Честный обман



Пролог


Глава 1


Глава 2


Глава 3


Глава 4


Эпилог


20 лет спустя (бонус)


Сразу все главы








Эпилог


     Прошел испытательный срок, и это дело отметили развеселой свадьбой. Тваддлер сделал официальное предложение своей подруге, и она, конечно же, не ответила отказом. Праздник развеял все остатки неприязни и недоверия. Гости искренне радовались за молодых и поднимали тосты за их здоровье. Родители Твадди, смирившись, наконец, с выбором сына, веселились вдвойне, наверстывая упущенное. В урочный час на торжестве появилась принцесса Селестия и официально повенчала молодожёнов. Невеста-чейнчлинг, видимо её заинтересовала: Повелительница задержалась на празднике дольше обычного и оказала Мунвей честь с ней побеседовать.
     Стояла уже поздняя ночь, когда все гости угомонились и разошлись по домам. Мунвей со своим мужем уже давно отсыпались после дневных волнений. Внезапно в сон кобылки вторгся зов. Вздрогнув, она проснулась и прислушалась. Нет, ей не приснилось. Королева Крисалис приказывала Мунвей спуститься. На дрожащих от страха ногах она прошла по лестнице и открыла дверь — в такие моменты кобылка жалела, что научилась чувствовать. Принять наказание без страха ей было бы гораздо проще.
     — Тише, глупая, — раздался голос высокого вороного аликорна. — Не бойся.
     — Вы желаете забрать меня в улей? — обреченно спросила Мунвей, преклонив колени перед повелительницей чейнчлингов.
     — Нет, с тобой я поступлю иначе, — ответила королева. — Ты стала другой, и в улье от тебя будет лишь вред.
     В лунном свете сверкнули клыки Крисалис, и её дочь с удивлением поняла, что она улыбается.
     — Ты поступила нехорошо, не пригласив свою мать на свадьбу, — проворчала королева и коротко усмехнулась. — Конечно, я бы не пришла, но сам факт…
     — Вы… вы — шутите?! — изумилась Мунвей. — Вы — умеете чувствовать?!
     — Да, это одна из королевских привилегий, — кивнула её мать. — Знаешь ли ты, почему нам нельзя испытывать эмоций? Чувства — это яд, способный нас погубить. Ты прошла по лезвию ножа, пока постигала эту науку. Ты хоть осознала, что много раз могла сойти с ума? Если твоим путем пойдут остальные, большинство из них погибнет, а я не могу допустить смерти своих детей.
     Кобылка медленно кивнула. Поначалу эмоции действительно жгли ее изнутри и рвались наружу, грозя лишить её разума, и только с помощью мужа она перенесла все эти приступы. Смогут ли остальные найти себе такого же верного друга среди пони? Такого, кто будет искренне любить, великодушно прощать, и по-настоящему сочувствовать?
     — Поэтому ты никогда больше не должна появляться в улье, — продолжила Крисалис. — Дома ты объявлена сумасшедшей ренегаткой, а Понивиль — запретной территорией. Тебе же я повелеваю никогда не покидать пределы этого города.
     — Я обещаю исполнить Ваш приказ, — едва сдерживая радость прошептала Мунвей.
     — Это не всё, — удовлетворённо кивнув, сказала королева. — Я хочу сделать тебе свадебный подарок.
     Из-под крыла повелительницы чейнчлингов вылетел флакончик с молочно-белой жидкостью. «Это… нет, не может быть! — подумала её дочь, с благоговением подхватывая подарок. — Или может?»
     — Что это? — тихонько спросила она.
     — Маточное молочко, — коротко ответила Крисалис.
     — Вы хотите сделать меня новой королевой чейнчлингов?! — уже не сдерживая удивления, воскликнула Мунвей.
     — Формально — да. Выпив молочко, ты обретешь способности королевы. Но тебе никогда не основать своего улья, для этого одного флакончика маловато, — сказала её мать и лукаво добавила: — Мне кажется, ты найдешь ему иное применение.
     — Вы не сердитесь, что я теперь на стороне наших врагов?
     — Пони — враги?! Да не говори глупостей! — рассмеялась королева. — Пони — источник нашего пропитания, а вовсе не враги. Что мы без них делали бы? Ты, конечно, мятежная дочь, но я рада за тебя. Рада, что ты нашла своё место в жизни и обрела счастье. Каким бы оно странным и непонятным мне не казалось.
     Крисалис благословила свою дочку, коснувшись кончиком рога её головы, и взлетела. Мунвей долго глядела ей в след, возможно, это было последнее в жизни свидание с матерью. Тихонько прошептав: «Спасибо, мама», — она вернулась в дом. Зачем ей основывать улей и плодить легион чейнчлингов, если теперь, благодаря драгоценному подарку, она сможет сделать своему Твадди жеребёнка. А то и нескольких.

© Рон