Упавшее небо



Предисловия


Глава 1


Глава 2


Глава 3


Глава 4


Глава 5


Глава 6


Эпилог


Ужасная Метаморфоза


Бледный конь


Чуть-чуть романтики


Сразу все главы


Глава 4


     В четверг с самого утра, проводив Рона, я была вся на иголках. Какое-то странное предчувствие не давало мне покоя. Волновалась я неспроста, хотя на Земле магии практически не было, но что-то постепенно во мне возрождалось. Я побродила по квартире, потом полежала с закрытыми глазами, пытаясь ощутить ту подсказку, что никак не могла всплыть из подсознания. Я еще раз оглядела комнату, взгляд скользнул по игрушечным пони, и в голове будто кто-то сказал «теплее». Я притащила стул и, добравшись до полки, переставила все игрушки на журнальный столик. Фигурки были двух типов: совсем крошечные и чуть побольше. Маленькие оказались цельнолитые из необычного чуть пружинящего материала, повсеместно используемого в мире людей, но в Эквестрии практически неизвестного. Те, что больше, состояли из такого же материала, только пустотелые, а грива с хвостом — очень похожи на настоящие волосы. Шесть больших и шесть маленьких пони представляли собой шестерку носителей элементов Гармонии. Игрушечной меня не было, хотя это и не удивительно, все-таки в мультфильме я появлялась не слишком часто.
     Осмотр игрушек ничего нового не выявил. Как подсказка они свое дело сделали, и требовалось продолжать поиски. «Это должна быть фигурка пони, но не эти», — решила я. Подробную информацию я могла получить с помощью компьютера и, устроившись за монитором, надела управляющие протезы. Поиск быстро привел меня на сайт (это аналог журнала — множество страниц с картинками, и каждый сайт посвящен какой-то своей теме) с каталогом игрушек. Рассматривая фигурки, я заметила в списке товаров игрушку «Принцесса Селестия» и, конечно же, сразу открыла эту страницу. Фигурка оказалась похожей на меня лишь отдаленно, да еще почему-то розового цвета. Почему — непонятно, в мультфильме, да и в жизни тоже, я была белой. Внутренний голос прямо-таки затрубил, сообщая, что мне срочно, прямо сегодня необходимо заполучить эту игрушку. Зачем — не уточнялось, но без нее я бы не смогла продвинуться дальше по нити своих предчувствий.
     Я ждала вечера с таким нетерпением, что не могла ни чем отвлечься. Выключив компьютер, я пошла на кухню и уставилась в телевизор. Хотя преподобный Андреас уже очнулся от комы и Розарио вышел из тюрьмы, неприятности Хуаниты продолжались. Негодяй дон Педро выкупил закладные записки ее отца и грозил посадить того в тюрьму, если девушка ему не отдастся. Несколько часов я бездумно листала картинки, посмотрела вечернюю серию, где добрые люди, скинувшись по крупицам, собрали нужную сумму денег и в очередной раз спасли честь главной героини. Наконец, Рон вернулся.
     «Рон! Я хочу игрушечную себя!» — огорошила я его прямо с порога, забыв о манерах.
     — Добрый вечер, принцесса, — он, как обычно, поднес мое копыто к губам, встав на колено — ритуал, от которого категорически не желал отказываться. — Она розовая и совершенно на тебя не похожа.
     «Я знаю, видела в компьютере, — я быстро лизнула его по щеке в ответ. — Ты же мне ее купишь? Правда?»
     — Конечно, Тия, поеду в выходные в супермаркет и куплю, — пообещал Рон.
     «А можно сегодня?» — чувства всколыхнулись волной, протестуя против столь долгого ожидания.
     — Можно, — он с удивлением взглянул мне в глаза, — но пока я туда — обратно доеду, пройдет слишком много времени.
     «Хорошо», — перспектива провести один вечер в одиночестве не радовала, но получить игрушку мне требовалось именно сегодня.
     — Видимо, это очень важно, — заметил Рон. — Я тогда поеду…
     «Нет, сначала давай поужинаем», — остановила его я, противореча самой себе.
     Почему-то мне показалось, что сейчас — слишком рано. Фигурка нужна была мне сегодня, но… чуть позже. За ужином я постаралась рассказать о своих ощущениях. В Эквестрии мне никогда не приходилось играть с магией в угадайку, поэтому мне сложно было объяснить, в чем важность этой фигурки.
     — Значит, игрушка — ключ к твоему возвращению? — спросил он в итоге.
     «Не знаю, но очень на это надеюсь, — ответила я. — Слишком смутные чувства. Возможно даже не сама фигурка, возможно, она — лишь подсказка».
     — Я понял, Тия, не подведу.
     

***

     Рон сел в машину и поехал в супермаркет, где обычно закупался продуктами. В магазине был детский отдел, и игрушку принцессы он видел там на прошлой неделе. Потолкавшись по пробкам, постояв на МКАДе и покружив по стоянке супермаркета, Рон втиснул свой фиатик на свободное место и пошел к стеллажам с игрушками. «Принцессы Селестии» — не было, только ценник извещал о ее недавнем наличии. Решив расспросить продавцов, он огляделся, ища кого-нибудь в красной форменной жилетке. Заметив консультанта, беседующего с другим покупателем — мужчиной лет сорока, Рон пошел в его сторону.
     — …розовая такая, говорящая, — расслышал он вопрос, подойдя ближе.
     — Если на полках нет, значит, кончились, — профессионально усталым голосом объяснял консультант.
     — Может, на складе посмотрите? — с надеждой в голосе продолжил покупатель.
     — Нет, все хранится на полках, со склада игрушки не возят, — опять ответил продавец.
     — Простите, я ищу игрушку «Принцессу Селестию», — вмешался Рон в диалог.
     — Во, точняк! Так эту лошадь и звали! — оживился мужчина.
     — Если на полках нет, значит, кончились, — как автоответчик, не меняя интонации, ответил консультант.
     — А может быть, в другом магазине остались?
     — Идите на пункт возврата, там можете позвонить по другим магазинам, — оживился продавец, обрадовавшись, что сможет избавиться от назойливых вопросов.
     Рон с мужчиной прошли в указанном направлении и в результате обзвона нашли тот супермаркет, где игрушки еще оставались в наличии.
     — Теплый стан! — воскликнул мужчина. — Так, сегодня я туда уже не успею.
     — А Вы без машины? — просил Рон.
     — Да, пешкодралом топать, машина уже неделю как в сервисе.
     — Так давайте со мной, я все равно туда сейчас собираюсь.
     Обычно Рон не имел привычки так легко знакомиться с посторонними людьми, но почему-то казалось, что он уже видел ранее этого человека. Принцесса просила обращать внимание на все необычное, а это чувство вполне можно было считать таковым. С радостью приняв предложение, мужчина прошел следом за ним до машины, и товарищи по поиску потащились по МКАДу на юг города.
     — Меня Сергеем звать, — представился пассажир.
     — Я — Рон.
     — Необычное имя, — заметил Сергей.
     — Это никнейм, просто я привык, что меня все так называют, — отозвался Рон. — Вы подарок на день рождения ищите?
     — Да не, доча начудила опять, — мужчина пустился в объяснения. — Она просто помешана на этих лошадках, и постоянно их теряет. Постоянно! В пустой комнате ее оставь — все равно умудрится потерять. Прямо мистика. А недавно одолжила эту самую Селестию у подруги, и что бы ты думал? Потеряла! А мне теперь бегай ищи, чтобы вернуть.
     — Где же она так умудрилась?
     — В лесу, мы на шашлыках были, она весь день с этой игрушкой бегала, а потом приходит такая и говорит, мол, лошадка улетела в свой замок.
     Тут Рон и вспомнил, что слышал гулкий голос этого человека там, где они с принцессой были на пикнике — в месте ее появления на Земле. Это совпадение точно не могло быть случайным. Задав пару наводящих вопросов, он выяснил, что его пассажир ничего не знал и не желал знать о маленьких пони. Зато Сергей увлекался боксом. Всю дорогу он рассказывал о боксерах, раундах, ударах, приемах и захватах. Рон, изображая крайнюю заинтересованность, поддакивал и задавал уточняющие вопросы. Видимо Сергею не часто попадались столь благодарные слушатели, и он проникался к своему спутнику все большей и большей симпатией.
     Добравшись до магазина под самое закрытие, они издали заметили целый стеллаж с вожделенной игрушкой, и вскоре уже стояли в кассу, прижимая к груди коробки с розовыми пони.
     — А тебе куда сейчас? — осведомился Рон, когда они уже вышли на стоянку.
     — В Крылатское, — ответил Сергей.
     — О, я в ту сторону еду как раз, — обрадовался Рон. — Так ты говорил Али вышел против Джорджа Формана?
     — Да, прикинь, Форман моложе на 10 лет и сильнее, так Али семь раундов держался в защите, а как тот выдохся, в восьмом и завалил в нокаут и стал двукратным чемпионом… — посыпался поток боксерских биографий, баек и технических подробностей.
     К 11 часам дороги стали свободнее. Обратный путь не занял много времени, и говорливый пассажир был явно разочарован, что уже пора прерываться.
     — Слышь, завтра трансляция из Атлантик-Сити. Брэндон Гонсалес против Оззи Дюрана, — сообщил Сергей напоследок. — Заезжай, вместе поглядим.
     — Окей, посмотрю, как с работой. Дай номерок, позвоню тогда, — осторожно ответил его собеседник, решив сначала посоветоваться с Селестией.
     Они обменялись телефонами, пожали руки на прощание, и Рон поспешил домой к своей солнечной пони.
     

***

     Рон ушел, а я осталась ждать его, сгорая от нетерпения. Час шел за часом, он давно уже должен был вернуться, но ожидание затягивалось. Я то прислушивалась у двери, то высматривала его желтый автомобильчик в окно, иногда пытаясь отвлечься просмотром телевизора. В рабочие дни на улицы выезжало слишком много машин, и движение сильно замедлялось, но даже с учетом «пробок» (так называлось явление, когда на дорогах скапливалось много машин, мешая друг другу ехать) время уже вышло. Я испугалась, что с Роном могло что-то случиться, и с трудом подавила порыв позвонить. Почти каждый человек носил при себе устройство, называемое «телефон», благодаря которому, с ним можно было связаться в любое время, если знать его номер. Но говорить вслух на Земле я не могла, а мысли телефон передавать не умел. Рон, поняв, что звоню я, сразу бросил бы все дела, и поехал домой — так мы недавно условились на случай, если мне срочно потребуется помощь.
     В двенадцатом часу, когда от беспокойства я уже готова была бежать на улицу, он вернулся. С порога вручив мне коробку, Рон хитро улыбнулся и спросил, что я буду делать с ней дальше. Упаковка оказалась накрепко запечатана прозрачными липкими ленточками. Изрядно помучившись с ней, я взмолилась о помощи, опасаясь, что не смогу ее вскрыть, не повредив игрушку. Он вооружился ножом, осторожно разрезал все крепления и высвободил содержимое — изображающую меня розовую фигурку, набор заколочек и крошечную расческу.
     — Я — принцесса Селестия! — заявила игрушка, лукаво глянув нарисованным глазом, и я захихикала.
     «А что она еще может сказать?» — поинтересовалась я.
     — Нажми кнопку — узнаешь, — отозвался Рон, и я рассмеялась еще сильнее, заметив, что эта кнопка располагается прямо на кьютимарке.
     — Я — принцесса, а ты тоже принцесса? — осведомилась игрушечная пони.
     «Принцесса — принцесса, можете не сомневаться», — заверила я ее.
     Посерьезнев, я попыталась ощутить подсказку, скрытую в этой фигурке. Шли минуты, и я все сильнее ощущала пустоту. След оказался ложным, и в душе черным пятном разлилось разочарование.
     «Прости, Рон, кажется, я зря гоняла тебя в магазин, — грустно сообщила я. — Ничего не чувствую, ни малейшей подсказки».
     — Тия, возможно тебя заинтересует, с кем я познакомился в дороге, — ответил он.
     Рассказ о мужчине, увлекавшегося боксом и его дочке, теряющей игрушки, преисполнил меня радостным возбуждением. Это была даже не надежда, а нечто большее. Рон постарался изложить только факты, чтобы вывод я сделала сама, но все казалось очевидным.
     «Здесь определенно есть связь! — я запрыгала по комнате, пофыркивая от преисполнивших меня чувств. — Игрушки пропадают здесь и появляются в Эквестрии. И мое чувство не привело бы тебя к ним, если бы это было простым совпадением».
     — Меня пригласили завтра в гости, — продолжил Рон. — Возможно, удастся пообщаться с дочкой и расспросить про игрушки.
     «Жаль, что мы опять не погуляем, — я слегка огорчилась. — Но упускать такой шанс действительно нельзя».

© Рон