Куроми Леденечек и Дело о пропавшем леденце



Куроми Леденечек и Дело о пропавшем леденце


Сразу все главы




















Куроми Леденечек и Дело о пропавшем леденце


     Рано утром громкий вопль разбудил обитателей леденцового домика. По правде сказать, утро было не то чтобы ранним, точнее даже, близилось время обеда, но все жители домика, помимо вопящего, всё еще спали. Кстати сказать, и жителей было не так уж и много, кроме хозяйки - черной единорожки с розовой гривой, по имени Куроми Леденечек, в спальне на втором этаже проживал только бурый пегас с черной кудрявой гривой. Выглянув за дверь, он лениво осведомился, а в чем, собственно суть переполоха.
     - Он пропал! - воскликнула единорожка. - Ты должен помочь его найти!
     - Кто пропал? - не понял пегас.
     - Ну... ОН! - Куроми сделала страдальческий взгляд, недоумевая, как это можно не понимать, о ком идет речь.
     - Ты потеряла конфетку?
     - Хуже! Кто-то украл Малыша!
     Малышом звали гигантский круглый леденец в полметра диаметром. Единорожка привезла его с какого-то конкурса, и пегас предпочел даже не вникать, с какого.
     - А может, ты его съела? Ну... случайно... - предположил он.
     - Думаешь? - Куроми нахмурилась. - Нет, такое я бы не забыла.
     - Ну... тогда я поеду искать улики, - поняв, что день будет суматошным, он решил переждать события где-нибудь подальше от дома.
     Выскочив за дверь, пегас вскочил на какой-то тарахтящий агрегат и скрылся за углом улицы. “Надо же, все пегасы, как пегасы - летают, а этот...” - черная пони досадливо махнула копытом вслед. “А вдруг это он?” - возникло мимолетное подозрение, но она тут же его отмела. По непонятным причинам пегас предпочитал конфетам соленые сухарики. Впрочем, его слова натолкнули единорожку на мысль: “Точно, надо поискать улики!”
     Сбегав в хозяйственную лавку за увеличительным стеклом и рулеткой, она купила по дороге курительную трубку, без которой, как известно, улики не ищутся, и приступила к осмотру места преступления. Первым делом Куроми измерила дверной проем. “Хмм... в него вполне можно было вынести Малыша”, - решила она, посасывая трубку. Предположение подтверждалось тем, что именно через эту дверь она и внесла когда-то леденец в комнату. Единорожка достала лупу и стала тщательно осматривать пол. “Ага!” - воскликнула она, обнаружив, наконец, след преступника: под столом лежал длинный розовый волос. Завернув улику в бумажку, она побежала на улицу в поисках подозреваемых пони с розовыми гривами.
     Почти сразу ей улыбнулась удача. Заметив розовогривую пони с белой шерсткой, она бросилась следом.
     - А ну стоять! - выкрикнула Куроми, нагнав ее. - Признавайся!!!
     - Э-э-э... в чем? - осторожно спросила та.
     - Я нашла розовый волос у себя дома, а у тебя - розовая грива! Значит, это - ты! - сурово высказала ей единорожка.
     - Но... но у тебя же тоже розовая грива, так, может быть, это твой волос? - недоуменно возразила белая пони.
     - Мой?! - Куроми потрясенно села на круп.
     Дело принимало неожиданный оборот: кто бы мог подумать, что среди подозреваемых окажется она сама? Вернувшись домой, единорожка приступила к допросу. К счастью, она прекрасно знала, чем можно было себя пронять. Высыпав перед зеркалом кучу конфет, Куроми заявила: “Вот, смотри, ни одной не получишь, пока не признаешься!” Прошло пять минут. Истекая слюнями, она смотрела на конфеты. Потихоньку стали закрадываться мысли “А может, признаться?”, но она решительно их отмела и отвернулась от соблазнительных сладостей. “Ни за что! - решила она. - Я не буду признаваться в том, чего не делала!” Поняв, что так расколоть подозреваемого не удастся, единорожка перешла к следующей фазе. “Я сейчас буду их есть прямо у себя на глазах, - сказала она, ткнув в зеркало. - И если не признаюсь, то я их все съем и ни одной не оставлю!” Куроми сосредоточенно стала разворачивать конфеты и медленно с наслаждением их жевать. Вскоре ни одной не осталось. “Ну, что, не признаешься?” - поинтересовалась она и сама же покачала головой. “Ну, наверное, я и правда не виновата, - решила единорожка. - Зато конфет наелась”. Сыто растянувшись на диванчике, Куроми расслабленно задремала.
     Разбудило ее рычание мотора. Приблизившись к дому, шум стих, и внутрь ввалился кудрявый пегас.
     - Куроми, смотри, что у меня есть! - воскликнул он, кладя на стол какой-то внушительного размера кругляш.
     - Малыш?! - удивилась единорожка, но тут же поняла, что это не он - этот леденец был упакован в целлофан и еще даже ни разу не надкушен. - Ты купил мне новый леденец?
     - Агась!
     - Но... они же продаются только в Филлидельфии!
     - Агась!
     - Ты ездил за ним в Филлидельфию! Ты... Ты - настоящий друг!
     Подскочив к пегасу, она нежно куснула его за ушко.
     - Он же мятный?! - счастливо воскликнула она, разглядев зеленоватый оттенок сладости. - Его надо срочно распаковать!
     Куроми бросилась в кладовку за ножницами, и дом второй раз за день сотряс оглушительный вопль. “А не рановато ли я вернулся?” - подумал бурый пегас, оглядываясь на дверь. Суматошная единорожка торжественно вышла из кладовки, а следом за ней по воздуху плыл Малыш.
     - Я вспомнила! - сказала она. - Мне ночью приснилось, что его хотят украсть, и я его спрятала! А потом ну совершенно забыла!

© Рон