Лунная тень



Пролог.


Глава 1.


Глава 2.


Глава 3.


Глава 4.


Глава 5.


Глава 6.


Глава 7.


Глава 8.


Глава 9.


Глава 10.


Эпилог.


Сразу все главы


Глава 4.


     Солнце едва успело подняться над горизонтом, как громкий стук разбудил мистера Вуда. Зевая спросонья, он отпер дверь, и в каморку вошла толстая пожилая земнопони. Ее темно-розовая шкура и грива пестрели седыми волосками, а от строгого платья с накрахмаленным воротничком веяло запахом лавандового масла.
     — Мистер Вуд, Вы, случайно, ни о чем не забыли? — строго поинтересовалась пожилая дама. — Может Вы решили подыскать себе другое жилье?
     — Прошу прощения, миссис Оун, — виновато ответил Карви. — Я вчера так замотался…
     — Ну что за молодежь пошла, шалопайствуют дни напролет, нет бы делом заняться, — сокрушенным тоном продолжила пони. — У меня правила строгие, среда — расчетный день. Либо плати, либо выметайся!
     — Простите, этого больше не повториться!
     — Ну, так Вы сумели разжиться деньгами, или будете опять своими халтурками откупаться? — насмешливо спросила хозяйка. — Вот уж давно бы Вас выставила, если б дочке так Ваши игрушки не нравились.
     — Я, вообще-то, не шалопайствую, — в глубине души единорога шевельнулась нотка протеста. — Я, вообще-то, государственный служащий Ее Величества!
     Карви достал свой значок и помахал перед носом миссис Оун.
     — А мои «халтурки» раскупают в магазинчике Салли по 20 монет за штуку!
     — Ах ты, батюшки! — хозяйка сразу сменила тональность. — Да неужто в самоём замке работаете? А я всегда говорила, что такой серьезный молодой пони далеко пойдет!
     Заплатив за жилье, он сбегал к колодцу за водой, умылся и пригладил гриву. В такую рань улица была пуста, фермеры еще только выезжали с товаром со своих хозяйств, а в одинокой тележке с капустой, стоящей ниже по улице, спал рыжебокий земнопони, укрыв морду соломенной шляпой. Карви вернулся в дом и открыл ящик с деревянными заготовками. Разгребя деревяшки, с самого низа он достал тщательно упакованный сверток и перенес его на верстак. Развернув слои мешковины, затаив дыхание, единорог обнажил маленький, не больше копыта, обрубок махагони. Зажав заготовку в тисках, он коснулся ее ножом и испуганно отдернулся. Нож вошел в дерево, как в масло, оставив маленький ровный надрез. Проведя пару раз ножом по краю, Карви приноровился к структуре дерева и наметил контуры рисунка. Работать с красным деревом было невероятно легко и приятно. Твердая на ощупь древесина надрезалась легкими нажатиями, оставляя такие ровные срезы, что их даже не требовалось полировать. Постепенно на заготовке стало проступать выпуклое изображение летящего пегаса. Окружив фигуру орнаментом, он добавил снизу инициалы «Д.Д.», прошелся по получившейся броши мелкой шкуркой и покрыл ее прозрачным лаком.
     Часы пробили восемь утра и Карви Вуд, оставив брошку сохнуть, стал собираться на работу. Проскакав бодрой рысцой до «Мыльного бочка», он вошел, поинтересовался у пони за стойкой, не занята ли Ракуна, и, получив положительный ответ, проскользнул сквозь шторку задней комнаты.
     Синяя земнопони сидела у окна. В лучах солнца ее шкура переливалась голубыми блестками, а воздушная грива как будто светилась своим собственным внутренним сиянием. В этот момент она казалась волшебной принцессой, явившейся из сказки. Увидев единорога, она встала, и наваждение спало. Сказка превратилась в обычную земную пони, хотя и очень красивую.
     — Здравствуй, Карви! — Ракуна подошла к нему и куснула за ушко. — Ты как всегда неразговорчив?
     — Доброе утро, мне надо кое-что сказать, — ответил он.
     — Давай, только гриву подставь, чтобы время не терять.
     — Ты очень красивая и невероятно хорошая кобылка, — начал Вуд и замолчал, пытаясь подобрать слова.
     — Хорошее начало, — польщено заметила земнопони, приступая к расчесыванию и укладке. — Продолжай.
     — У меня уже есть кобылка, и я ее люблю, — Карви решил сразу перейти к сути.
     — А вот это ты уже зря, — огорчилась Ракуна. — Но с другой стороны, кобылка была да сплыла, а я пони терпеливая. Если выдастся свободный вечерок, ну там, поссоритесь или еще чего, заходи. Вниз по улице вторая дверь с розой. Утешу, пожалею, составлю компанию.
     — Э-э-э… Спасибо, — с облегчением проговорил он, не ожидая, что разговор пройдет так легко. С души как будто свалился камень.
     — Не за что, красавчик, — ответила она и, проделав еще несколько манипуляций с гривой, закончила работу.
     — Ну, я пойду?
     — Угу, только про кусь не забывай, — Куна наклонила голову, подставляя ушко.
     Смущенно фыркнув, единорог выполнил ее пожелание и, выйдя наружу, пошел в канцелярию.
     

***

     Дитзи нигде не было, и Карви Вуд сразу прошел на свое рабочее место. Мистер Фрай был занят проверкой приглашений. Он брал конверт из одной кучи, сверял имя в приглашении с именем на конверте и в списке, и укладывал его в картонную коробку.
     — Доброе утро, Карви, еще сорок шесть, и мы, наконец, сможем отдать это в почтовый отдел, — обратился он к вошедшему единорогу.
     — Доброе утро, мистер Фрай, — ответил Карви. — Я уже приступаю.
     — После обеда состоится общее совещание по празднику «Проводов Лета». Тебе, как новичку, будет интересно.
     Кивнув, единорог занял рабочее место и придвинул принадлежности для письма. Быстро покончив с оставшимися письмами, он стал помогать начальнику в перепроверке, и к обеду коробка была полностью укомплектована. «Можешь пообедать, только не опаздывай, в два ровно все собираются в холле», — сказал зеленый пегас и, забросив коробку на спину, вышел из кабинета.
     Спустившись в холл, Карви решил подождать, не появится ли его подружка, и прошелся вдоль картин. Задержавшись около портрета Кэрол, он вспомнил про памятник на радужном фонтане. Вырезанная им недавно статуэтка фигурой и чертами мордочки походила на поэтессу. «Получается, что вместо принцессы Луны я вырезал фигуру крылатой Кэрол, — подумал он. — Хотя, даже если Профессор солгал, они должно быть похожи. Скорей бы уж следующая встреча». За последние дни у него накопилось много вопросов к главе «Лунной тени».
     В распахнувшуюся дверь вбежала запыхавшаяся Дитзи и плавным прыжком перелетела через всю комнату прямо к своему приятелю.
     — Я так боялась, что ты уйдешь, так спешила, — затараторила она, чуть отдышавшись. — Пойдем в кафе?
     — Приветик, милая, куда же я без тебя, — успокоил ее Карви. — Много дел?
     — Да, тут с утра выяснилось, что на «Проводы Лета», забыли пригласить одну шишку из Мейнхеттена, и меня тут же подрядили на это дело.
     — Ты летала в Мейнхеттен? — обалдел Вуд.
     — Ага.
     — Туда и обратно за четыре часа?
     — Да, еще пришлось там его поискать, но я просто очень торопилась!
     — Так ты летаешь быстрее Вандерболтов!
     — Не преувеличивай, — Дитзи польщено улыбнулась, хотя приятель был не так уж и далек от истины.
     Кафе располагалось в самом начале Фаир-стрит сразу за воротами замка. На крыше домика находилась летняя веранда, где под матерчатыми зонтиками стояли белые круглые столики из полированной липы. С западной стороны на отгороженную резной калиткой и низким штакетником крышу можно было войти прямо с улицы. Вход в основное помещение был в нескольких шагах вниз по Фаир-стрит. Заняв столик, пони сделали заказ. «Мне пять яблок и пирожное», — выбрал Карви. «А мне, как обычно», — сказала Дитзи, даже не глянув в меню.
     — Дитзи, ты знаешь, что за собрание будет сегодня? — спросил единорог.
     — Да, — она махнула копытом. — Ничего особенного. Будет речь о том, что мы все на службе и поэтому будем отрабатывать.
     — Как — отрабатывать?
     — Ну, дежурить, чтобы все прошло гладко на празднике.
     — Мы что, будем работать в Воскресенье?! — возмутился такой постановкой вопроса Вуд.
     — Ага, таковы правила. Будешь весь день торчать на какой-нибудь глухой улочке и гонять голубей.
     — Зачем — на глухой? А нельзя торчать где-нибудь на Небесной площади, например?
     — Разбежался, тебе, как новичку, дадут самый тихий во всех смыслах участок.
     — А ты что будешь делать?
     — Я же курьер, буду облетать посты и спрашивать, всё ли в порядке, — улыбнулась пегасочка.
     — Значит, я пропущу весь праздник? — огорчился единорог. — Я еще ни разу не был на праздниках в Кантерлоте.
     — Не грусти, я тебе принесу что-нибудь вкусного, а салют ты все равно увидишь с любого места.
     Официант принес яблоки с пирожным и три больших воздушных маффина.
     — Ты бы знал, как я люблю маффины, — сменила тему Дитзи, с наслаждением вдыхая аромат выпечки. — Здесь пекут самые вкусные маффины в Кантерлоте. Лучше этих я пробовала только дома в Сахарном Уголке.
     — Э-э-э… дома? — недопонял Карви.
     — Да, мы же переехали сюда из Понивиля, у нас там остался домик, — тут у пегасочки возникла идея: — А давай вдвоем слетаем в Понивиль! Я тебе покажу свои любимые места. Остановимся в домике, там как раз никого не будет!
     — Отличная мысль, только когда?
     — Да в Субботу. У нас все будут к празднику готовиться, а мы все равно работаем, наряды наглаживать не надо.
     — Значит, выходной проведем на природе, — в душе единорога зазвенела ностальгическая струнка. — Договорились!
     Перекусив, пони оставили на столике несколько монет и вернулись в замок. В холле уже начали собираться служащие. Мистер Фрай с незнакомой сиреневой земнопони разворачивали на стойке большую карту города. В дальнем углу на диване развалился мистер Следж, жующий вместо травинки длинный медный гвоздь. Постепенно комната заполнилась, и часы пробили два часа дня. С последним ударом в холл вошел мистер Бигвик. Окинув сотрудников взглядом, он начал свою речь.
     — Дамы и Джентельпони, служба Ее Величеству налагает на нас серьезные обязательства. В то время как обычные пони будут праздновать и веселиться, нам, как никогда, надо проявлять бдительность и стоять на страже всеобщего благополучия…
     Хотя у многих было скучающее выражение морды, а некоторые даже стали тайком позевывать, Карви слушал с интересом. Речь была очень вдохновляющей, и Вуд даже перестал огорчаться по поводу предстоящей отработки. Придав заряд патриотизма, Петти Бигвик предоставил слово мисс Прейсижн — сиреневой земнопони. Она, тыкая указкой в карту, стала поминутно описывать ход предстоящего мероприятия. Основная масса пони должна будет собраться либо на смотровой, либо на Небесной площади, откуда открывается самый лучший вид. Когда речь пошла о королевском шествии, Карви напрягся и навострил уши. Процессия, выйдя из замка, шла по Плейн-стрит. Примерно посередине, где ее пересекала Старгейзер-стрит, ведущая к пику с обсерваторией, движение на минуту останавливалось для перестроения. Плейн-стрит в этом месте расширялась, и несколько пегасов из хвоста процессии должны были перейти в первый ряд, заняв всю ширину улицы. Когда весь план был подробно изложен, земнопони перешла к распределению постов. Втыкая в карту флажки с номерами, она называла фамилии сотрудников. Как и предсказывала Дитзи, единорогу досталось самое скучное место на перекрестке со Старгейзер-стрит. С одной стороны, улица была далеко от площади, а с другой, в этом месте она еще не достаточно поднималась вверх, чтобы хоть что-то можно было разглядеть поверх крыш.
     — И помните, заблудившихся гостей направляйте к Небесной площади, — завершила инструктаж мисс Прейсижн. – Если, вдруг, какой зазевавшийся фермер перегородит улицу телегой — уводите его в переулки. На случай непредвиденных ситуаций Вам выдадут свистки. Пожарные бригады — двойной свист, медпомощь — тройной.
     — Как обычно, на следующей неделе вы можете на любой день взять отгул, — объявил под конец мистер Бигвик. — Благодарю за внимание, собрание окончено.
     «Вечером в холле?» — шепнула Дитзи, и Карви коротко кивнул, направляясь в сторону своего кабинета. Начальник поручил ему переписывать набело какой-то канцелярский реестр, испещренный подчистками и исправлениями.
     

***

     Два пони медленно шли по саду. Их хвосты были закинуты на спины друг друга, а мордочки касались скользящими движениями при каждом шаге. Карви в полголоса рассказывал о своем детстве, как его дразнили в школе из-за гривы. Дитзи делилась переживаниями времен школы для особенных жеребят. Постепенно они дошли до фонтана и устроились на куче веток, оставленной садовником после подстрижки кустов. Любуясь радугой, они несколько минут просидели в молчании. Карви повернулся к своей спутнице и, обняв за шею, потянулся к ушку. Прикусив кончик зубами, он несколько раз провел по нему языком. Дитзи взволнованно фыркнула и закрыла глаза. Отпустив ушко, единорог провел несколько раз подбородком по ее гриве. Не заметив, как напряглась подруга, он попытался нежно куснуть ее шейку. Резким прыжком пегасочка отпрыгнула в сторону.
     — Дитзи, что… — испуганно начал говорить Карви.
     — Прости, понимаешь, я еще не готова, — нервно зачастила Дитзи. — Я… у меня еще никогда не было…
     — Успокойся, объясни толком, — он встал и попытался подойти к подруге, но она взлетела на несколько метров, не подпуская к себе приятеля.
     — Ты первый, с кем я встречаюсь, и я… — пегасочка помотала головой, не в силах подобрать слова. — Мне пора домой, до завтра!
     — Подожди, ты же не можешь просто вот так… — крикнул ей вслед Карви, но Дитзи уже набрала высоту и скрылась из вида.
     «Что это с ней? Чего она так испугалась? — озадаченно думал единорог. — Все-таки кобылки — странные создания, совсем не как жеребцы». Несколько минут он перебирал в уме детали свидания, пытаясь понять, в чем же ошибка. Что он не так сделал или сказал? «Неужели, из-за покусывания шейки? Но ведь это естественное развитие отношений, язычком по ушку — мордочкой по гриве… До этого она ни разу не намекала, что ей что-то не нравится… — метались взволнованные мысли. — Что делать? Как завтра себя вести? Фаций — вот кто посоветует!» И Карви побежал в сторону «Пряного яблока».
     На подходе к кабачку он встретил вчерашнюю синюю единорожку и машинально поздоровался. Она окинула его оценивающим взглядом и, хмыкнув, покачала головой. Карви вошел внутрь и пробрался в заднюю часть заведения в поисках друга. Понифаций сидел на своем обычном месте и беседовал о чем-то с Тар Фланком, прихлебывая из кружки.
     — О, приятель! — закричал он при виде единорога. — Я тебя искать собрался, ты со своими контактами совсем дома не бываешь.
     — Здравствуй, Фаций, привет, Тар, — Карви по очереди стукнулся с ними копытами. — Какие новости?
     — Завтра у нас пикник, — подмигнул ему рыжий земнопони. — На вечер ничего не планируй.
     — А где встречаемся?
     — Ты там еще не бывал, жди дома, я за тобой зайду, — оглядевшись кругом, Фаций в полголоса продолжил: — Проф собирается устроить салют на празднике. Тар достал пиротехнику. Завтра перетрем детали.
     — Какой салют… — недопонял поначалу единорог. Когда до него дошло, что имел в виду приятель, он выдал нечто вроде приглушенного «Аааэээй».
     — Во-во! — подтвердил Тар.
     — Хорошо, — Карви собрался с мыслями. — Сегодня я выяснил поминутный план праздника, могу записать, как будет передвигаться э-э-э… Гадюка.
     Единорог внутренне передернулся. Почему, когда он назвал «Гадюкой» принцессу Селестию, в душе поднялась такая волна протеста и негодования? Стараясь не думать на эту тему, Карви достал блокнот с карандашом, записал все раздобытые сведения и передал его Понифацию.
     — Сталбыть, сторожишь Старгейзер-стрит? — Обрадовался рыжий земнопони. — Это клёво, сегодня передам Умнику.
     — Ну, я пойду, — сказал Тар Фланк. — Мне на склад в ночную смену.
     — Угу, покеда, — дозволил Фаций, помахав копытом.
     — До завтра, — кивнул Карви.
     — У тебя проблемы, — сообщил приятель, когда Тар ушел. — Как увидел, сразу понял.
     — Да, я хотел посоветоваться, — подтвердил его догадку Карви.
     — Оки, тока надо подзаправиться, — сказал Понифаций и взревел на весь кабак: — Вейтрис! Тут два пони помирают от жажды!
     — Чего изволите? — задала профессиональный вопрос подошедшая официантка.
     — Мне четыре сидра, — ответил ей земнопони. — А этому — соленку.
     — Нет, мне тоже сидр, — решительно заявил Карви и тут же уточнил заказ: — Два!
     — Во как, и поживей, — Фаций шутливо шлепнул Вейтрис по крупу. — Крутые жеребцы хотят пить!
     Она захихикала и, махнув хвостом по морде земнопони, сбегала за заказом.
     — Да ты растешь над собой, — заметил Фаций. — Могёт, скоро и «Эпплджек» будешь стаканами опрокидывать.
     — Э-э-э… не знаю, — неуверенно отвечал единорог, принюхиваясь к содержимому кружки.
     — Дружище, вообще-то это пьют, — намекнул ему друг, и опрокинул в себя первую кружку. — Во, примерно, так.
     Немного пригубив, Карви рассказал приятелю о странном поведении подруги. Задав несколько уточняющих вопросов, земнопони заржал.
     — Ну ты комик, а я же тебе говорил! — отсмеявшись, он изволил уточнить: — Походу, она решила, что ты ее прям там собрался покрыть.
     — Но ведь я… — начал оправдываться единорог.
     — Твоя фифа, походу, совсем девочка, — ухмыльнулся Фаций. — К таким особый подход треба. А не как ты — за шею цапать.
     — Так что теперь делать то?
     — Да ничего. Небось, она сама ща вся на измене, завтра будет как шелковая. Ну, а ежели и нет, пару дней обожди и веди себя, как ничего и не было, — Фаций склонился к приятелю и просипел: — А может, ну ее?
     — Как это, ну ее? — Карви машинально допил кружку и придвинул вторую.
     — Ну тебя такая кобылка ждет, умница, красавица, а ты за какой-то фифой бегаешь.
     Первая в жизни кружка сидра, да еще натощак, уже пустила пьяные щупальца в голову Вуда. Перед глазами возникла Ракуна с сияющей гривой, и он помотал головой, разгоняя дурман.
     — Нет, я ее люблю, — решительно заявил единорог.
     — Ну, как знаешь, — не стал спорить друг. — Пойду-ка я уже, заскочу к Умнику. Про завтра не забывай!
     Допив все до конца, Фаций стал бодро пробираться к выходу, оставив Карви размышлять над своей кружкой. Прихлебывая сидр, Вуд все глубже погружался в пучину сомнений и неуверенности. Дитзи представлялась то нежной и ранимой малышкой, то бессердечной пони, просто посмеявшейся над ним, а на краю сознания все время мелькала Куна, призывно улыбаясь и маня к себе копытом. Очнувшись от размышлений, Карви обнаружил, что уже несколько раз пытался отпить из пустой кружки, и решил пойти домой. Осторожно пробираясь между столами, внезапно обретшими свойство раздваиваться, он вышел на улицу и попал под мелкий моросящий дождик. «Пегасам, конечно, виднее, но зачем устраивать дождь в конце лета, да еще и над городом? — возмутился про себя единорог. — Решительно не понимаю!» Вода слегка освежила голову, и вещи перестали раздваиваться. Натянув капюшон, он попытался вспомнить дорогу домой. Пока он думал, ноги приняли самостоятельное решение и направились вверх по улице. Проходя мимо «Мыльного бочка» он остановился, и в голове всплыл утренний разговор. «Где-то тут дверь с розой, — подумал Карви, оглядываясь. — Нет, я же не буду заходить, просто интересно…» В вечерних сумерках хлопнула дверь, и под фонарем ниже по улице мелькнул крылатый силуэт. Пройдя десяток шагов вниз, он остановился у искомой двери. Подняв копыто, Вуд нерешительно стукнул и, испугавшись своего поступка, попятился. «Да, ты что-то забыла?» — проворчала Ракуна, открывая дверь, не поняв поначалу, кто перед ней стоит. При виде единорога она воскликнула:
     — Ой, красавчик! Я была уверена, что ты появишься, но не думала, что так быстро!
     — Я… тут просто мимо проходил… — забормотал Карви.
     — Ага, ага, — покивала синяя пони, — проходил и решил зайти?
     — Нет, я просто… ну, привет сказать…
     — Значит, просто «привет»? Знаешь, ты такой миленький, — фыркнула Куна. — Придется все самой делать.
     Озорно сверкнув глазами, она выскочила на улицу и, упершись головой в бок единорога, затолкала его в дом. Карви что-то нерешительно возражал, но особо не сопротивлялся, когда земнопони захлопнула дверь и загремела засовом.

© Рон