Лунная тень



Пролог.


Глава 1.


Глава 2.


Глава 3.


Глава 4.


Глава 5.


Глава 6.


Глава 7.


Глава 8.


Глава 9.


Глава 10.


Эпилог.


Сразу все главы


Глава 2.


     Карви Вуд шел по Фаир-стрит в сторону замка. Эта улица была, пожалуй, самой крутой улицей во всем городе и представляла собой гигантскую лестницу. В горном городе были и другие наклонные улицы, но только на этой, просто пройдя вдоль дома, можно было попасть сразу на третий этаж. До собеседования было еще три часа, но Карви решил подготовиться, чтобы произвести наилучшее впечатление. Где-то тут была баня, которую очень нахваливал Понифаций. Заметив, наконец, вывеску «Мыльный бочек», он толкнул дверь и вошел внутрь.
     — Местов нет, мистер, заходите через час, — грубовато сказала бойкая рыжая земнопони, сидящая за стойкой.
     — Но… мне надо… Понифаций сказал… – заикаясь, начал Карви.
     — Ах, так ты друг этого пройдохи, — хихикнула пони и прокричала в сторону занавеси, — Ракуна, тут приятель Фация заявился, примешь?
     — Конечно, пусть заходит!
     Пройдя сквозь занавесь, он очутился в небольшом отделанным белой плиткой помещении. Большие окна заливали комнату ярким светом восходящего солнца. Синяя земнопони с голубой гривой, приветливо махнув копытом, указала на помост и сказала: «Раздевайся, ложись. Сейчас заблестишь, как новенький!» Карви снял плащ, и Ракуна восхищенно воскликнула: «Клевый прикид! Красишься?» Карви смущенно покачал головой. «Прикольно, кобылки, небось, с ума по тебе сходят!» — добавила она, окончательно засмущав единорога.
     Карви улегся на помост, и земнопони приступила к чистке. Обдав его ведром теплой воды, она медленными движениями втерла в его шкуру пахучий яблочный шампунь, разминая мышцы ног и спины, потом смыла остатки шампуня и прошлась по шкуре металлическим скребком. Взяв суконное полотенце, Ракуна насухо растерла шерсть и достала щетку. Работая, она мурлыкала веселый мотивчик, в котором Карви, к своему удивлению, узнал мелодию «Быстроногого кролика» — песенку о том, как кролик быстро делал с кобылками некие дела и убегал до прихода жаждущих мести мужей. «Разве девушки могут знать такие неприличные песенки?» — ужасался он про себя. Вычесав гриву, синяя пони внимательно осмотрела выпавшие волоски и, цокнув языком, произнесла: «Не соврал, надо же! Корни тоже красные!» Взяв бархатную варежку, она прошлась по его шкуре косыми движениями и, чередуя наклоны вправо и влево, расчесала шкуру классическим «ромбиком». Обрезав шерсть вокруг копыт, Ракуна отполировала их до блеска и напоследок прошлась полиролью по его рогу.
     — Ну вот, красавчик, всем доволен?
     — Да, спасибо, вы — просто великолепная банщица, — ответил Карви, поднеся копыто к глазам и увидев в нем свое отражение. — Сколько с меня?
     — Тебе, как другу Фация — две монетки, — подмигнув, синяя пони понизила голос, — может, хочешь еще чего-нибудь?
     Карви помотал головой, достал деньги и расплатился.
     — На свиданку, значит идешь, — разочарованно протянула пони.
     Увидев, что единорог начал натягивать на себя плащ, она в ужасе воскликнула:
     — Ты что, собрался идти в этом старом грязном шмотье?
     — А у меня другого нет, — растерянно ответил Карви.
     — Вот что, плащ я постираю, заберешь завтра. Купи себе седло и шляпу, твоя кобылка сомлеет моментально! Тут в соседнем доме магазинчик с вывеской «У стиляги», там скажешь, что от меня.
     — Но я не на свидание иду. Мне во дворец надо.
     — Значит, у меня еще есть шансы, — хихикнула Ракуна. — Все равно, тебе надо что-нибудь поприличнее.
     — Спасибо, я… мне уже пора… — подхватив сумки, Карви выскочил в прихожую и, сказав пони за стойкой: «До свидания», — вышел на улицу.
     К его облегчению, на улице никого не было. Вуд огляделся и, заметив вывеску магазина одежды, рысцой перебежал улицу.
     — Чего изволите, мистер? — на звук колокольчика из задней комнаты выглянула пони-пегас. Ее шкура и грива были белоснежными, и только внутренняя часть крыльев переливалась нежной лазурью. Развернутыми вперед крыльями она придерживала рулон такни.
     — Мне Ракуна посоветовала к Вам обратиться. Нужен плащ с капюшоном, недорогой, но чтобы в нем можно было пойти в замок.
     — Боюсь, здесь ничего такого нет. Я нарядами для приемов не занимаюсь, — покачала головой продавщица.
     — Нет, мне не на прием, у меня собеседование на работу в канцелярии.
     — А, так бы и сказали, — пони отложила рулон и стала перебирать одежду на вешалках. — Думаю, Вам подойдет зеленый цвет с золотой строчкой, например, вот этот! — пегас вытащила зеленый плащ и протянула Карви.
     — Но он же для земнопони!
     — Какие проблемы, перешью за пять минут. Примерьте!
     Карви надел плащ и оглядел себя в зеркало, он сел идеально, за исключением капюшона, цепляющегося за рог.
     — Да, если исправить капюшон, я его возьму, — сказал Карви.
     Пони сделала на ткани несколько пометок белым мелком и, попросив немного подождать, удалилась в заднюю комнату. Раздалось стрекотание швейной машинки, и через некоторое время она вынесла переделанный плащ. На этот раз, продев рог в специальную прорезь, Карви расправил капюшон и удовлетворенно кивнул: «Все отлично, беру». Выйдя из магазина, он почувствовал себя увереннее и пошел вверх по улице к восточному входу замка.
     

***

     «Восточный вход, второй этаж, пятая дверь налево с табличкой „Райт Фрай“, явится к 10 утра», — Карви Вуд еще раз перечитал записку и, набравшись смелости, подошел к дверям.
     — Пропуск, — буркнул стоящий на страже пожилой пегас в блестящем медном доспехе.
     — Я… — в горле запершило, и Карви откашлялся. — Мне назначено!
     — Имя. К кому идешь, — так же равнодушно спросил пегас.
     — Меня зовут Карви Вуд, мне к Райт Фраю, — сердце Вуда бешено колотилось, а уши жарило от волнения.
     Лениво пролистав амбарную книгу, стоящую на специальной подставке, стражник поставил в ней галочку и добавил: «Капюшон сыми, не положено».
     Единорог, сняв капюшон, толкнул дверь и вошел внутрь, а пегас, при виде его гривы, наконец, проявил тень интереса. «В мои времена такого франта обрили бы налысо…» — успел он расслышать стариковское ворчание, пока дверь не захлопнулась.
     Карви поднялся на второй этаж и, найдя нужную дверь, постучался. Услышав в ответ: «Входите», — он толкнул дверь и увидел зеленого пегаса с тщательно уложенной гривой и простыми серебряными накладками на передних копытах.
     — Ну, что же, Карви Вуд, я так полагаю? — Карви кивнул, и пегас продолжил, указав на подушку, — присаживайся. Итак, мне тебя рекомендовала одна знатная особа, как умного и аккуратного писаря. Однако тут есть некоторая сложность, — Фрай оглянулся на дверь и понизил голос, — понимаешь, наш босс, Петти Бигвиг — земнопони. Он не любит, когда при нем пользуются телекинезом. По этому, тебе, по хорошему, лучше отказаться от этой работы. Он все равно не даст тебе житья.
     — Никаких проблем! — напрягшийся было единорог, испытал облегчение. — Я великолепно пишу без телекинеза, можете проверить.
     — Неужели? — Фрай удивленно вскинул голову, и указал на соседний стол. — Ну, если так, давай проверим твой почерк.
     Карви занял указанное место, взял в зубы перьевую ручку и приготовился писать под диктовку.
     «Уважаемый мэр Понивиля, как бишь его там, ну, не важно, оставь место, потом впишем, — начал зачитывать текст Фрай, глядя в исчерканный красными пометками лист бумаги. — Правительница всей Эквестрии, повелительница Солнца, Селены и звезд, принцесса Селестия…» Услышав это имя, Карви невольно вздрогнул, а Фрай, неверно истолковав его жест, одобрительно сказал: «Понимаю твое возмущение, но мой отдел отвечает за неформальные визиты Повелительницы, по этому в письмах используется ее укороченный титул. Итак, принцесса Селестия с превеликим удовольствием принимает Ваше приглашение посетить… так, ну и почерк… — пробормотал пегас, вглядываясь в свой листок, — ярмарку, что ли… да, пиши:… посетить церемонию по случаю открытия осенней ярмарки».
     Фрай продолжал диктовать, то вглядываясь в свой листок, то наблюдая за Карви. Удивительно, но из-под пера выходили такие ровные и аккуратные буквы, как у опытных писарей с многолетним стажем. Он считал, что единороги, привыкшие к телекинезу, на такое в принципе были не способны, но этот, похоже, был редким исключением. За все время по рогу не проскочило ни малейшей искорки, это свидетельствовало о том, что Карви ни разу не воспользовался помощью магии. Закончив писать, единорог промокнул лист бумаги и подал его Фраю.
     — Великолепно! — пегас не скрывал своего удовлетворения. — Ни единой помарки! Ты далеко пойдешь, если будешь так же прилежен и далее.
     — Благодарю Вас, мистер Фрай, когда мне приступать к работе? — спросил Карви.
     — Ну, я думаю, на следующей неделе…
     В этот момент раздался стук в дверь, и, не дожидаясь ответа, в кабинет вошла пони-пегас. «Срочно, от второго секретаря, принцессы», — сообщила она, протянув Фраю толстый конверт. Оглянувшись, она вдруг заметила Вуда и воскликнула: «Ой, здравствуйте, мистер!» Ее хвост радостно завилял. Поймав себя на этом, пегасочка заставила его остановиться и смущенно потупилась. Карви узнал в ней пони, с которой столкнулся вчера, и приветливо кивнул, залюбовавшись ее милой мордочкой.
     — Это Дитзи Ду, наш курьер, — представил ее Фрай. — А это — наш новый клерк Карви Вуд.
     — Рада знакомству, мистер Вуд!
     — Очень приятно, мисс Ду!
     Пока Райт Фрай распечатывал конверт, Дитзи стояла, уставившись в стенку. На самом деле она во все глаза рассматривала единорога, прекрасно зная, что, благодаря ее косоглазию, никто этого не поймет.
     «Они обалдели там! — вдруг возмущенно закричал Фрай. — Полторы тысячи приглашений до конца недели!» Он бросил конверт на стол, налил себе из графина воды и, держа стакан в трясущихся копытах, выпил. Слегка успокоившись, он взглянул на Карви и принял решение.
     — Вот что, приятель, у тебя чудесная возможность проявить себя. Ты можешь приступить к работе прямо сейчас? — Вуд кивнул, и его новый начальник продолжил. — Нам надо написать полторы тысячи приглашений. Работать будешь за этим столом, пока тебе не подготовят место в общем кабинете. Типовой текст я тебе сейчас дам, имена возьмешь из этого списка, — пегас протянул ему стопку листов из конверта. — Дитзи, покажи мистеру Вуду, где взять пригласительные бланки № 3 и конверты. И еще, зайдите к секретарю Бигвика и возьмите образец подписи Повелительницы.
     — Что? — Карви опешил. — Я буду расписываться вместо принцессы Селестии?
     — Конечно! — снисходительно ответил Фрай. — Она правит Эквестрией, она управляет движением Солнца и Селены, она спит по четыре часа в день, и ты думаешь, у нее есть время подписывать приглашения?!
     — Простите, я не подумал, — смутился Карви.
     — Время не ждет, приступайте!
     

***

     Два пони прилежно водили перьями по бумаге. Работа была не сложной, хотя и несколько однообразной. Составив первые десять приглашений, Карви Вуд показал их начальнику, и тот одобрительно кивнул.
     — Да, хорошо, только вкладывай их сразу в конверты, чтобы они не перепутались.
     — Позвольте спросить, а почему нельзя их просто напечатать и вписать потом имена? — спросил Карви.
     — Ну, во-первых, печатную форму готовят несколько дней, и ее просто не успеют сделать. А во-вторых, ты видел, как уродливо выглядят такие приглашения? Пойми простую вещь, все, связанное с нашей Повелительницей, должно быть безупречно! Каким бы шикарным не был сам праздник, самое первое впечатление о нем будет произведено при получении приглашения. Через много лет, когда праздник уже забудется, именно это приглашение, хранящееся, как семейная реликвия, будет о нем напоминать. Понятно?
     Карви, от удивления раскрывший рот, захлопнул его и кивнул. Похоже, его начальник относился к своей работе не только серьезно, но и с некой долей поэзии.
     — Да, мистер Фрай, мне все ясно! Я теперь понял, насколько ответственна эта работа! — Карви направился к своему рабочему месту.
     — Обычно в 12 часов наш босс обходит кабинеты. Когда он войдет, просто поклонись, а я сам все ему объясню, — предупредил его Фрай и тоже вернулся к работе.
     В открытое окно донесся бой больших замковых часов, и в воздухе почувствовалось некое оживление. Может из-за участившегося перестука копыт пробегавших мимо кабинета пони, может разговоры, доносящиеся из-за стены, стали громче, а может это было просто богатое воображение Карви, но ему стало труднее сосредотачиваться на работе, и пришлось даже выбросить один не достаточно аккуратно заполненный бланк. Когда он собрался уже отложить перо и отдохнуть, дверь кабинета распахнулась, и вошел солидный земнопони в возрасте. Он был темно-серого цвета с коротко подстриженной седеющей гривой. Строгая классическая попона земнопони была черного цвета, а на шее висел старомодный галстук-бабочка. На всех четырех копытах были закреплены тяжелые резные накладки из красного золота.
     — Та-а-ак! — раздался начальственный голос. В этом «Та-а-ак» прозвучала легкая удивленная нотка. — Доброго дня, господа.
     — Доброго дня, мистер Бигвик, — ответил Райт, а Карви встал и молча поклонился.
     — Мистер Бигвик, это наш новый клерк Карви Вуд. Рекомендован, как аккуратный и ответственный работник, — сказал Райт, а Карви еще раз поклонился.
     — Ну и как у него с почерком? — поинтересовался босс, глядя на рог Карви.
     — Продолжай работу, — бросил Фрай единорогу и, подойдя к боссу, вполголоса что-то стал ему объяснять.
     Бигвик удивленно вскинул голову, с интересом наблюдая за Вудом. Потом он подошел к столу и взял одно из готовых приглашений.
     — Та-а-ак! — в этом «Та-а-ак» звучало удовлетворение. — Прекрасная работа! Я всегда утверждал, и буду утверждать, что никаким телекинезом не добиться такого ровного и красивого почерка!
     Окинув взглядом кабинет, босс вышел, а следом за ним вышел и Фрай. Карви отложил перо и прошелся по кабинету, разминая затекшие мышцы. Проходя мимо стола начальника, он обратил внимание на конверт, лежащий с краю. На торчащем листе бумаги было написано «Программа». Он осторожно вытащил лист, развернул и пробежал взглядом. «Так, парад, королевское шествие, выступление Вандерболтов, салют…, так, интересно, — он прочитал подробнее про королевское шествие. — Проезд принцессы Селестии от центральных ворот замка по Плейн-стрит до Небесной площади, 3-3:30». Запомнив эти сведения, он засунул лист бумаги обратно и вернулся к работе. Еще сто приглашений спустя в кабинет вернулся начальник.
     — Карви, сейчас обеденный перерыв, можешь немного прогуляться по зданию, — сказал мистер Фрай. — Только не выходи на улицу, а то не пустят обратно без пропуска.
     — А у меня будет свой пропуск?
     — Конечно, я уже заказал. К вечеру обещали отчеканить.
     — Спасибо, мистер Фрай!
     Карви вышел из кабинета и сразу наткнулся на Дитзи. Она делала вид, будто случайно проходит мимо.
     — Мистер Вуд, вы еще не проголодались? — спросила она.
     — Да, вообще, я бы не отказался перекусить.
     — Хотите, я Вам покажу, тут недалеко есть замечательная кафешка!
     — Я бы с удовольствием, но мне еще не сделали пропуск, я не могу покидать здание.
     — Может Вам что-нибудь принести?
     — Спасибо, мисс Ду, это было бы очень любезно с Вашей стороны, — он достал несколько монет и отдал их кобылке.
     — Я скоро, мистер Вуд, подождите меня в холле! — Дитзи чуть ли не вприпрыжку поскакала к выходу.
     Спустившись в холл, Карви улегся на один из диванчиков и осмотрелся. Между высоких оконных арок и на противоположной стене висели картины. Часть из них изображала сельские пейзажи, другие были посвящены принцессе Селестии, совершающей некие эпические деяния. Были и фантастические сюжеты, например, гигантский рыжий аликорн с пылающей гривой, разрезающий рогом горы, но его внимание привлекла картина, висящая в дальнем углу зала. На картине был изображен молодой аликорн темно-синего цвета. Он сидел на холме и, задрав мордочку к звездному небу, смотрел на Селену. Вуд подошел к картине и прочитал на табличке название «Принцесса Тьма».
     Распахнулась входная дверь, и в холл влетела Дитзи Ду, несущая в зубах бумажный пакет. Увидев Карви, она радостно взмахнула хвостом и направилась в его сторону.
     — Мистер Вуд, я принесла Вам маффины и бутылку вишневого компота, — сказала пони, поставив пакет на низенький столик.
     Карви поблагодарил ее и вернулся к созерцанию картины. Дитзи подошла ближе посмотреть, что его так заинтересовало.
     — Это пони из сказки, — сообщила она. — Мне мама ее в детстве рассказывала.
     — Как интересно, можешь рассказать?
     — Конечно, а Вы, угощайтесь, — ответила Дитзи, присев у столика и вытаскивая из пакета еду.
     «В давние придавние времена, — начала она рассказ, — в одной волшебной стране жили-были две сестры, принцесса Свет и принцесса Тьма. Вместе они следили за порядком в стране. Принцесса Свет приносила день, а принцесса Тьма укрывала страну ночной тьмой. Но пони, жившие в той стране, не любили ночь, и как только начинало темнеть, они прятались в свои домики и ложились спать. Принцесса Тьма по всякому пыталась привлечь их внимание, она усыпала небо яркими звездами, она устраивала красочные звездопады, но пони все равно не ценили ее стараний. Тогда принцесса Тьма разозлилась и однажды отказалась убирать ночную тьму. Сестра упрашивала ее одуматься, она рассказывала, как без света погибнут все растения, она обещала рассказать всем пони о красоте ночи, но все напрасно. Принцесса Тьма была неумолима и даже пообещала убить Принцессу Свет, если она ей помешает. Принцесса Свет любила свою сестру и не хотела с ней драться, поэтому она удалилась в свой замок. Но напуганные пони пришли к ней и стали упрашивать вернуть волшебной стране день. Тогда принцесса Свет сжалилась над ними и вступила в битву с принцессой Тьмой. Она была сильнее и много раз могла ее пронзить своим рогом, но каждый раз медлила и битва продолжалась. И тут принцесса Тьма поразила крыло принцессы Свет, и сбросила ее на землю. Принцесса Тьма наступила ногой ей на грудь и собралась пронзить рогом сердце, но при виде ран, покрывших тело принцессы Свет, при виде напуганных пони, в ее душе возникло раскаяние. Она отдала принцессе Свет талисман тьмы, ускакала в свой замок и окутала его пологом мрака. С тех пор, принцессе Свет самой пришлось следить за сменой дня и ночи. Но принцесса Свет слишком уставала днем и не могла делать ночь такой же красивой, как раньше. Со временем звезды потускнели, звездопады иссякли. Тоскуя по прежней ночной красоте, принцесса Свет раз за разом посылала пони искать замок принцессы Тьмы, но с тех пор никто так и не смог его отыскать».
     Дитзи замолчала и сделала глоток из бутылки. Вуд размышлял над услышанным. Эта сказка была похожа на историю, рассказанную Профессором. Возникло даже ощущение, что это та же история, но с противоположной точки зрения.
     — Мистер Вуд? — прервала Дитзи затянувшееся молчание.
     — Зови меня просто Карви, — сказал он, протягивая переднюю ногу.
     — А Вы меня — Дитзи! — обрадовалась она и, протянув свою ногу в ответ, соприкоснулась копытами.
     — Послушай, Дитзи, принцесса Свет — это Селестия?
     — Мистер В… э-э-э… Карви, это же просто сказка!
     — А может это древняя легенда?
     — Ну если так, то кто такая принцесса Тьма? Я о такой нигде больше не слышала.
     — Может, у принцессы Селестии была сестра, которую заточили… то есть, которая пропала?
     — Тогда значит был и принц Огонь, — рассмеялась Дитзи, указав копытом на картину с рыжим аликорном.
     — А ты и про него знаешь сказку?
     — Знаю! — воскликнула пони, но ее прервал бой часов. — Ой, пора возвращаться к работе!
     — А ты сегодня вечером, случайно, ни чем не занята? — внезапные слова вылетели прямиком из сердца, минуя его нерешительный мозг.
     — Я? — с радостным удивлением вдохнула Дитзи, глаза пони-пегаса широко раскрылись, а ушки застыли торчком. — Я абсолютно-совершенно-ни капельки не занята!
     — Тогда прогуляемся по саду после работы? — поспешил спросить единорог, пока мозг не успел включиться и дать отбой.
     — Да, мис… Карви, с удовольствием!
     Вуд кивнул и побежал по лестнице на рабочее место. Уже на бегу он крикнул:
     — До вечера!
     — Буду ждать Вас в холле! — крикнула в след Дитзи.
     Подпрыгнув, она зависла в воздухе и сделала переворот, радостно размахивая гривой и хвостом.
     — Та-а-ак! — раздался строгий голос. — Это что здесь за цирк?!
     — Ой, — пегас приземлилась и виновато потупилась. — Простите, мистер Бигвик, это больше не повторится!
     — Ладно, приступай к работе, — ответил солидный земнопони.
     Он нисколько не сердился. Наблюдая радость вечно печальной пони-пегаса, он лишь понимающе проворчал ей в след: «Эх, молодежь…»

***

     «Зачем я это сделал? — в голове Карви проносились панические мысли. — Неужели мне так уж хочется услышать сказку про принца Огонь?» «Нет, потому, что она первая кобылка, общаться с которой мне легко и спокойно», — отозвалась его рассудительная часть мозга. Карви облизал пересохший от волнения нос и постепенно успокоился. Дитзи нельзя было назвать красивой, к ней больше подходило слово «миленькая». В отличие от агрессивной красоты кобылок, вроде Ракуны, ее внешность была не такой яркой, но привлекала Карви Вуда гораздо сильнее.
     Заполняя бланки приглашений, он постепенно втянулся в работу, представляя себе, как пони будут получать красиво надписанный конверт, разворачивать его, улыбаться, или даже прыгать от радости, воображая, будто это сама принцесса писала. Потом он вспомнил, что Селестия, вообще-то, злобный тиран, а значит и все приглашенные, скорее всего, не очень-то хорошие пони, и рабочее настроение снова пропало. К счастью, был уже конец рабочего дня.
     — Карви, на сегодня можешь заканчивать, только перед уходом надо зайти получить тебе пропуск, — сказал Райт Фрай выходя из-за своего стола.
     — Я готов, — Карви поставил на конверте точку и отложил его в сторону.
     Следом за начальником он спустился на цокольный этаж, и пони остановились у двери с фигурным изображением молотка вместо таблички. Фрай толкнул дверь и приглашающе кивнул. В комнате находился темно-красный земнопони с рыжей гривой и методично стучал молотом по зажатой в тисках круглой бляхе. В углу мерцала углями раскаленная печь, на которой стоял чугунный ковшик, а в нем серебрился расплавленный свинец.
     — Что надо? — буркнул земнопони.
     — Мистер Следж, мы за пропуском, Вы обещали к вечеру сделать, — почтительно обратился к нему Фрай.
     — Ща, еще чуток обождите, — ответил красный пони.
     Отложив молоток, он снял с бляхи маленький стальной цилиндрик и бросил его в коробку. Покопавшись, он извлек из нее новый цилиндрик, приложил к бляхе и снова загрохотал молотком. На торце цилиндра Карви успел заметить выпуклую букву «д». Сделав положенное число ударов, пони убрал инструменты и высвободил бляху из тисков. Под гербом Эквестрии на значке была выбита надпись «Канцелярия» а еще чуть ниже — «Карви Вуд».
     — Ты, что ли, мистер Вуд? — спросил он у Карви. Увидев подтверждающий кивок, он продолжил:
     — Ну, топай сюды, будем стричь.
     Вуд в недоумении обернулся к начальнику, и тот, ухмыльнувшись, сказал:
     — Не робей, в пропуск надо запаять прядку волос из гривы.
     Взяв огромные ножницы, Следж откромсал кончик гривы, умял волосы в маленькой выемке на обратной стороне значка и залил сверху расплавленным свинцом.
     — Мистер Следж, а они не сгорят? — поинтересовался Карви.
     — Да без разницы, — ответил тот. — Ща постынет, приложи ко лбу, посмотрим, как сработало.
     Когда металл застыл, Вуд осторожно взял бляху и положил ее на лоб.
     — Нормально, — сказал красный пони, а Фрай одобрительно покивал.
     Оглядевшись, Карви заметил над бочкой с водой маленькое мутное зеркало, подошел ближе и увидел, как вделанный в герб маленький камешек мерцает ярким фиолетовым светом.
     — Спасибо, мистер Следж! — поблагодарил он земного пони и обратился к пегасу:
     — Мистер Фрай, я могу идти?
     — Иди. Завтра — к девяти часам.
     Получив разрешение, Вуд поднялся в холл, где его уже ждала Дитзи. Она даже успела привести себя в порядок перед свиданием. Растрепанная грива была расчесана и заплетена в косичку, а вместо серой перевязи на спине красовалось розовое дамское седло. Пританцовывая от волнения, она следила за лестницей, не ожидая, что Карви подойдет с другой стороны. Тихонечко подкравшись к ней сзади, он сказал:
     — Прекрасно выглядишь, Дитзи, это седло тебе очень идет!
     С возгласом «Ой», пегасочка подпрыгнула и сделала переворот, зависнув в воздухе вверх ногами.
     — Мистер Вуд, нельзя так пугать бедную кобылку! — воскликнула она. — Вы прокрались невидимкой?
     — Нет, просто я иду из цоколя, мне там делали пропуск. Никогда не видел, чтобы пегасы вот так летали, как ты.
     — Я — особенная, — Дитзи засмеялась и опустилась на землю. — В детстве я всегда летала вверх ногами, отец меня потом долго переучивал. А другие, перевернувшись, сразу теряют контроль и падают.
     — Ты знаешь, как пройти к садам через замок?
     — Конечно, я тут давно уже все осмотрела. Карви, хочешь, по дороге зайдем на смотровую? Оттуда весь город виден, как на блюдце.
     — Хочу, а туда разве пускают?
     — Угу, там только билетик надо купить, — пегасочка весело фыркнула и тихонько прошептала на ухо Карви:
     — А я знаю, как пройти через черный ход.
     Их путь проходил по множеству закрепленных на скалах платформ, соединенных мостами и лестницами. По дороге Дитзи рассказывала, как выслеживала сегодня какого-то аристократа, которому надо было вручить конверт лично в копыта под роспись. Везде, где бы она не искала, этот неуловимый пони «вот только что вышел». Увлекшись, она перелетела на соседнюю платформу, но заметив, что Карви за ней не последовал, смущенно вернулась и повела его в обход по лестницам. Пройдя по неприметной лесенке, скрытой за выступом скалы, они поднялись на широкую площадку. По платформе прогуливалось несколько парочек, и стайка пустобоких жеребят скакала вокруг молодой бежевой земнопони. На одинаковых перевязях школьной группы был нарисован угловатый камень, в котором Карви узнал символ Каменных ферм.
     Следом за Дитзи он подошел к перилам и глянул вниз. С платформы действительно открывался вид на весь город. Прямая, как стрела, Плейн-стрит, начинаясь у главных ворот прямо под Карви и пройдя несколько ажурных мостов, упиралась в Небесную площадь. Правее по склонам, ныряя в расселины, вилась Фаир-стрит. Слева на горном плато зеленел королевский сад, а чуть ниже, похожий на муравейник, суетился фермерский рынок. Дитзи, коснувшись его шеи, кивнула в сторону пузатой подзорной трубы, установленной на массивной треноге. Сунув копыта в ручки, единорог стал рассматривать город, медленно поворачивая трубу. Он нашел королевскую школу, театр, посмотрел на радужный фонтан и, повернув в сторону Рыночной улицы, отыскал свой дом. Насладившись видами, он отстранился от трубы и уступил место Дитзи, но она отрицательно мотнула головой.
     — Я уже много раз тут была, давай пойдем дальше, — сказала она и направилась обратно к лестнице.
     Пони прошли еще несколько лесенок и платформ и спустились к западному входу. Не сговариваясь, они медленно направились по усыпанной листьями тропинке вглубь сада. Им на встречу, ничего не замечая, прошла пара влюбленных со скрещенными хвостами. Карви решился и осторожно положил хвост на спину своей спутнице. Она вздрогнула, придвинулась к нему поближе и, облизнув пересохший от волнения нос, тоже накрыла хвостом его спину. Быстро ходить со скрещенными хвостами было невозможно, но с начала времен романтических парочек это обстоятельство нисколько не огорчало. В молчании они, наконец, подошли к фонтану.
     — Ты знаешь, кому посвящена эта статуя? — спросил Карви.
     — Угу, — кивнула Дитзи. — Это же Кэрол.
     — Что еще за Кэрол? — опешил единорог.
     — Поэтесса, разве вы в школе не читали ее стихов?
     Пегасочка мечтательно подняла мордочку и тихим голосом продекламировала.
     
     Шел путник по свету,
     Устало копыта
     Вздымали дорожную пыль.
     Закончилось лето,
     Весна позабыта,
     И иней украсил ковыль.
     
     Вся грива в снегу,
     Путник ежится зябко,
     Себя обметая хвостом,
     Ему бы в тепло,
     Скушать сена охапку,
     Да только не видит никто,
     
     Как путника ветер
     Сердитый и снежный
     Сбил с ног и сугробом занес,
     А с неба спустился
     Пегас белоснежный
     И душу скитальца унес
     
     Туда, где не будет
     Бескрайней дороги,
     Где голода с холодом нет,
     Где боль исцелит
     И рассеет тревоги
     Любви исцеляющий свет.
     
     — Нет, я не слышал этого стихотворения, — покачал головой Вуд. — Очень красивое, но ведь Кэрол жила двести лет назад! Разве фонтан тут не с самого основания города?
     — Нет, дедушка рассказывал, что у него был знакомый, который работал у скульптора, делавшего статую. А, вот тут же табличка была! — Пегасочка обошла фонтан и указала копытом на бортик. — Вот, только ее кто-то землей закидал.
     Карви разворошил землю и счистил грязь с каменных букв. «Сия статуя воздвигнута во славу Сладкозвучной Кэрол, в году 1873 от основания града стольного» — гласила надпись.
     — Но ведь… — начал он.
     — Что?
     — Нет, ничего, — он решил, не развивать эту тему.
     — Карви, уже смеркается, — сказала Дитзи. — Мне пора домой, а то папа заругает.
     — Давай я тебя провожу!
     — Нет не надо, если тебя увидят, будут выспрашивать. А мне не хочется ничего им рассказывать.
     — Ну, хотя бы, до выхода из сада.
     Она кивнула, и пони направились обратно. На центральной аллее летающий от одного фонаря к другому пегас зажигал освещение. Остановившись в арке, увитой виноградными лозами, Дитзи обернулась к единорогу, чтобы попрощаться. Он обнял ее и, вытянув мордочку, легонько прикусил ей ушко. Довольно фыркнув, она ткнулась носом ему в шею и зажмурилась.
     — Мне действительно уже пора, — сказала она, наконец, легонечко его оттолкнув. — До завтра, Карви!
     Пегасочка взлетела и заторопилась куда-то в восточную часть города. Карви вышел на Рыночную улицу и пошел к дому. Отперев дверь, он обнаружил в каморке разлегшегося на подушках Понифация.
     — Здорово, приятель! — воскликнул тот, взмахнув копытом.
     — Привет, Фаций. А как ты вошел?
     — Да, через черный ход.
     — Это где в этой каморке черный вход обнаружился?
     — Да вот же! — рыжий земнопони указал на распахнутое окно и ехидно добавил:
     — Тока деревенщина может запереть дверь, оставив окно нараспашку!
     — Да мы там и двери не запираем, — ответил Карви.
     — Во-во, что так задержался? На свиданке что ли был?
     — Нет! — воскликнул единорог, соображая что сказать. — Я… э-э-э… налаживал полезные контакты!
     — Ну-ну, давай выкладывай, как там, в змеином логове живется?
     — Вроде, все нормально. Мне даже пропуск сделали, — Карви достал бляху и показал, как загорается камешек. — Сегодня я выяснил, как будет ехать королевская процессия на проводах лета.
     Он подошел к столу и записал на листочек добытые сведения:
     — Вот, можешь передать Профессору.
     — Оки, пригодится. Ну ты не теряйся, если что, сразу ко мне! — Понифаций поднялся и пошел к двери.
     — Может, через черный ход лучше? — хмыкнул Карви.
     — Ну ты клоун! — рассмеялся земнопони. — Покеда!
     Карви доел вчерашнюю морковку, подошел к окну и посмотрел на чернеющее небо. «Что такое случилось со мной?» — подумал он, тронув копытом шею, где еще чувствовалось горячее дыхание Дитзи.

© Рон