Лунная тень



Пролог.


Глава 1.


Глава 2.


Глава 3.


Глава 4.


Глава 5.


Глава 6.


Глава 7.


Глава 8.


Глава 9.


Глава 10.


Эпилог.


Сразу все главы


Глава 9.


     Карви лежал на широкой спине гигантского рыжего пегаса. Он не мог пошевелиться и лишь наблюдал, как где-то внизу проносится пустынный песчаный пейзаж. За одним из барханов показалась белая точка, и пегас кружа начал снижение. Приземлившись, он сбросил Вуда на землю, и единорог мешком упал у копыта титана. В его сторону повернулась рыжая голова, и Карви осознал, что этот гигант был аликорном — из головы торчал пылающий огнем рог.
     — Принцесса День, я принес его, — трубным гласом возвестил аликорн. — Как мне покарать этого убийцу?
     — Освободи его от заклятия, я хочу поговорить, — ответил голос, показавшийся единорогу очень знакомым.
     Онемение прошло, и он повернулся, вставая на ноги. На каменном уступе сидела принцесса Селестия. «Но она же мертва! — с ужасом подумал Карви. — Неужели… я попал по ту сторону мира?»
     — Карви, зачем ты так со мной поступил? Зачем ты со всеми пони Эквестрии так поступил? — грустно спросила Селестия.
     — Ты украла у пони источник магии и заточила на Селене свою старшую сестру, — мрачно ответил он.
     — Ты правда в это веришь?
     — Я… я не знаю, во что верить. Но я видел призрак принцессы Луны…
     — Призрак? Или может быть искусную иллюзию? — Селестия мотнула головой и подняла мордочку к небу. — Ты видишь Солнце? Мы неразрывно связаны, но я более над ним не властна. Оно стоит здесь в зените с момента моей смерти. Ты понимаешь, что это значит?
     Он понял. Все знают, что на ночь Солнце уходит по ту сторону мира. И если Солнце здесь остановилось, то значит в Эквестрии настала вечная тьма.
     — Карви! — он обернулся и увидел, как в их сторону скачет серая пегасочка.
     — Дитзи, почему ты здесь? — спросил он подругу, заранее боясь услышать ответ.
     — Ты втянул меня в это дело. Хоть я и не знала, зачем тебе нужна звездная пыль, но все равно я виновата в смерти матушки Тии. Думаешь, я смогла бы с этим жить?
     Дитзи приближалась, и оба ее глаза были направлены прямо на единорога. Почему-то это показалось настолько страшным, что Карви всей душой пожелал оказаться где-нибудь в другом месте. Желание исполнилось и он… проснулся.
     Сердце бешено билось, и воздух с хрипом вырывался из ноздрей. В окно светила Селена, а горизонт начал окрашиваться розоватой каймой приближающегося рассвета. Он лежал на кровати, укрытый крылом своей любимой, а ее мордочка покоилась на его передней ноге. Единорог осторожно выбрался из-под крыла Дитзи и вышел на крыльцо. Сон прошел, но он все равно не мог успокоиться, ведь в этом сне нашли выражение все его страхи и неуверенность, накопившиеся за последнее время. С одной стороны был Профессор со своими обвинениями, часть которых уже оказалась ложными, а с другой — принцесса Селестия, от которой он видел только добро и заботу обо всех и каждом в отдельности пони. «Хорошо бы прямо сейчас взять и умереть, чтобы для меня уже все решилось, — промелькнула мысль. — Я бы просто пошел и сдался бы на ее милость, если бы не Понифаций и другие соратники. Друзей нельзя подводить». «А как же Дитзи?» — мелькнула другая мысль. «Буду надеяться, что она никогда не узнает», — ответил он сам себе.
     Край солнца показался над горизонтом, и Карви пошел будить своих спутников. Чтобы успеть обернуться за день, надо было выйти пораньше.
     

***

     Компания авантюристов шла по лесу. Это был еще простой Эквестрианский лес, где деревья росли в тщательно спланированном «случайном» порядке, не перекрывая друг другу доступа к свету и соприкасаясь ветками не более, чем это нужно для вольготного проживания белок и других лесных обитателей. Утреннее солнце пригревало спины пони, бредущих по утоптанной земляной тропинке, будто бы предлагая не слишком торопиться нырять в опасные дебри. До границ Вечносвободного леса оставалось меньше километра, и Беатрис решила, что уже пора ознакомить спутников с картой. Развернув свиток из особой непромокающей бумаги, она положила его на траву и подозвала остальных. Рог студентки окутался аурой, и на карте проявились условные обозначения — ориентиры, по которым можно было отыскать пещеру. «Вот смотрите, утес Зуб Дракона», — единорожка указала на один из значков, а потом кивнула в сторону леса. Почти на горизонте в туманной дымке над верхушками деревьев возвышалась одинокая гора. «Это первый ориентир. С утеса должен открыться вид на Жженую Плешь, Синий Карьер и Каменный дуб. Где-то в треугольнике, ограниченном этими отметками, и находится берлога Большой Медведицы». «Значица, топаем к горе, а там видна будет», — повернувшись к лесу и поскакав вперед, Фаций на корню пресек все возможные дебаты и обсуждения. Остальные поторопились следом за земнопони.
     С ходу вломившись в заросли, рыжий пони энергично прокладывал дорогу. То, что не желало отгибаться в сторону или утаптываться копытами, безжалостно выдергивалось. Периодически отбрасывая вбок выдранные ветки, он оставлял после себя удобную тропинку. Поднятый шум и треск распугивал всю живность в округе, и из-под кустов то и дело срывались смазанные силуэты, скрываясь между деревьев. Стало встречаться все больше сосен, и буйный подлесок начал редеть. Когда сосны заполонили все вокруг полностью, на земле, усыпанной посеревшими иглами, почти не осталось зелени. Высокие голые стволы где-то в вышине распускались пышными шапками, почти не пропускавшими свет.
     «Дитзи, слетай, уточни направление», — скомандовала Беатрис. Пегасочка задумчиво задрала голову, пытаясь отыскать просвет между кронами, но ветви в вышине переплелись сплошной стеной. Тогда она прибегла к своему фирменному трюку и, запрыгнув на ствол, бодренько побежала вверх по дереву. Единорожка удивленно выпучила глаза — ни один пегас (по крайней мере, никто о таком не слышал) не мог терять вес со сложенными крыльями, поэтому трюк с хождением по стенам и потолку мог поразить даже студентку магической школы. Дитзи добежала до самого верха и скрылась из виду, пробираясь между веток. Внезапно раздалось хлопанье множества крыльев и громкие вопли, настолько пронзительные, что пробирали до самых костей. Серое тело обрушилось на крону сосны и, ударяясь о ветки, стало падать вниз. Дитзи инстинктивно раскрыла крылья, и от удара о ствол ее завертело. Адреналин ударил в голову Карви, в висках застучала кровь, а в глазах потемнело от страха за любимую. Желая всем сердцем спасения, он протянул передние ноги, мягко подхватывая пегасочку и плавно опуская ее на землю. Спустя несколько секунд, единорог обнаружил, что его рог ослепительно сияет, а передние ноги на самом деле и не думали никуда тянуться.
     — А говорил, что не могешь! — пораженно воскликнул Фаций.
     — Да, Вы не так безнадежны, как я полагала вначале, — авторитетно подтвердила Беатрис. — Может быть, Вас даже взяли бы в королевскую школу.
     — Это… это была магия? — не веря, прошептал Карви. Адреналин отхлынул и обессилевший единорог, шатаясь, подошел к подруге.
     — Ммм… никогда не думала, что пегас может заработать головокружение, — Дитзи повернулась на бок и потерла копытом лоб.
     — Дитзи, кто там был? — спросила синяя единорожка.
     — Какие-то противные твари, тело птичье с головою пони, только жуткой и сморщенной. И вопят, будто им… э-э-э… круп прищемили, — выругаться в присутствии такой особы как Беатрис пегасочка постеснялась.
     — Гарпии, — заключила синяя пони. — Похоже, нам «повезло» оказаться прямо под их гнездовьем.
     — Да, как Вы и рассказывали, там были уродские гнезда, похожие на ворох накиданных прутьев.
     — Давайте ужо куда-нить отсюда пойдем! — не выдержав, воскликнул Понифаций.
     Пронзительные крики действовали на нервы, и к ним прибавился шум ломаемых веток. Похоже было, что рассерженные гарпии решили проложить проход и добраться до причины своего недовольства. Наугад выбрав направление, Беатрис стала уводить спутников подальше от опасности. Погода портилась, небо заволокло тучами, и пропали даже те редкие лучики, которые умудрялись проникнуть сквозь хвою. Пошел дождь, постепенно просачивающийся сквозь кроны, и шкуры пони потемнели от потеков воды. Карви привычно ругал про себя пегасов-погодников, пока не вспомнил, что в Вечносвободном лесу дожди идут сами по себе. Сырость нагоняла уныние, и он вернулся к своим утренним размышлениям. Принцесса Луна и друзья с одной стороны, принцесса Селестия и Дитзи — с другой, и как не повернуть — получится плохо. Безысходность ситуации опять вызвала мысли о смерти, и когда из-за деревьев выскочила стая больших покрытых корой волков с глазами, горящими красным, он даже не испугался, медленно идя к ним навстречу. «Лучше прямо сейчас погибнуть, защищая друзей», — решил единорог.
     — Ну, щас я задам с копыта! — послышалась угроза Фация.
     — Тише, мой вспыльчивый друг, — успокаивающе прошептала в ответ Беатрис. — Похоже, наш «животновод», самостоятельно урегулирует ситуацию.
     Слегка склонив голову и угрожающе выставив рог, Карви приближался к стае. Определив вожака, он пристально глянул ему в глаза и ощерил зубы. Хотя у единорогов клыки не растут, его зубные пластины были гораздо крупнее волчьих зубов и выглядели мощно и угрожающе. Опешив от такой самоуверенности, волки попятились, только вожак, оправдывая свое положение, еще держался. Наконец, не выдержал и он. Коротко тявкнув, большой волк сорвался с места и скрылся за деревьями, а остальная стая кинулась следом, причем было видно, что древесные волки испытывают явное облегчение.
     — Как я испугалась, — Дитзи подбежала к любимому и обняла. — Ты просто молодец!
     — Дитзи, попробуй еще раз определить направление к горе, — прервала ее единорожка.
     — Нет, это опасно! — испуганно воскликнул Карви.
     — Позволь сообщить, мой юный друг, мы находимся в Вечносвободном лесу. Здесь действительно опасно, и было бы странно, если бы было наоборот, — снисходительно ответила Беатрис и, расщедрившись на похвалу, добавила: — А ты, кстати, неплохо управился с древесными волками.
     — Я осторожно, — пообещала пегасочка и снова стала взбираться по дереву.
     В этот раз все обошлось, и по возвращении она сообщила, что компания сильно отклонилась и уже почти прошла мимо утеса. Свернув в правильном направлении, авантюристы ускорили шаг. По мере приближения к Зубу Дракона лес редел, и спустя полчаса пони подошли к подножию. Дождь остался позади. На камнях, нагретых солнцем, дремала мантикора. Хоть она и не проявила к компании никакого интереса, Беатрис все равно сделала крюк в несколько сот метров, прежде чем стала взбираться наверх. Фаций, случайно уронив камень в одну из расселин, перепугал стаю летучих мышей, и множество темно-серых тел с хлопаньем и писком пролетело мимо замерших пони, задевая их кожистыми крыльями. Спустя еще пятнадцать минут они стояли на вершине.
     Все приметы были на месте. Каменный Дуб — почерневшее дерево исполинских размеров — возвышался над окружающим лесом, Синий Карьер — источник ценной глины синего цвета, используемой для дорогих ваз и сервизов, и Жженая Плешь — почерневший круг неизвестного происхождения, который так и не смог зарасти даже за несколько столетий.
     — Как удачно совпало, что отсюда видны все ориентиры, — сказала Дитзи.
     — Наоборот, их выбрали именно за то, что они видны отсюда, — уточнила Беатрис.
     — Слухай, Трикси… — заговорил Понифаций, но его прервал резкий взгляд единорожки.
     — Извольте избегать панибратства, — ответила она. — Только мои друзья могут употреблять уменьшительное имя.
     — А, вашеблагародь, много друзей-то имеет? — поинтересовался земнопони.
     — Я отказываюсь отвечать на вопросы, не относящиеся к делу, — вопрос явно задел синюю единорожку.
     — Хорошо, — примирительно заговорил Карви. — Вот мы тут, вот ориентиры, но треугольник все-таки слишком большой. Как будем искать логово?
     — Берлога находится в центре треугольника, а найти ее будет просто — по множеству поваленных деревьев.
     Единорог пригляделся: там, куда указала Беатрис, лес действительно выглядел поредевшим, и многие деревья торчали с обломанными верхушками.
     

***

     Пони спустились с вершины и продолжили путь к звездной пыли. Стало встречаться все больше упавших деревьев, и везде, где в кронах появлялись прорехи, земля покрывалась плотным подлеском. Дитзи, взлетая, уточняла направление, и компания быстро продвигалась к цели. Под конец, когда заросли кустарника стали сплошной стеной, пришлось снизить темп, так как даже Понифаций старался не шуметь, пробираясь вперед. Стояла нереальная для леса тишина, не было ни пения птиц, ни цоканья белок, ни стука дятлов. Мантикоры не оглашали лес рыком, сулящим неприятности тем, кто вторгся на их территорию, а в вышине не было видно ни орлов, ни гарпий, выискивающих добычу. Раздавался только скрип деревьев, качающихся на ветру, да шорох листьев. Перебравшись через кучу набросанных друг на друга стволов, Карви со спутниками вышел на утоптанную поляну, и в невысоком пригорке напротив они увидели вход в широкую пещеру. Осторожно прокравшись вперед, пони зашли внутрь, и Беатрис создала светящийся шарик. Ход поначалу шел круто вниз, но потом выровнялся, приведя в длинную узкую пещеру с высоким потолком. «Смотрите!» — восхищенно прошептала единорожка, зачерпнув с пола немного песка. В горке, лежащей на копыте, мерцало несколько серебристых крупинок. Они прошли еще немного. Стены раздвинулись, создав в коридоре расширение, а звездная пыль покрыла пол сплошным ковром.
     — Все, я буду собирать тут, а вы пройдите дальше, — сказала Беатрис, доставая метелку с совочком и несколько шелковых мешочков.
     — Стало быть, себе-то взяла безопасное местечко? — ехидно прошептал Фаций.
     — Да, мне, как главе экспедиции, лучше не рисковать, — серьезно ответила она, как обычно не ведясь на подколки.
     — Да что с тебя взять, — проворчал земнопони.
     Дитзи подожгла свой фонарик. Карви с друзьями пошел дальше, и когда синяя единорожка скрылась за изгибом пещеры, вышел в широкий подземный зал.
     — Давай нагребай, — сказал рыжий пони, доставая мешок.
     — Тут пыль с песком перемешана, тяжело разделить будет, — ответил единорог.
     — Да греби с песком, Умник потом рассортирует.
     — Тогда пыли может не хватить, — пробормотал задумчиво Карви не зная, огорчаться ли этому обстоятельству.
     — Тада нагреби два мешка, — ответил Понифаций. — Я и два мешка снесу влегкую.
     Карви заработал метелкой, кидая ценную смесь в мешок, и постепенно стал продвигаться дальше, пока не уперся в странную фиолетовую стену. «Что за…» — заговорил он, и в этот момент необычная стена зашаталась. Испуганно отбежав, приятели увидели гигантскую фиолетовую лапу с длинными черными когтями. Они отошли еще дальше, и Дитзи потушила свой фонарик. Привыкая к темноте, глаза стали различать легкое мерцание шкуры титанического зверя. Большая Медведица спала, и замершие пони услышали ее мерное дыхание, доносящееся с другого конца пещеры. Убедившись, что зверь продолжает спать, они снова зажгли огонек и заполнили мешки под завязку. Когда груз уже был навьючен на Понифация, со стороны входа раздался громкий вопль, сопровождаемый устрашающим ревом. Пони бросились вперед и, пробежав до поворота пещеры, увидели, как огромный медведь угрожающе рычал на загнанную в угол Беатрис. Этот медведь был гораздо меньше Большой Медведицы, всего лишь с двухэтажный дом, но его синяя шкура тоже мерцала звездным переливом. Вокруг головы зверя кружили призрачные бабочки, и сбитый с толку гигант отмахивался лапой, круша сталактиты. Перепуганная единорожка отвлекала его из последних сил, понимая, что ей хватит одного удара лапой, чтобы распрощаться с жизнью. Карви с разбегу ткнулся рогом в синий бок. Хотя он не смог пробить шкуру, медведь взревел от боли и, встав на дыбы, треснулся головой о свод пещеры. Зарычав так, что задрожали стены, гигант повернулся в сторону единорога, а Беатрис что есть духу бросилась к выходу. Понифаций, подбежав сбоку, мощно лягнул зверя в ногу, и от силы удара медведь повалился. Кинувшись было к выходу, Карви едва увернулся от сокрушающего удара лапы и, отскочив назад, попятился. Монстр встал на ноги и, прихрамывая, стал загонять пони в угол. Дитзи бешено прыгала по его спине, но даже когда она вцепилась зубами и попыталась выдрать клок шерсти, медведь, желая добраться до единорога с земнопони, не обратил на нее внимание.
     — Трикси, сделай че-нить! — заорал Фаций, заметив, как из прохода выглядывает голубогривая мордочка.
     — Смотрите и дивитесь! Представление устраивает чудесная и могучая Беатррррис! — заорала единорожка, театрально размахивая передними ногами.
     Над медведем появилось иллюзорное облако и совершенно не иллюзорным разрядом молнии подпалило филейную часть. Дитзи, взвизгнув, спряталась за сталактитами, а зверь недоуменно повернулся, пытаясь понять, что это за новая напасть с ним приключилась. «Эй ты, Большая Медведица! Попробуй справиться с маленькой Трикси!» — второй разряд молнии ударил в нос, и медведь с ревом бросился на волшебницу. Единорожка кинула что-то под ноги, и за выросшим облаком дыма зазвучал удаляющийся перестук копыт. Медведь, злобно рыча, стал протискиваться следом. Пони поспешили выбраться наружу и успели заметить, как зверь, круша деревья, убегает в лес. С криком: «Ой, как же Трикси!» — пегасочка кинулась следом.
     — Э-э-э… куда это она? — раздался недоуменный вопрос.
     — Беатрис?! — Карви обернулся и увидел, как на фоне кустарника проступает прозрачный силуэт.
     — Совершенно верно, мой наблюдательный друг, — ответила она. — Я посчитала неразумным самой бегать по лесу от Большой Медведицы и послала иллюзию.
     — Но ведь это была не Большая… — начал говорить Вуд, но получив толчок от земнопони замолчал.
     — Пущай думает, что обманула Большую Медведицу. Нам пустячок, а ей — приятно, — шепнул Фаций на ухо другу и обернулся к волшебнице. — Пасиба тебе! Я сперва решил, что ты смылась.
     — Ну, я действительно перепугалась так, что чуть каштанов не наложила, — единорожка улыбнулась, а Карви, не ожидавший от нее подобной фривольности, нервно захихикал. — Но не в моих правилах бросать друзей в опасности.
     — Друзей, — ухмыльнулся Понифаций. — Значица, тебя можно теперь звать Трикси?
     — Дозволяю, — она покивала головой.
     — Ребята! — с глазами полными слез к ним подлетела Дитзи и сквозь рыдания попыталась пересказать увиденное. — Он… ее… лапой, шмяк!.. В лепешку…
     — По какому поводу траур? — весело спросила единорожка.
     — Беат-т-т-трис? — пегасочка удивленно протерла глаза, пытаясь разглядеть ее полупрозрачную фигуру.
     — К Вашим услугам! — ответила она своим фирменным тоном, но когда пегасочка бросилась к ней и, чуть не сбив с ног, обняла, волшебница растерялась. — Да в порядке все, ну успокойся уже!
     — Есть маза, делать ноги, — прервал их Понифаций. — Обнимашки отложим на потом.
     Пони перебежали поляну и, перебравшись через кучи поломанных стволов, углубились в заросли. Путь до Драконьего зуба много времени не занял, но когда компания вышла к подножию, ее там уже поджидали. Одноглазый, спрыгнув с камня, вышел навстречу, а его спутники — пегас, два единорога и два земнопони, напряглись, готовясь броситься на подмогу предводителю.
     — Значит, тебя можно поздравить, милый жеребенок? — спросил он, обращаясь к Беатрис.
     — Нет, ты был прав, там ничего не светит, — быстро ответила единорожка. — Еле ноги унесли.
     Синий амулет на груди авантюриста мигнул, и он досадливо поморщился.
     — И чему Вас только в школе учат, — сокрушенно произнес Одноглазый. — Честность — это первый из элементов гармонии, а лгать — нехорошо. А еще одним из элементов является щедрость. Будь хорошей девочкой, раздели свою радость с нуждающимися.
     — Слухай сюды, — вмешался Понифаций. — Ты меня знаешь?
     — Ну, имел дело пару раз, — ответил предводитель «нуждающихся». — И что?
     — А под кем хожу, знаешь?
     — Э-э-э… дон Гапоне? — предположил Одноглазый.
     — Вот, а ты вкурсах, что дон Гапоне не любит, когда кто-то хочет откусить от его пирога?
     — Ну, тут же Вечносвободный лес, — осторожно ответил авантюрист. — Ваши понятия тут не действуют.
     — Во-во, но ты же не собираешься проторчать тут до конца жизни? А стоит показаться в Эквестрии, дон Гапоне быстро разберется с тем, кто его хабр таскал.
     — Ну что же, не судьба, — вздохнул одноглазый единорог.
     «Че делать то?» — донесся недоуменный вопрос одного из авантюристов. «Че-че, на карьер пойдем, не возвращаться же пустыми», — раздраженно ответил предводитель. Быстро собравшись, они убрались восвояси, и Карви облегченно вздохнул.
     — А кто этот дон Гапоне? — спросил он у Фация.
     — Ну… один пони. Ты его не знаешь.
     — Ты что, правда на него работаешь? — заинтересовалась Трикси, лучше знакомая с городскими слухами.
     — Не совсем. Так, пару встреч сообразил его парням…
     — А как же ты обманул амулет Правды?
     — Ну, так я и не соврал ни разу, — ухмыльнулся земнопони.
     — Надо же, — Беатрис мысленно прокрутила диалог и восхищенно сказала: — Очень умно! Прости, что считала тебя туповатым.
     — Ну, ты не первая, кого я удивил, — самодовольно ответил Понифаций. — Просто кое-кто привык полагаться на амулеты, вместо того, чтоб мозгой пошевелить.
     Пони продолжили путь, и когда они выбрались из леса, Солнце уже клонилось к закату.
     

***

     Несмотря на усталость и волнения, настроение поднималось с каждым шагом к Понивилю, и даже Трикси перестала скрывать свою улыбку. В момент, когда приключение подходит к концу и все неприятности позади, а то особое чувство общности и братства, сплотившее компанию, еще не прошло, всем участникам хочется отложить момент расставания. Именно поэтому робкое предложение Дитзи «По маффину» было встречено с большим энтузиазмом. Завалившись в «Сахарный уголок» и заняв один из столиков, друзья стали громко обсуждать пережитое, перебивая друг друга и тыкая в бока. «И тут я ему в бочину…», «Прыгала, как бешеная…», «Пару простых фокусов…», «Никогда так не пугался…», — раздавались их возгласы. В какой-то момент Беатрис достала карту, и все склонились над столом, заново прослеживая пройденный маршрут. После пятой или шестой чашки чая все пони, наконец, выговорились, и каждый задумался о своем. Привыкнув жить по городскому ритму, задаваемому боем замковых часов, они не замечали времени, и когда солнце уже почти зашло, миссис Кейк решилась их потревожить.
     — Господа, Вы сегодня в Кантерлот лететь еще собираетесь? — спросила она. — Последний рейс отходит через пять минут.
     — Как? Уже так поздно? — вскочил Карви, выглядывая в окно.
     Быстро собравшись и кинув на стол несколько монет, авантюристы побежали в сторону площади. Только через час во время вечерней уборки миссис Кейк заметила на столе свернутую карту. Без магии единорога она представляла собой лишь путаницу пиктограмм и линий. Покачав головой, продавщица спрятала свиток под прилавок решив, что при случае вернет ее Дитзи.
     Выбежав на площадь, пони едва успели заскочить в корзину уже начавшего подниматься шара. Пегасочка, включив фонарик, взлетела и поравнялась с Вудом.
     — Мне надо поторопиться, чтобы отец не сильно ругался, — сказала она. — Отпустишь меня?
     — А вчера ты разрешения не спрашивала, — засмеялся Карви. — Конечно, лети. До завтра!
     Куснув любимого за ушко, она рванула в сторону города, и единорог быстро потерял ее фонарик на фоне других огоньков. Над Кантерлотом сгущались сумерки. Линии дорог прочертились светом уличных фонарей, под корзиной шара хаотично загорались окна домов, а Карви представлял, как придет в свою каморку, и в его окне тоже зажжется огонек. Воздушный шар приземлился, и приятели выбрались на платформу.
     — Ребята, — сказала Трикси на прощание. — Сегодня был не самый комфортный день в моей жизни, но определенно — самый интересный. Даже когда я стану великой и знаменитой и буду ездить с гастролями по всей Эквестрии, на любое мое выступление можете приходить бесплатно.
     — Конечно, обязательно, — ответил Фаций. — Охота глянуть, ради чего были все эти хлопоты.
     Обняв друзей, единорожка спустилась с платформы и скрылась за углом дома.
     — Ну, я к Умнику, — сказал Фаций. — Покеда!
     — До встречи, — ответил Вуд.
     Выйдя на улицу, единорог проводил взглядом приятеля и заторопился домой.

© Рон