Честный обман



Пролог


Глава 1


Глава 2


Глава 3


Глава 4


Эпилог


20 лет спустя (бонус)


Сразу все главы








Глава 2


     Флёр Дис Ли с замиранием сердца подошла к зданию школы. Кобылка-чейнчлинг твердо решила задержаться в Понивиле, и ей требовалось хорошо вжиться в роль обычной пони, а кто, как не жеребята могли лучше всего в этом помочь? Они более открыты и простодушны, чем взрослые, и, заметив странность в ее поведении, сразу же об этом ей скажут. А если кто-то из малышей разгадает сущность единорожки, то ему все равно никто из взрослых не поверит. Хотя риск все равно был велик, она не стала упускать возможности проверить свою маскировку.
     Многих сородичей Флёр раскрыли из-за глупых ошибок. Сосредоточившись на своей жертве, чейнчлинги почти не обращали внимания на окружавших, а напрасно. По натуре пони подозрительностью не отличались, но и глупцов среди них встречалось не так уж и много. Когда-то они смогли разгадать даже королеву Крисалис, попытавшуюся подменить одну из эквестрийских принцесс. На пойманных чейнчлингов пони накладывали заклинание, лишавшее их возможности менять внешность, а потом отпускали. Заклятие действовало только в пределах Эквестрии, поэтому бывшие пленники предпочитали как можно быстрее покинуть страну.
     Не обращая внимания на новоприбывшую, во дворе школы играли жеребята. Два шалопая-единорога гонялись за галкой, лениво перелетавшей с места на место, земная пони с тиарой на голове хвасталась перед подругами серебристыми накопытными накладками, а еще три кобылки, чудом вместившись на один самокат, нарезали круги вокруг дома. Среди них Флёр узнала едва не сбившую ее вчера лихачку-Скуталу.
     Лавируя между группками жеребят, розовогривая пони подошла к крыльцу. «Здравствуйте!» — услышала она детский голосок. На ступеньках сидела фиолетовая единорожка с желтой гривой, рисовавшая что-то в маленьком блокноте.
     — Здравствуй, малышка! — ответила Флёр. — Как тебя зовут?
     — Динки, — представилась кроха. — Вы к нам на урок пришли?
     — Да, Динки, я расскажу вам о том, что скрывается под Кантерлотом.
     — Ух-ты! — воскликнула маленькая единорожка. — Про Древние Кантерлотские Катакомбы?
     — Да, про них.
     — И про Страшного Змея?
     — Эмм… — Флёр удивленно фыркнула и переспросила: — Страшного Змея?
     — Динки, потерпи, узнаешь обо всем на уроке, — на крыльцо вышла Черили и поклонилась посетительнице. — Доброго дня, миссис Флёр Дис Ли.
     — Доброго дня, — учтиво поклонилась в ответ розовогривая пони.
     — Спасибо, что пришли, урок начнется через пять минут.
     Учительница проводила гостью в просторный класс, занимавший почти все здание. Лишь в дальнем конце дома оставалось место для подсобки и лестницы в подвал. Понивиль действительно был маленьким городком — три ряда по пять парт вмещали всех здешних школьников. Черили позвонила в колокольчик, и жеребята заспешили за свои парты. Когда все места оказались заняты, и в классе воцарилась тишина, преподавательница представила ученикам единорожку:
     — На этом занятии к нам пришла в гости миссис Флёр Дис Ли. Она недавно переехала из Кантерлота, и обещала рассказать о нашей столице что-то интересное.
     Флёр оглядела жеребят и проверила эмоциональный фон. Ничего особенного, в классе чувствовалось настороженное внимание и любопытство. Позади завозились единорожики, стараясь получше рассмотреть гостью, а земная пони в тиаре на первой парте деланно зевнула, дескать, тоже мне, «столичная штучка» тут объявилась.
     «Дорогие жеребята, — заговорила розовогривая кобылка. — Кантерлот — большой город. Там живёт множество пони, и большинство из них думает, что попасть в необычное место можно, только уехав куда-нибудь далеко: в Грифонью Империю, Седельную Арабию, или хотя бы на курорт в Лас Пегасус. И мало кто знает, что целый неизведанный мир лежит у них прямо под ногами. Достаточно пройти всего-ничего: сотню метров вниз. Под землю». Флёр рассказала о длинных темных расселинах, огромных пещерах, где потолок терялся в высоте так что его нельзя было осветить никакими факелами, о глубоких провалах и гладких как зеркало подземных озерах. Рассказала про залы, все стены которых усыпали кристаллы, и малейшая вспышка света еще долго потом играла на гранях. Рассказала о мерцающих мхах, светлячках и фосфорных угрях, освещавших пещеры, населенные живностью; о подземных деревьях с красными листьями и о стаях летучих мышей, прячущихся между сталактитами на высоких сводах.
     — Миссис Флёр Дис Ли, а как же Страшный Змей? — не вытерпев, спросила Динки.
     — К сожалению, ничего подобного я там не видела, — покачала головой рассказчица. — Только алмазные псы пару раз встречались.
     Со всех сторон посыпались вопросы, и даже зазнайка в тиаре заинтересованно стала расспрашивать про рубиновые вкрапления в стенах старых шахт. Флёр почувствовала, как росло дружелюбие жеребят, и их внимание стало ей льстить. Лучики симпатии стекались к ней со всех сторон, и единорожка решила повторить вчерашний эксперимент. Она усилила и отослала все эмоции назад. Малыши оживились и одарили ее новой порцией чувств. Конечно, сработало это не для всех, земнопони с тиарой продолжала относиться к единорожке с прохладцей, но даже Черили, глянув на учеников, тихонько заметила гостье, что ее рассказ очень понравился всему классу.
     Урок закончился, и все стали расходится по домам. Выйдя за дверь, розовогривая кобылка увидела, как Динки радостно побежала навстречу к бурому земнопони.
     — Дядя Хувс, а миссис Флёр Дис Ли сказала, что не видела в катакомбах Страшного Змея! — поделилась она набегу новостями.
     — Страшный Змей жил там очень давно, — стал объяснять бурый жеребец. — Может быть, он уже умер?
     Хувс пристально глянул на Флёр, удивленно раскрыл глаза, а потом настороженно прищурился. Ей показалось, будто взгляд жеребца пронзил ее насквозь. Ноги налились тяжестью, так что она с трудом отрывала копыта от земли.
     — Доброго дня, миссис, — ровным тоном обратился к ней земнопони. — Не ожидал тут встретить… такую, как Вы.
     «Он меня разгадал! — запаниковала розовогривая единорожка. — Как? Чем я себя выдала? Срочно бежать!» Но она уже не могла сделать ни единого шага. Ноги будто приковало к земле.
     — Простите, что вы имели в виду? — пролепетала Флёр.
     Хувс еще раз пристально ее оглядел, обернулся к Динки, а потом посмотрел на проходящих мимо жеребят. На его морде появилась улыбка.
     — Просто не думал, что пони с такой утонченной внешностью может увлекаться спелеологией, — усмехнувшись, заметил он.
     Флёр, облегченно вздохнув, переступила копытами. Странная тяжесть пропала, и она вновь могла свободно двигаться. Жеребец учтиво поклонился и пошел вместе с Динки вниз по склону. «Что-то я слишком разнежилась в последнее время», — подумала единорожка, покачав головой. Она решила, что охвативший ноги паралич стал следствием испуга и неторопливо направилась к городской площади.
     Прошедшее занятие вызвало у Флёр много вопросов. Общение с жеребятами насытило ее эмоциями, но и сами малыши тоже зарядились энергией. Единорожка не тянула из них силы, и при этом получила больше, чем если бы использовала обычную хищную практику чейнчлингов. Почему тогда никто из ее расы не открыл этого способа? Ведь решение лежало на поверхности — ответь взаимностью, и сила чувств возрастет. А чтобы ответить взаимностью надо просто… Ответ яркой вспышкой возник в голове Флёр, и она встала, как вкопанная. «Чтобы ответить взаимностью, надо испытывать сходные чувства!» — повторила она про себя открывшуюся истину. Значит, единорожке действительно понравились жеребята — с этим она согласилась довольно легко. Сложнее оказалось признаться, что и Твадди для неё стал что-то значить. «Теперь ясно, почему такой способ оставался тайной, — поняла Флёр Дис Ли. — Нас всегда учили не испытывать чувств, тем более чувств к своим жертвам. Возможно, и ранее кто-то смог догадаться, но предпочел сохранить все в тайне. Я и сама никогда никому не признаюсь, что полюбила кого-то из пони!»
     Догадка сразу объяснила все странности, замеченные кобылкой в своем поведении. Желание задержаться и проявить заботу о друге, ревность — Флёр Дис Ли пыталась списать всё на свою меркантильность, но ей двигало вовсе не стремление выкачать побольше сил из Тваддлера. Она просто хотела быть с ним.
     Постепенно привыкая к этой мысли, единорожка двинулась дальше. Открытие одновременно радовало и пугало. Думать о Твадди, проявлять заботу о нем было приятно, но любой чейнчлинг счел бы ее сумасшедшей. Узнай про все в улье, за ней бы выслали стражу из личной охраны королевы чтобы отправить на промывание мозгов. Флёр Дис Ли вовсе не хотела «лечиться», значит, таиться следовало не только от пони, но и от своих сородичей. К счастью, после провалившейся атаки на Кантерлот в Эквестрии их оставалось не так уж и много.
     Кобылка вернулась мыслями к Твадди и решила опять приготовить ему что-нибудь на ужин. Но только не салат, после того, как у нее «появилось» чувство вкуса, хотелось попробовать что-то новое. Оглядевшись кругом, Флёр увидела вывеску библиотеки. «У пони про все есть книги, — подумала она. — Наверняка есть и про то, как готовить еду». Она свернула к входу в местное хранилище знаний и постучалась. Дверь открыл молодой дракончик, и единорожка удивленно подумала: «Странно, и как пони не боятся держать огнедышащую рептилию возле такого скопления бумаги?»
     — Здравствуйте, мисс! Чего изволите? — поинтересовался дракончик.
     — Эмм… Здравствуйте! Мне нужна книга о приготовлении пищи, — ответила Флёр Дис Ли. — У вас есть что-нибудь подобное?
     — Конечно, пройдемте со мной, — он сделал приглашающий жест. — Хозяйка готовкой не увлекается, поэтому про еду у нас всего пара полок.
     Библиотекарь проводил посетительницу к одному из шкафов. Кобылка, разинув рот, воззрилась на длинный ровный ряд разноцветных томиков. «Арабийская кухня», «200 способов приготовить верблюжью колючку», «Грифоньи блюда в меню пони», «Рецепты бабушки Греннисмит» прочитала она на корешках несколько названий. Флёр уже знала, что пони любят покушать, но о таком разнообразии блюд даже не подозревала.
     — Вы не могли бы помочь мне выбрать? — обратилась она к дракончику. — Что-нибудь для начинающих.
     — Думаю, Вам подойдет это, — он достал «Сборник традиционных рецептов». — Тут есть все от супов до десертов.
     Флёр поблагодарила библиотекаря и взяла предложенный томик. Придя домой, она устроилась на диване и раскрыла книгу на случайной странице. «Капустная кулебяка — какое забавное название, — хихикнув, подумала она. — Наверное, вкусная вещь». Описание приготовления занимало 3 страницы мелкого шрифта, и кобылка в сомнениях покачала головой. Возможно, стоило начать с чего-то попроще? Она перелистнула сборник на начало, но ни «Суп из щавеля» ни «Овощной консоме с профитролями» единорожку не впечатлили. Она вернулась к описанию кулебяки и вновь внимательно прочитала рецепт. «Если пони готовы прилагать столько усилий, чтобы её сделать, это, должно быть, невероятно вкусно!» — подумала она. Кобылка самоуверенно решила, что справится, и, записав список ингредиентов, отправилась за покупками.
     

***

     Тваддлер отложил напильник, сдул с заготовки опилки и померил оставшуюся ширину доски. «Достаточно, — решил плотник. — Теперь надо отполировать». Жеребец потянулся к шкурке и в этот момент услышал звук отворяемой двери. Обернувшись, он увидел вошедшего в мастерскую бурого земнопони.
     — Доброго дня! — поприветствовал Твадди посетителя. — Вы за заказом? К сожалению, мистер Ведрауб отошел, будет минут через пятнадцать.
     — Нет, я хотел поговорить с Вами, — ответил бурый пони. — Меня зовут Хувс. Доктор Хувс.
     — Эмм… слушаю, — удивленно сказал работник. — В чем дело?
     — Я хотел поговорить о Вашей… подруге. Ведь вы не женаты, не правда ли? — начал Хувс.
     — О Флёр? — насторожился Тваддлер. — Да, официально мы не женаты. Это важно?
     — Дело не в этом…
     Хувс помолчал, пытаясь мысленно оценить реакцию собеседника. Общаться с влюбленными всегда было нелегко. Они готовы закрывать глаза на любые поступки объекта своих чувств, и предпочитают не верить даже самым очевидным доказательствам, порочащим их любимых. Если же любимая оказывалась чейнчлингом, это все лишь осложняло — убедить одурманенного их чарами пони было в несколько раз тяжелее. Для успешной поимки обязательно следовало сперва вывести жертву из-под влияния, потому что внезапный обрыв ментальной связи мог сильно навредить рассудку. В общем, говорить следовало очень осторожно.
     — Я навел кое-какие справки… — продолжил посетитель, тщательно подбирая слова. — Вы знаете, что она — не та, за кого себя выдает?
     — Что Вы имеете в виду? — испуганно спросил работник мастерской.
     — Настоящая Флёр Дис Ли сейчас в Кантерлоте, — пояснил доктор Хувс. — Да и странно было бы, с чего это аристократка приехала в Понивиль почти без вещей и не прихватив с собой ни единой служанки?
     Тваддлер взмахнул копытом и инстинктивно огляделся кругом, хотя в комнату за это время никто посторонний проникнуть не мог.
     — Я знаю, — тихо произнес он.
     — Вы знаете, кто она?! — ошарашенно воскликнул бурый земнопони.
     — Тише! — опять махнул копытом плотник. — Да, я знаю.
     — Она — чейнчлинг, — на всякий случай уточнил Хувс.
     — Знаю, — еще раз подтвердил Твадди. — Прошу Вас, никому не говорите, мы сегодня же уедем из Понивиля.
     Посетитель уставился на него, разинув рот. Хувс встречал на своем веку немало жертв чейнчлингов, но этот сильно от них отличался. Во-первых, проведя столько времени бок о бок с ментальным вампиром, Тваддлер должен был уже едва стоять на ногах, а вместо этого он лучился здоровьем и пребывал в прекрасном расположении духа. По крайней мере, пребывал до появления Хувса. Во-вторых, он выглядел вполне вменяемо, бурый земнопони не смог обнаружить следов вмешательства. А в-третьих, плотник прекрасно знал, кем являлась его любимая. На фоне всех этих фактов уже не казалось странным, что пони вообще может испытывать нежные чувства к чейнчлингу. Все-таки, Флёр выбрала себе на редкость привлекательную маску.
     Доктор Хувс задумался: как он заметил по жеребятам, общение с Флёр Дис Ли придало им сил, вместо того, чтобы ослабить, и с Тваддлером дело обстояло так же. Каким-то образом чейнчлинг делился энергией вместо того, чтобы отбирать. Часто говорят, что зло может скрываться под любыми обличьями, но та-же поговорка должна быть справедлива и для добра. Надо смотреть по делам, а не клеймить кобылку только за то, что она не пони. «Решено, — заключил Хувс. — Возьму ее под наблюдение. Под свою ответственность».
     — Она никогда меня не обманывала… — сбивчиво говорил в это время Твадди. — Мы договорились… Я же понимал, что настоящая Флёр Дис Ли на меня даже не посмотрит…
     — Хорошо, я никому не скажу, — перебил бурый пони бессвязные объяснения плотника.
     — Спасибо! — воскликнул Тваддлер. — Тогда мы пойдем собираться?
     — Нет, оставайтесь в Понивиле, — ответил Хувс. — Если она не несет зла, то здесь вам ничего не грозит.
     Посетитель вежливо поклонился на прощание и вышел из мастерской. Тваддлер дошел до одного из накрытых мешковиной готовых диванов, и тяжело на него повалился. Ноги жеребца дрожали от пережитого страха. «И чего я так испугался? — думал он. — Мне ничего не грозит, настоящей Флёр — тоже. Я же люблю настоящую Флёр Дис Ли, а не ее копию… правда же?» С чейнчлингом у земнопони были чисто деловые отношения. Баш на баш: она питается чувствами, а ему все завидуют, что у него в подружках такая красотка. Поначалу так и было, но сейчас Твадди понял, что действительно боялся за свою спутницу. Боялся не потерять, а того, что с ней может случиться что-то плохое. Ради подруги он собрался было бросить все, что имел, и уехать из этого городка. В Кантерлоте Тваддлера ничего не держало, кроме желания увидеть Флёр Дис Ли, а с Понивилем обстояло иначе. Школьный приятель помог устроиться в мастерскую и одолжил денег на первый взнос за дом. Уехав, Твадди не только лишился бы работы и всех сбережений, он подвел бы друга и даже не смог бы объяснить ему причин произошедшего. Все это — ради чейнчлинга. Ради фальшивки. Если хорошо подумать, оно того просто не стоило. Однако, сердце считало иначе: в отличие от мозга, оно твердо знало, что может эта Флёр Дис Ли и не настоящая, зато это — его Флёр.
     

***

     Тваддлер вошел в дом и принюхался.
     — Дорогая, у нас пожар? — громко спросил жеребец из коридора. — Чем это пахнет?
     — Все в порядке, я ужин готовлю! — жизнерадостно ответила Флёр.
     — А весь этот дым откуда? — поинтересовался он, проходя на кухню. — По-моему, такого быть не должно.
     — Не знаю, — с сомнением в голосе произнесла единорожка. — В рецепте сказано, держать в духовке полчаса.
     — Может, ты духовку перегрела?
     Флёр склонилась над книгой и вслух прочитала: «Готовить тридцать минут на слабом огне…»
     — Хмм… «слабый огонь» — это какой? — задала она риторический вопрос и открыла дверцу в пышущее жаром нутро плиты.
     Взяв зубами прихватку, кобылка вынула противень с испускавшим черные клубы дыма продолговатым предметом.
     — Так что же ты готовишь? — спросил Твадди, окинув содержимое противня критическим взором.
     — Это — кулебяка! — объяснила единорожка.
     — Моя мама готовила кулебяки, они выглядели немного не так…
     — Конечно не так, она же еще не готова! — воскликнула кобылка. — Сейчас я ее суну обратно.
     — Нет, — остановил ее земнопони. — Я, конечно, не спец, но точно знаю, что она от этого только еще сильнее подгорит.
     — Так… получается, я опять все испортила? — огорчилась Флёр.
     — Немножко передержала. Моя первая табуретка тоже вышла не очень, — попытался ее успокоить жеребец. — Давай посмотрим, что получилось?
     Единорожка отделила кулебяку от противня и нарезала на кусочки. Подгоревшая оболочка с хрустом ломалась под её ножом, выпуская изнутри клубы пара. Вкусно запахло запеченной капустой, и Твадди рискнул попробовать.
     — Знаешь, а неплохо получилось, — поделился он наблюдениями.
     — Ты меня обманываешь, — грустно улыбнувшись, мрачно ответила Флёр.
     — Нет, правда! Тесто, конечно, подгорело, а начинка — просто объедение! Сама попробуй!
     Кобылка съела кусочек и, убедившись в правоте своего приятеля, повеселела. Даже если в действительности капуста и не получилась настолько вкусной, жеребцу очень хотелось приободрить подругу, поэтому ей не могло не понравиться.
     О визите доктора Хувса Тваддлер решил не рассказывать. Бурый пони пообещал сохранить все в секрете, и плотник не хотел лишний раз волновать любимую.

© Рон