками принцессы. Один раз он, забывшись, называл ее по имени, вместо того, чтобы применить эпитет типа «Гадюка» или «Белая Бестия».
     — Так, значит, этот недотепа Тар теперь под ее колпаком! — резюмировал глава. — Стоит ему очнуться, Гадюка моментально расколет.
     — Говорю же, она была готова к чему-то подобному, — осторожно продолжил Умник. — Тар ей тоже карты попутал.
     — Что ты имеешь в виду? — удивился Профессор.
     — Она была готова предотвратить взрыв, — ответил Алик. — Думаю, она хотела накрыть бомбу сферой, но, увидев Фланка, изменила форму своего поля. Внутри сферы все бы превратилось в пыль, а так взрыв был лишь ослаблен в несколько раз, и основной удар отразился вверх. Она спасла ему жизнь.
     — Значит, если бы Фланка не потащило следом за бомбой, то его бы сразу схватили и уже допросили бы. Но откуда ей было знать? — задумался Проф. — Или у нас завелся предатель?
     — Да не в жизть не поверю, чтобы средь нас был стукач! — возмутился Понифаций.
     — Среди нас — нет, — успокоил его глава. — Предатель не смог бы скрыть своих секретов от принцессы Луны во время благословения. Это кто-то из новичков.
     — Точно, Гадюка вряд ли знала точно, где и когда будет взрыв, — высказал свое мнение Умник. — Она постоянно держала заклятие наготове.
     — В любом случае, у нас в запасе всего два или три дня, пока не очнется Тар Фланк, — заключил Профессор. — Какие будут идеи?
     — Можно сделать очень мощную бомбу, такую, чтобы выжгла все в диаметре нескольких сот метров, — предложил Алик. — Если ее взорвать в каком-нибудь уединенном месте, где будет Белая Бестия, она не сможет обезвредить такой заряд. Такую бомбу не обязательно даже взрывать рядом с ней, просто она должна быть в зоне поражения.
     — А как сбацать такую бомбу? — заинтересовался Фаций. — Где ты стыришь такую кучу пороха?
     — Много пороха не потребуется. Нужна звездная пыль.
     — Ха! — хмыкнул рыжий земнопони. — Да энтож разве взрывается? Энотож тока красивый салют забабашет.
     — Фаций, в фейерверки добавляют маленькую щепотку пыли, от чего звездные салюты становятся такими необычайно эффектными. А для бомбы мы смешаем пыль и порох в соотношении один к одному. Рванет, как сто тонн пороха.
     — Хмм… и много пыли потребуется? — осведомился Проф.
     — Пять килограмм, — веско произнес Умник.
     — Нереально, — покачал головой глава. — Обойди все магазины Кантерлота, соберешь грамм тридцать.
     — Э-э-э… — нерешительно начал Карви. Хотя он уже сомневался в том, что «Лунная тень» преследует благие цели, но тут уже было ясно, что с уходящего дилижанса спрыгнуть не удастся. Либо они уничтожат Селестию, либо она их переловит.
     — Да, говори, — подбодрил его Профессор. — Сейчас нам нужны любые идеи.
     — Я встретил недавно одну пони, которая знает, где раздобыть много звездной пыли, — смущенно выдавил единорог.
     — Энтож кто такой? — удивился Фаций.
     — Когда мы с тобой встречались в кабаке, там была единорожка, у которой была карта логова большой медведицы.
     — Не, ты шутишь! — недоверчиво ответил приятель. — Скажи, что шутишь! Я слышал об этой чокнутой, ты что, предлагаешь сунуться туда, куда сдрейфил сунуться даже Одноглазый?
     — Фаций, я не знаю, насколько там опасно, — сказал Вуд настолько убедительно, насколько мог. — Но это все не ради денег или славы, или еще чего, это ради принцессы Луны!
     — Да, приятель, вот когда ты прав, тогда уж точно — прав, — преисполнился решимостью земнопони. — Только где ее искать будем?
     — Завтра днем в обеденный перерыв пойдем в королевскую школу, она там учится. А на работе я возьму отгул на вторник.
     — Оки, тогда забьем стрелку. Завтра жду у канцелярии с обеда.
     — Мы со Смарт Аликом будем разрабатывать план и готовиться ко второй попытке, — подвел резюме встречи глава «Лунной тени». — Друзья, Луна надеется на вас.
     — Сделаем все, что в наших силах, — заверил Профессора единорог.
     — Не подведем! — отозвался Понифаций.
     Стукнувшись на прощание копытами с камрадами, Карви Вуд поскакал домой, надеясь еще успеть выспаться перед работой. Глава проводил его задумчивым взглядом. В суждениях Луны он не сомневался, если бы Вуд был предателем, то не пережил бы ее благословения, но что-то в его поведении смущало. Не было искры в глазах, пропала прежняя уверенность. «Не подкинул бы этот сопляк сюрпризов в последний момент», — подумал Проф.

© Рон