Лунная тень



Пролог.


Глава 1.


Глава 2.


Глава 3.


Глава 4.


Глава 5.


Глава 6.


Глава 7.


Глава 8.


Глава 9.


Глава 10.


Эпилог.


Сразу все главы


Глава 1.


     Карви Вуд был очень застенчивым молодым единорогом. Природа одарила его весьма экстравагантной внешностью, от чего над ним часто подшучивали в школе. Он не был страшным или уродом, наоборот, его ярко-красная грива оказывала на окружающих просто убойное впечатление. Мало кто мог поверить, что это его естественный цвет, и в школе его даже прозвали «Крашеная грива». Может, если бы он с детства жил в Кантерлоте и пошел бы, как и мечтал, учиться в академию искусств, то сейчас он стал бы знаменитым актером и выступал бы в Королевском театре, но он жил в маленькой деревушке, и жизнь сложилась совсем иначе. Внимание окружающих его нервировало, каждый встречный при виде его разевал рот и оглядывался, поэтому он стал часто носить плащ с капюшоном. Сразу по окончании школы он переехал в Кантерлот. В большом городе спокойнее относились к экстравагантной внешности, а уж чтобы полезть с расспросами, так это вообще считалось неприличным. А еще в Кантерлоте никто не знал его тщательно скрываемой тайны. Карви Вуду плохо давалась магия. Конечно, не все единороги становятся магами, но зажечь огонек или перенести телекинезом стакан могут даже дети, а для Карви это было все равно, что высшая магия.
     Держа во рту кисточку, Карви нанес на статуэтку последний мазок и отступил подальше, осматривая свое произведение. Вырезанная из дерева статуя аликорна высотой около метра, была покрыта черным лаком, а в его фиолетовой гриве мерцали звездочки. Вставший на дыбы аликорн, как живой, смотрел на зрителя и как будто просил о помощи. Раздался стук в дверь и Карви пошел открывать.
     — Кто там?
     — Дружище, это я, Понифаций!
     — Заходи, — Карви отодвинул засов и распахнул дверь. — Какие новости?
     — Все чики-пуки! Не помешал? — спросил темно-рыжий земнопони с черной гривой, протопав в каморку.
     — Нет, я уже закончил. Как там, мои статуэтки? Хоть что-нибудь купили?
     — Ну ты — комик! Расхватали, как горячие пирожки, — Понифаций достал из сумки деревянную шкатулку, открыл и сунул ее Карви. — Смотри, скока рыжиков!
     В ней лежала внушительная горка монет. Потрясенный Карви осторожно поставил шкатулку на стол.
     — Это не шутка?
     — Да какая еще, в навоз, шутка! Я тебе тут клоун, что ли? Эти монеты что, похожи на прикол? — тараторил Понифаций, размахивая передним копытом. — Ты бацаешь клевые штуки, там две фифы чуть не подрались за последнюю фигурку. Мне все Салли Ду сказала. Еще грит, еще приноси.
     — Ты свой процент уже взял?
     — Обижаешь что ли, какой, в навоз, процент? Мне что, западло для друга ящик в лавку снести? А что ты сам не снес? Салли грит, что мечтает с тобой познакомиться.
     — Нет, я не могу, они будут смеяться, что единорог пилит деревяшки. Мы должны заниматься магией, а я… — Карви покосился на свой знак в виде скрещенных ножа и кисточки.
     — Обалдел что ли? Да кому там какое дело? А что тогда над Хопкинсом не смеются? А Вилли и Санди, так вообще брусчатку мостят, а их весь город уважает!
     Тут Понифаций заметил статуэтку аликорна, заткнулся, и от потрясения присел. Застыли даже его вечно бегающие уши.
     — Принцесса Луна, — наконец выдохнул он. — Это… Она… Просто невероятно!
     — Я хотел подарить ее Профессору, как ты думаешь, ему понравится?
     — Да ты — комик! Да он просто обалдеет! Ты притащишь ее на собрание сегодня вечером?
     — Да, то есть я хотел тебя попросить, а не мог бы ты ее отнести?
     — Ох, ну что с тобой делать. Давай снесу.
     Они завернули статуэтку в мешковину, Понифаций взвалил ее на спину и пошел к двери.
     — Ну, бывай, до вечера!
     — До вечера, Понифаций!
     До собрания было еще несколько часов. Карви решил, что успеет еще прогуляться до радужных фонтанов. Он взял из шкатулки несколько монет, убрал ее под подушку и, надев свой плащ, вышел на улицу.
     

***

     Выйдя из дома, Карви увидел серого земнопони, тащившего тележку, груженную морковкой.
     — Эй, милейший, почем торгуете? — окликнул Вуд серого работягу.
     — Монетка — четверть пуда, три монетки — пуд, — пони присел и отер копытом со лба пот.
     Карви достал монетку и подставил сумки. Земнопони удивленно качнул головой, но промолчал. Единорог, не пользующийся по любому поводу телекинезом — это было что-то необычное. Отсыпав нужное количество, пони впрягся в тележку и побрел дальше.
     С позавчерашнего дня Карви не ел ничего, кроме травы и листьев, и именно голод заставил его преодолеть стеснительность и попросить друга отнести его статуэтки в магазин подарков. Рот наполнился слюной, и он, весело хрустя, направился вверх по улице. Навстречу пробежал молодой единорог в форменной попоне школы для одаренных единорогов. Перед ним, окруженные фиолетовым мерцанием, летели две корзины с яблоками. Невольно проводив студента завистливым взглядом, Карви вздохнул и внезапно почувствовал сильный толчок. Обернувшись, он увидел молодую пони-пегаса серого цвета с желтой гривой и почтовой сумкой на боку.
     — Простите, пожалуйста, мистер — серая пони бормотала извинения, опустив свою мордочку. Из ее сумки на землю вывалилось несколько конвертов.
     — Ничего страшного, мисс, это я виноват, не смотрел куда иду, — Карви, подобрав конверты, протянул их посыльной.
     Серая пони вскинула мордочку, с интересом глянув на Карви — от удара с его головы слетел капюшон, открыв на обозрение гриву. Вуд обратил внимание на ее необычные глаза, косящие в разные стороны, что придавало ей некое особое очарование. Ободряюще кивнув посыльной, он поправил капюшон и направился дальше. Серая пони еще минуту смотрела ему вслед и, вздохнув, стала высматривать номера домов в поисках адресата.
     «Это все несправедливо, — думал Карви по дороге. — Единороги из королевской школы получают столько магии, сколько захотят, а остальные довольствуются жалкими крохами. Она забрала себе всю магию королевства и выдает ее только своим прихлебателям, а магия должна принадлежать всем, и не только единорогам, а пегасам и земным пони тоже! Правильно говорит Профессор, только избавившись от Белой Бестии можно будет создать справедливое общество».
     Проходя мимо рыночной площади, он остановился, глядя на толпу галдящих и что-то продающе-покупающих пони. Из толпы время от времени взлетали пегасы с сумками, земные пони волокли тележки, а за единорогами следом летели корзинки.
     «Все эти обыватели тут и не подозревают, как их обокрали», — Карви горько усмехнулся и продолжил свой путь.
     Радужные фонтаны были довольно уединенным местом у дальнего края королевского парка. Водные струи рассыпались дождем таким образом, что в любое время суток и с любого места на них была видна радуга. В центре фонтана стояла статуя единорога, глядящего в небо. Впервые Карви здесь побывал на одном из собраний Профессора. По каким-то своим соображениям он решил провести ту встречу на открытом воздухе. С тех пор Вуд тут часто бывал. По словам Профессора, центральная статуя изображала принцессу Луну, но после ее несправедливого изгнания прихлебатели обломили у статуи крылья, чтобы стереть всю память о ней.
     Когда Карви подошел к фонтанам, лужайка была так же пуста, как и обычно. Ветер шуршал опавшими листьями — даже уборщики сюда не часто наведывались. Он обошел вокруг фонтана и присел напротив статуи. «Не унывай, принцесса, — сказал он застывшей в камне фигуре, — мы обязательно тебя спасем!»
     При взгляде на статую у него появлялось некое чувство родства с Луной. Как и он, принцесса была обделена тем, что принадлежало ей по праву. У нее отняли все, чем она дорожила, и обрекли на жалкое существование в заточении. Белая Бестия ни с кем не желала делиться властью и магией. Заслышав вдалеке приближающиеся голоса, Карви заторопился в другую сторону. Ни к чему, чтобы его тут застукали, разговаривающим со статуей.
     

***

     На этот раз собрание проводилось в небольшом загородном особняке. Когда Карви вошел в зал, почти все уже собрались. Восемь пони расположились вокруг стола, что-то обсуждая вполголоса. Окна скрывались за тяжелыми шторами, погрузив комнату в полумрак. Среди собравшихся был один новичок, и Вуд обрадовался. Каждый новый член общества увеличивал их шансы на успех. Хотя прием новичков и был сопряжен с некоторым риском, Профессор заверял, что каждого из них тщательно проверяют, прежде чем пригласить на собрание. При виде Карви, Понифаций приветливо взмахнул копытом и указал на подушку рядом с собой.
     — Все в порядке? — тихонько поинтересовался Карви.
     — Ага, вон, в угол поставил, — кивнул Понифаций в сторону свертка. — Ты тут из себя не строй, как Проф войдет, сразу дари.
     — Нет, Фаций, я так не могу.
     — Ай, да что с тебя взять.
     — А ты не знаешь, случайно, новенького? — Карви показал глазами на взъерошенного фиолетового пегаса, сидящего напротив.
     — Это Пасти Бангл, работает у пекаря Панса, — прошептал в ответ Фаций.
     Вдруг все разговоры стихли, и пони обратились к двери, открывшейся в другом конце зала. Вошедший пони был закутан в плащ, а его морду скрывала маска. Каждый раз у Карви проскальзывало опасение, что в этот раз под плащом может скрываться королевский стражник, и он напряженно ждал кодовой фразы.
     — Вы заметили, как красиво в этом году цветут яблони? — произнесла закутанная в плащ фигура, подойдя к столу.
     Все расслабились и нестройным хором поприветствовали Профессора.
     — Заседание «Лунной тени» объявляю открытым, — объявил он. — Кто-нибудь хочет высказаться, прежде чем мы перейдем к повестке дня?
     Понифаций пихнул в бок Карви, но тот лишь покачал головой.
     — Что такое, Понифаций? — спросил Профессор, заметив его жест.
     — Карви хочет сказать, — заявил рыжий пони. — Давай же, Карви, что ты жмешься!
     На деревянных ногах, опустив от смущения голову, Вуд взял сверток, поставил статуэтку на стол и снял с нее мешковину.
     — Это Вам, — еле слышно выговорил он Профессору.
     Над столом разнесся изумленный вздох, пони во все глаза смотрели на статую. Полумрак придал ей особую таинственность, и казалось, что это сама принцесса Луна пришла на их собрание.
     — Я… Я отдам жизнь за нее! — внезапно воскликнул Тар Фланк — серый, покрытый черными пятнами земнопони. Он всегда был не особо сдержанным и сразу говорил что думал.
     «Она — прекрасна!» — подумал Профессор.
     «Что это нам дает?» — возникла другая мысль в его голове. Последнее время главарь уже с трудом отличал свои мысли от мысленных сообщений Луны.
     «Она поможет привлечь новых соратников», — мысленно ответил он.
     «Хорошо, скажи, что я — довольна».
     — Отличная работа, Карви, — закутанный в плащ пони кивнул смущенному единорогу. — Более того, сама Луна мне сообщила, что удовлетворена твоей работой.
     — А как принцесса Луна могла ее увидеть? — недоуменно поинтересовался Пасти Бангл.
     — Да, чтоб ты знал, хоть Белая Бестия и прихлопнула ее в ловушке, но Луна все видит и говорит со своими самыми верными герильяс, — убежденно заявил Понифаций, не забыв вставить красивое слово «герильяс», услышанное от Профессора на прошлом собрании.
     — А как… — опять начал Пасти, но был прерван главой.
     — Друзья, отставим споры, нам сегодня еще многое надо обсудить! Пасти, ты со временем все узнаешь, наберись терпения, — подождав, пока все пони замолчат и закончат ерзать, устраиваясь на своих подушках, Профессор выложил перед собой блокнот и сделал в нем какую-то пометку. — Первым пунктом нашего собрания будет знакомство с нашим новым камрадом. Пасти Бангл, расскажи немного о себе и о причинах, по которым решил к нам присоединиться.
     — Ну, я работаю в пекарне у Пансов, — начал свой рассказ Пасти. — Я всегда мечтал поступить в погодную службу, но меня так и не взяли, типа я летаю для них недостаточно хорошо. А еще у меня была невеста Эгрит Пинк, но в прошлом году к нам в деревню приехал этот, франт столичный, Скай Клив, запудрил ей мозги, и она с ним уехала. Она мне еще сказала, что я — неудачник, а Скай в команде у самих Вандерболтов летает. Ну, я приехал тоже сюда, думаю, может она передумает, но она обо мне даже слышать теперь не хочет. Пасти шмыгнул носом и замолчал.
     Такого имени, как Скай Клив, профессор припомнить не смог, если он и летал с Вандерболтами, то в каком-нибудь третьем-запасном составе, но как повод лишний раз обвинить во всем Гадюку — сгодится.
     — Вот, значит, как, — глава сочувственно покачал головой. — Всем известно, что команда Вандерболтов — любимая игрушка Белой Бестии. Неудивительно, что ее члены могут вот так запросто околдовывать чужих невест.
     Над столом поднялся одобрительно-возмущенный гул, а Карви в очередной раз поразился, как подло и многообразно может проявляться несправедливость. Ведь если бы магия была распределена справедливо, этот Скай не смог бы увести любимую у Пасти.
     Когда гул возмущения стих, Профессор продолжил:
     — Бангл, как ты уже понял, наша цель — сделать так, чтобы подобная несправедливость больше не происходила. Все зло идет от Гадюки, и мы должны ее уничтожить. Без нее всякие мелкие сошки, вроде этого Ская, больше не смогут творить подобное. А сейчас, Смарт Алик, расскажет Пасти о том, кто мы и в чем наша задача, — главарь обернулся в сторону земнопони, сидящего справа, приглашающе кивнул, и добавил, — и остальным будет не лишним, послушать еще раз.
     Внешность Алика была достаточно заурядна — серая шкура с редкими белыми пятнами, черная грива и простоватое выражение морды бывалого работяги. Но за простой внешностью скрывался мощный разум, друзья даже дали ему прозвище — Умник. Не умея колдовать, и даже не имея на это надежды, он сумел сдать экзамены в королевскую школу и получить отличную теоретическую подготовку. Некоторые его исследования получили известность, и пару раз он даже был приглашен на конгрессы по теоретической магии. Хотя многие заявления Профессора он воспринимал критически, например то, что магию можно будет распределить между всеми пони, но, тайно проведя несколько экспериментов, он с удивлением обнаружил, что главарь действительно связан с некой высшей силой. Это и стало поводом вступить в «Лунную Тень» — надежда, что принцесса Луна не забудет о своем верном слуге и поможет ему овладеть магией.
     — В давние времена, всей Эквестрией управляла принцесса Луна, а ее младшая сестра — Селестия ей помогала. Вся магия была одинаково доступна всем пони. Это был золотой век Эквестрии. Но злоба и зависть грызли Селестию, и она подготовила коварный план по захвату власти. В один из дней, когда принцесса Луна полетела отдохнуть в свой замок на Селене, эта гадюка украла источник магии, усыпила свою сестру и наложила на замок заклятие. Только недавно принцесса смогла сбросить сонное проклятие, но она остается заточенной в своем замке и без источника магии у нее недостаточно сил, чтобы освободиться. Если мы уничтожим Гадюку — то магия снова наполнит мир и все пони смогут ей одинаково пользоваться. При этом заклятия на замке спадут, принцесса Луна вернется, и золотой век снова придет в Эквестрию.
     — А как же Солнце и Селена? — спросил Пасти. — Разве они не остановятся, если убить… э-э-э… ну, ее?
     — Ну конечно же нет, — Профессор засмеялся. — Это очередная ложь Белой Бестии. На самом деле Солнце и Селена всходят и заходят сами совершенно без всякой на то воли гадюки.
     Пасти пораженно переваривал услышанное. Безусловно, все эти преступления требовали отмщения, не говоря уже о шансе получить возможность пользоваться магией и вернуть свою невесту.
     — Я с вами, друзья! — он топнул передними копытами, — такое нельзя оставлять безнаказанным!
     Главарь сделал еще одну пометку в блокноте и продолжил:
     — У нас теперь достаточно герильяс, чтобы приступить к активным действиям. Алик, изложи план.
     — Подловить белую бестию в полете практически невозможно, — начал пояснять Умник. — По этому, предварительный план такой: подорвать ее, когда она будет ехать по улице в своей карете. Для этого нам нужен порох, чтобы сделать бомбу, и нам надо знать о ее планах передвижения.
     — Благодаря своим связям, я нашел одно место в королевской канцелярии, — Профессор обернулся к единорогу. — Карви, ты лучше всех подходишь для такой работы, завтра утром придешь по этому адресу на собеседование.
     В сторону Карви Вуда по столу скользнул сложенный лист бумаги. Представив, что придется идти прямо в замок и там еще с кем-то говорить, Карви пришел в ужас, но уже было собравшиеся вылететь слова протеста, застряли в его горле, и он лишь кивнул, ведь нельзя же было подвести всех из-за своей робости.
     — Вуд, это круто! — просипел Фаций, радостно пихнув его в бок. — Ты там все разнюхай, и Гадюка будет у нас в копытах!
     Пораженный Карви плохо запомнил дальнейшее обсуждение. Кажется, кого-то послали наниматься работать на склад фейерверков, а кто-то был послан наблюдать за замком.

© Рон