Проклятие Эвлона



Глава 1. Рыжая охотница.


Глава 2. Дорога в Эвлон.


Глава 3. Белая довния.


Глава 4. Эвлон - город контрастов.


Глава 5. Металл демонов.


Глава 6. Темные Врата.


Глава 7. Решение королевы.


Глава 8. Синсера Кастигор.


Глава 9. Пленница Эвлона.


Глава 10. Тайна Эвлона.


Глава 11. Небесный цветок.


Глава 12. Цена проклятия.


Сразу все главы


Глава 8. Синсера Кастигор.


     Королевский зверинец королевской роскошью не блистал: ряды железных клеток, каменный пол, окна, закрываемые лишь ставнями, и никаких украшений. Клетка богатой обстановкой похвастаться тоже не могла: засыпанный опилками пол, вязанка сена, ведро с водой и связка арини. По уютному домику хозяйки Серый заскучал в тот самый миг, как за ним захлопнулась железная дверь, а при взгляде на бананы хотелось громко ругаться, ведь в ближайшее время предстояло питаться исключительно этими незамысловатыми фруктами.
     Ни вечером, ни с утра правительница Эвлона так и не явилась поглядеть на нового кари. Сергей действительно оказался нужен Синсере исключительно для коллекции. Он лежал на куче сена, скучал и обдумывал произошедшие события. Сергей даже представить себе не мог, что Канея настолько к нему привязалась. К чему могли привести пререкания с королевой, очевидно было даже ему. Ради своего подопечного белая довния пошла на неоправданно высокий риск. К счастью, Синсера оказалась не настолько мстительной, чтобы всерьез ее наказать. Перспектива сменить хозяйку Серому не понравилась сразу. Дело было даже не в том, что королева не слишком лестно о нем отзывалась, Сергей у многих экв сперва вызывал негативную реакцию, но что-то позволяло ему преодолевать неприязнь и довольно быстро завоевывать их доверие. С правительницей подобная особенность могла не сработать, чтобы ее очаровать, как минимум, требовалось с ней пообщаться, а подобного случая пришлось бы ждать слишком долго. Имея почти два прайда кари, Синсера вряд ли отдала бы приказ привести к ней самого несимпатичного.
     В сторону клетки Сергея по проходу шла хорния, но он поначалу не обращал на нее внимания — тут постоянно ходил персонал, то приводя, то уводя кого-нибудь, прибираясь в клетках или разнося свежую воду. Только ощутив неприятное чувство, будто под черепушкой забегали мягкие пальчики, он глянул внимательнее и заметил еле заметное свечение рога. Очевидно, с ним решила позаниматься одна из дрессировщиц.
     — Эй, ты! — возмутился Сергей. — А ну прекращай!
     — Ты что, говорящий? — удивленно воскликнула эква. — Впрочем, неважно. Мне надо делать свою работу.
     — Сейчас схлопочешь у меня! — пригрозил он, вскакивая и направляясь к двери.
     Понадеявшись на крепость прутьев, дрессировщица проигнорировала угрозу и продолжила свое занятие. О том, что заключенный в клетку еще ночью разобрался с открыванием замка, она не подозревала. Серый подхватил ведро, распахнул дверь и выплеснул все в морду испуганной хорнии. «Айсепса! — закричала она на все здание. — Кари сбежал!!!» По проходу помчалась еще одна хорния, чей роговой нарост замерцал еще на полпути к клетке. По навалившейся тяжести в ногах беглец понял, что его сейчас парализуют, и из последних сил метнул ведро. Айсепса смогла увернуться, но концентрацию потеряла, и угроза обездвиживания слегка отсрочилась. От хорниев в крепости Серый знал — для парализации необходимо видеть свою цель. Он спрятался за еще не пришедшую в себя дрессировщицу и лихорадочно заозирался в поисках средств к спасению. Заметив у стены еще два ведра, он тут же бросился к ним. Первое он метнул сразу, а со вторым наперевес понесся вперед, придумав, как обезвредить парализующий взгляд. Пока эквы пытались понять что происходит, Сергей с разбегу насадил ведро на морду Айсепсы и попытался закинуть ручку на затылок, чтобы та не сразу его сбросила. Эква взвилась на дыбы, а беглец, не успев отпустить этот импровизированный намордник, взлетел над полом и приземлился прямо на спину противника. В ослепленной кобыле внезапно проснулся какой-то древний инстинкт. Она громко заржала и резко рванулась вперед, не разбирая дороги. Вскоре ей предстояло влететь прямо в стену, и Серый изо всех сил потянул за ручку ведра, поворачивая ее мордочку вбок. К счастью, эква поддалась и в последний миг свернула в сторону. Правя то правее, то левее, всаднику удалось избежать еще нескольких препятствий. Хорния с громким топотом вылетела во двор, где стояла высокая кипа брикетов сена. Надежда Сергея завершить в ней свой путь не оправдалась, кубики сухой травы разлетелись во все стороны, почти не замедлив стремительного галопа. Встречные испуганно шарахались в стороны, открывая дорогу к проходу в живой изгороди вокруг зверинца.
     — Сегри!!! — расслышал он знакомый голос. — Вы что это делаете?!
     — Канея! Я не могу ее остановить! — крикнул он в ответ.
     Его хозяйка поскакала следом, но догнать перепуганную хорнию оказалось нелегко. Сразу за изгородью показался маленький пруд, и Сергей сделал еще одну попытку затормозить, потянув на себя ручку ведра. Сигнала эква не поняла и вместо того, чтобы остановиться, сделала мощный прыжок, завершившийся прямо в воде. От громкого плюха пруд наполовину обмелел. Серый по инерции пролетел вперед вместе с ведром и скрылся под водой.
     Глубина оказалась небольшой, всего по пояс, и, встав на ноги, Сергей огляделся. Айсепса мотала головой, пытаясь понять, как она тут оказалась. Едва не свалившись следом, у пруда затормозила Канея. Сбоку замерла группка хорний во главе со смотрительницей Кьястой, а спереди громко возмущалась какая-то мокрая с ног до головы довния. С некогда пышной попоны пострадавшей стекали струйки воды, а у ног трепыхались несколько больших золотистых рыбин. Последней на сцене появилась хорния — дрессировщица, из-за которой и начались все безобразия.
     — Что здесь происходит? — Кьяста, как самая высокопоставленная из присутствующих, взяла на себя труд во всем разобраться.
     — Этот кари— бешеный! — наябедничала дрессировщица. — Его надо на острова увезти!
     Хорнии, сопровождавшие смотрительницу, протестующе зароптали. Хотя они не принадлежали к королевскому табуну, Луденса частенько брала подопечного с собой, отправляясь проведать своих эквинок из других табунов, так что каждую из них Сергей хотя бы раз успел почесать за ушками.
     — Если он бешеный, то кто его взбесил? — осведомилась Канея. — Вчера Ее Величество лично осмотрела этого кари, и он ей настолько понравился, что королева Синсера пожелала его одолжить! Я потребую серьезно наказать виновную!
     Глянув на медальон советницы, дрессировщица сникла, поняв, что всю вину возложат на нее. Злосчастной хорнии грозила не только потеря работы в замке, она вообще могла лишиться средств к существованию. Разве кто-нибудь доверит обучать своего кари той, кто уже довела одного до безумия?
     — Я уверена, что произошло просто недоразумение, — продолжила хозяйка Серого, — и этот кари вовсе не бешеный, а его просто кто-то напугал.
     Сергей выбрался на дорожку и осторожно побросал в воду всех рыбок, выплеснувшихся на берег. Бешеным он вовсе не выглядел, и дрессировщица с надеждой ухватилась за подсказку белой довнии.
     — Да, конечно же, я просто собиралась провести обычную дрессировку, а кто-то забыл закрыть дверь, вот он и выскочил! — зачастила она. — Всем кари поначалу не нравится, когда их тренируют! Вот я позвала ловчую, а она стала с ним скакать по всему зверинцу!
     — Значит, две опытные эквы не смогли совладать с одним кари? — уточнила Кьяста.
     — Эмм… простите, подобного больше не повторится! — смущенно пробормотала дрессировщица.
     Айсепса, до сих пор лишь растерянно хлопавшая глазами, наконец, разобралась в происходящем и стала выбираться из прудика. В последний момент она успела подавить инстинктивный порыв отряхнуться, еще не хватало в довершение забрызгать высокопоставленных экв. Хорния поняла, что, выдвигая претензии, она навредит только себе. Если случай не замнут, и дело дойдет до главного смотрителя зверинца, у того появятся сомнения в ее профессиональной пригодности. Ловчая должна смочь управиться с любым самым злобным и бешеным животным. Виновато повесив голову, она тоже присоединилась к извинениям.
     — Советница Канея, тебе есть, что добавить к сказанному? — спросила смотрительница.
     — Нет, луни Кьяста, я думаю, они уже достаточно наказали самих себя за плохое обращение с моим кари, — ответила она.
     — В таком случае, если ни у кого нет претензий… — продолжила глава водных хорний, но ее прервала мокрая довния.
     — Я! У меня есть претензии! — завозмущалась пострадавшая. — Меня облили у всех на глазах, а моя попона — она испорчена!
     — Принято, — согласилась Кьяста. — Значит, либо вы договоритесь сейчас о возмещении, либо дело придется передать для разбирательств смотрящим за порядком.
     — Эмм… луни, я могу предложить позаниматься с Вашим кари, — предложила дрессировщица.
     — Что-то мне страшновато доверять тебе своего кари, — засомневалась довния.
     — Я еще раз прошу прощения за это недоразумение, но я — королевская дрессировщица, а работать в замок кого попало не берут. Я могу научить Вашего кари плести колосок наизнанку.
     Услышав такое предложение Серый хмыкнул. Простое, но необычное плетение так понравилось луни Лайде, что она не успокоилась, пока не нашла дрессировщицу, сумевшую путем проб и ошибок добиться такого же умения от ее кари. За Лайдой потянулись другие, но новая прическа только начала входить в моду, и еще слишком мало дрессировщиц освоило это плетение. К тем, что начали предлагать новую услугу, выстроилась многодневная очередь, да и стоимость тренировок пока еще оставалась довольно высокой. В королевский зверинец действительно брали только опытных работниц, для которых считалось делом чести осваивать все новшества одними из первых. Перспектива щеголять модной прической показалась пострадавшей достаточно соблазнительной. Кивнув, она сказала, что удовлетворена.
     — В таком случае, если ни у кого нет претензий… — смотрительница сделала паузу, оглядев присутствующих, и в этот раз возражений не последовало. — Да осветит Люсея наше согласие!
     После ритуальной фразы следовало забыть все обиды и вернуться к своим делам. Кьяста со своими хорниями направилась дальше по дорожке, а Канея стала выяснять подробности.
     — Что там произошло-то? — поинтересовалась она.
     — Эта хорния стала копаться у меня в голове, а я такого не терплю, — ответил Сергей. — Я же рассказывал, как меня пытались дрессировать.
     — Так почему же ты ей не сказал?
     — Я пытался поговорить, а она не отреагировала!
     — Лумина, — обратилась советница к служащей зверинца, — почему ты не прекратила тренировку?
     — Поймите, кари в любой момент могли позвать к королеве, а я слежу, чтобы все они были к ней приучены, — стала объяснять дрессировщица. — Если кари вдруг оцарапает Ее Величество или хотя бы зашипит — у меня будут большие неприятности. А этот кари— новенький, я торопилась побыстрее его подготовить.
     — Моему подопечному тренировки не требуются. Любые магические воздействия ему только вредят. С ним можно только договариваться. Не преувеличу, сказав, что его уму могут многие экусы позавидовать.
     — Но что если он будет себя плохо вести с королевой?
     — Обереги меня Люсея! — воскликнул Серый. — Да я все силы приложу, чтобы она осталась довольна!
     Заверив, что сама отведет Сегри в клетку, Канея оставила служащих зверинца договариваться с пострадавшей эквой. Сергей положил ладонь на загривок хозяйки, и они медленно пошли в обратную сторону.
     — Ты как тут оказалась? — спросил он.
     — Табелья отыскала в законе пункт, гласящий, что хозяйка может навещать одолженного кари, так что я имею полное право к тебе приходить, — ответила белая довния. — Кстати, я назначила ее своей официальной стряпчей.
     — Это Луденса тебе подсказала?
     — Да, а как ты догадался?
     — Эмм… ну, она же ее сокровинка, — хмыкнул Серый.
     — Я принесла тебе рандию и сушеных фруктов, а элока просила передать свиток.
     — Спасибо! Вы у меня самые чудесные эквы на свете! — обрадовался он. — Как твоя новая должность? Уже работаешь?
     — Нет, первое заседание послезавтра, я так волнуюсь!
     — Думаю, ничего страшнее вчерашнего уже не случится.
     — Прости, мне уже пора уходить, — вздохнула Канея. — Страта пригласила меня на ужин. Обещала дать несколько советов.
     Обнявшись на прощание с подопечным, она выложила гостинцы и прикрыла дверцу, а заперся Серый сам. Он развернул свиток и рассмеялся, Луденса подсунула ему «Хроники малых поселений» — весьма пространный и очень занудный текст. Ученик хорнии постоянно откладывал чтение на потом, выбирая свитки поинтереснее, но теперь выбора не оставалось. Сергею предстояло ознакомиться и с этим отрывком эвлонской истории.
     

***

     За весь день Сергея никто не решился побеспокоить. Слух, о том, что с этим кари лучше не связываться, быстро разошелся среди служащих. Хотя он и не принадлежал королеве, но положение его хозяйки было достаточно высоко, а, кроме того, советница, в отличие от правительницы Эвлона, испытывала к своему подопечному слишком нежные чувства.
     Серый лежал на куче сена и пытался читать. Подсунутый Луденсой свиток оказался еще зануднее, чем он думал. Просто не делать вообще ничего казалось не таким скучным, как пытаться вникнуть в этот текст. Сергей даже несколько раз задремал, знакомясь с подробностями таких эпохальных событий, как строительство моста через ручей, или судебное разбирательство о краже копны сена.
     Небосвод потемнел, служащие позакрывали все окна, и зверинец погрузился во мрак, разгоняемый только одинокой лампой при входе. Спать совершенно не хотелось, а нагнать дрему чтением из-за темноты возможности не оставалось. От скуки Сергей решил прогуляться – какое-никакое, но приключение. Взбив копну сена, чтобы казалось, будто там кто-то лежит, он тихонько приоткрыл дверцу и прошмыгнул к окну. У дверей дежурила ловчая хорния, так что Серый решил воспользоваться иным выходом. Ставни открылись бесшумно, служащие хорошо следили за помещением, вовремя смазывая все петли. Искатель приключений выбрался наружу и, прячась в тени изгороди, стал красться вдоль дорожки. Он миновал пруд с рыбками, каменный амфитеатр и вышел к относительно большому водоему. На нем даже имелся причал с украшенным вымпелами корабликом. Осмотрев плавсредство, Серый приметил на берегу уютную беседку и решил устроиться там отдохнуть. Внутри обнаружилось несколько мягких подушек и тюфяков. Соорудив себе гнездышко, он стал наблюдать за бликами на воде. Сидеть тут было намного приятнее, чем в клетке. Углубившись в свои мысли, Сергей не услышал тихого цоканья копыт.
     — А это у нас кто тут такой сидит? – услышал он удивленный возглас.
     Обернувшись, Сергей увидел хорнию, над чьей головой мерцал маленький шарик волшебного света. Эква выглядела довольно скромно. Она даже не надела попоны, а несла лишь легкую перевязь с сумками, но этот властный голос спутать было невозможно.
     — Простите, Ваше Величество, я не хотел Вам помешать! – воскликнул Сергей, вскакивая с места.
     — Хмм… ты говорящий?! – изумилась повелительница.
     Язвить по своему обыкновению, Серый не рискнул и только поклонился в ответ.
     — Ты понимаешь, что я говорю?
     — Да, Ваше Величество, я все прекрасно понимаю.
     — Как тебя зовут?
     — Сегри, Ваше Величество.
     — Как ты здесь оказался?
     — Мне было скучно сидеть взаперти, вот я и решил прогуляться.
     — Разве клетка не была заперта?
     — Была, но замки там рассчитаны на инкидо, мне не составило труда их отпереть.
     Хорния улеглась на тюфяк, и внимательно оглядела необычного кари.
     — Ты же принадлежишь моей новой советнице? – осведомилась она. – А я совершенно забыла, что решила тебя одолжить. Я как раз собиралась послать за кари, но раз уж ты здесь…
     Роговой нарост правительницы замерцал, и Сергей почувствовал в голове постороннее присутствие. Убежать или сопротивляться он не решился, а о том, чтобы повторить свой вчерашний подвиг, и речи быть не могло. Королева Синсера подобного точно не стерпела бы.
     — Ради Люсеи, простите, Ваше Величество, — испуганно заговорил он, — но Вы можете просто сказать, что делать! Контролировать меня вовсе не обязательно!
     — Просто сказать? – королева опять удивилась.
     Она вскинула мордочку, не сразу восприняв новую концепцию отношений с кари, но в итоге согласно кивнула. Так страшившее Серого ментальное вмешательство прекратилось.
     — Сегри, я хочу, чтобы ты меня расплел и расчесал. Щетку возьми в сумке акору.
     Он склонился над гривой и приступил к работе. Так осторожно как сейчас к причесыванию эквы он еще никогда не подходил. К счастью, королевская грива являлась просто образцом ухоженности. Шелковистые волоски не цеплялись друг за друга, не слипались и не пытались скрутиться в колечки. Напряженная поначалу хорния постепенно расслабилась, положила голову на подушку и прикрыла глаза. Сергей закончил работать щеткой и стал массировать загривок.
     — Я не просила этого делать, — лениво заметила королева.
     — Простите, я надеялся, что Вам будет приятно.
     — Да, мне приятно, продолжай.
     Синсера зажмурилась и слегка изогнула шею, отзываясь на его прикосновения. Серый прошелся ладонями снизу доверху и вновь расчесал смятые массажем волоски.
     — Я ошиблась, судя по внешности, — задумчиво молвила повелительница.
     — Простите? – недопонял Сергей.
     — Обычно ухаживающим за мной в данный момент кари управляет одна из служанок, — соизволила объяснить Синсера. – Иногда я желаю насладиться одиночеством, но в этом случае управлять им приходится самой. Конечно, можно отдавать команды голосом, как это делают довнии, но это мне кажется совсем неудобным способом. А сейчас я смогла расслабиться так, как уже давно не расслаблялась, и как не могла бы расслабиться в присутствии других.
     Разомлевшая эква готова была болтать и дальше, но на дороге послышались еще чьи-то шаги. Со вздохом королева подняла голову и приняла величественную позу.
     — Сегри, завтра после захода солнца жди меня на том корабле, — быстро сказала она, кивнув в сторону причала. – А теперь, спрячься.
     — Но вы же королева! — недоуменно ответил он. — Зачем Вам что-то скрывать?
     Только когда слова уже сорвались с губ, Серый понял, что осмелился возражать правительнице Эвлона, но она лишь весело фыркнула. Обижаться на кари любому экусу казалось просто глупым.
     — Мне угодно сохранить тайну, а почему – объясню завтра.
     Он перевалился через перила, бросился к живой изгороди и оглянулся. К беседке приближалась служанка, ведущая на поводке инкидо. «Вот она удивится, увидев королеву причесанной!» – подумал Сергей про себя и направился в сторону своего временного жилища.
     Не смотря на ночь, в зверинце царило оживление. Эквы с лампами в зубах растерянно бродили по двору, заглядывая во все углы, и явно кого-то искали. «Уж не меня ли потеряли?» — забеспокоился Серый, крадясь вдоль стенки. Он выждал момент, подбежал к окну и проник внутрь здания. Его клетка стояла распахнутой, а куча сена разлетелась по полу – кто-то слишком перенервничал, обнаружив пропажу. Беглец прошмыгнул внутрь, осторожно прикрыл дверцу и стал сгребать все обратно.
     «…кари пропал! – Сергей услышал перепуганные объяснения эквы, бредущей по проходу следом за солидным пожилым довнием. – Я делала обход, смотрю – подозрительно что-то, разворошила сено, а там нет никого!» Пара остановилась напротив, и экус хмыкнул: «Этот что ли?» По деревянному протезу Серый узнал главного смотрителя. «Д-да, — потерянно отозвалась служащая. – Но он правда пропал! Я тут все переворошила!» Сергей поглядел на местного начальника самым честным взором, на какой только был способен.
     — Он не выглядит пропавшим, — заметил довний. – Впрочем, не тот ли это кари, что утром загнал в пруд Айсепсу?
     — Я не загонял! — возмутился Серый. — Она сама постаралась!
     — Ах, так ты еще и говорящий, — ответил главный смотритель. — Слыхал о тебе, всякие небылицы рассказывали.
     Фыркнув, экус вскинул морду, распорядился не спускать с Сегри глаз и пошел обратно.
     

***

     К исполнению приказа эквы подошли со всей ответственностью. Всю ночь и весь следующий день кто-нибудь из работниц дежурил возле его клетки, периодически сменяясь. Одни вели себя слишком настороженно, другие охотно болтали, но бдительности не терял никто. Светившее в окно солнце опустилось уже почти до изгороди, и Сергей почувствовал легкую панику. Королева Синсера приказала ему явиться сразу после заката, причем, сохранить это в секрете. Зачем он мог понадобиться повелительнице? С какими тайнами она собиралась его познакомить? Может, ей нужна помощь в некоем деле, в котором Синсера не может довериться ни единому экусу? Серый терялся в догадках, но твердо решил, что просто не имеет права подвести правительницу. Оставалось только придумать, как обмануть своих охранниц.
     Честно обо всем рассказать было нельзя, во-первых, следовало держать все в тайне, а во-вторых, ему все равно не поверили бы. Значит, если не удастся отвлечь внимание, то останется только прорываться с боем. Эквы бегают быстрее, но они не так ловки, как человек. Сергей вполне мог выскочить в окно и спрятаться, пока служащая протискивалась бы следом, или бежала бы в обход через дверь.
     Не придумав способа лучше, он стал готовиться к побегу, используя фактор неожиданности. Не смотря на всю свою настороженность, местные эквы до сих пор воспринимали его как простого кари — существо ограниченное и неспособное на какие-то особые хитрости. Серый передвинул свое ложе прямо к двери, и дежурившая у клетки довния занервничала. «Эй, ты, двигайся назад!» – скомандовала она, но ее слова заключенный в клетку проигнорировал. С независимым видом он уселся и стал демонстративно читать свиток. Вслух. Охранница напряглась, но долго концентрировать внимание было невозможно. Минут через десять она расслабилась и даже едва сдержала порыв зевнуть – «Хроники малых поселений» могли усыпить кого угодно. Сумерки стали сгущаться, а эква под его монотонный голос фыркала и периодически встряхивала голову. На смену охраннице пришла еще одна эква, и зевающая довния радостно обернулась. Пользуясь моментом, Сергей просунул руку между прутьев и отщелкнул замок. Хорошо смазанный металл двигался легко и бесшумно. Чтения он не прервал, так что эквы ничего не заметили. Заключенный выждал момент, когда обе работницы отвернутся, резко распахнул дверь и бросился к окну. Железный край чуть было не заехал по голове одной из охранниц, и она отпрянула от неожиданности. Пока служащие приходили в себя, беглец уже выскочил наружу и бросился к живой изгороди. Еще вчера он приметил место, где кусты расходились настолько, чтобы человек мог пролезть.
     В зверинце поднялся переполох. Вопящие эквы выскочили из дома, оповещая всех о побеге. Поисковые группы работниц согласованно рассредоточились по тропинкам. Возможно, побеги животных тут случались и ранее, и их ловля уже стала отработанным делом. Путь к причалу оказался перекрыт. Сергей решил обогнуть суетящихся экв и стал красться в обратную сторону. Работницы громко шумели и тыкали палками в кусты, надеясь, что спугнутый кари бросится бежать. Они до сих пор ловили его, как ловили бы животное, а не разумное существо.
     К пруду Серый выбрался довольно далеко от причала. По дорожкам возле воды шныряло слишком много экв, и подобраться к кораблю незамеченным казалось просто невозможным. Впрочем, был и другой путь. Уже достаточно стемнело, чтобы его торчащую из воды голову с дорожки никто не смог бы разглядеть. Беглец по-пластунски дополз до берега и погрузился в пруд. Почувствовав бодрящую прохладу, он сразу вспомнил, откуда сюда поступала вода. Фонтан, бьющий из подземного озера, оставался холодным даже в самые жаркие дни. Стараясь не плескать, он медленно поплыл к кораблю. По причалу все время кто-то ходил, так что вылезти незамеченным Сергей не смог бы, поэтому он решил притаиться под деревянным настилом.
     Из его укрытия открывался прекрасный вид на беседку. Внутри разлеглась какая-то хорния с горой свитков. По мере чтения она жевала рандии с травяными колечками. По шарику света, висящему над ее головой, Серый решил, что это сама Синсера, кроме нее никто не мог так свободно обращаться с магией. Поднятый переполох стал ее отвлекать. Хорния раздраженно отбросила свиток и остановила одну из служанок, чтобы выяснить причину всей беготни. Говорила она негромко, но по воде слова долетали и до укрытия под причалом.
     — Что здесь творится? – поинтересовалась повелительница.
     — Из зверинца сбежал кари, все его ищут, — почтительно ответила эква.
     — Кари? – удивилась королева. – Пресветлые небеса! Его, случайно, не Сегри зовут?
     — Простите, Ваше Величество, я не знаю.
     — Зато я знаю. И, кажется, подозреваю, где он прячется.
     Синсера встала и подошла к причалу.
     — Простите, Ваше Величество, но мы уже обыскали тут все! – доложила служанка.
     — Сегри! – тихонько позвала повелительница. – Ты здесь?
     — Да, я пришел, — отозвался он.
     — Ты где? – королева завертела головой в поисках кари. – Покажись мне!
     Сергей выплыл из-под настила, что крайне впечатлило правительницу Эвлона. От удивления она разинула рот и присела на круп.
     — Ты что там делал? – изумленно спросила она.
     — Вы приказали ждать Вас и держать все в секрете, — пояснил он в недоумении.
     — Я отдала приказ кари?! – Синсера расхохоталась так, будто Серый рассказал невероятно смешной анекдот.
     Сквозь смех она едва выдавила фразу: «Вылезай оттуда, мой маленький герой». Повелительница уже почти успокоилась, но вид мокрого кари, выбравшегося на берег, вызвал новый приступ веселья.
     — Позвольте увести его, — рискнула обратиться служанка, когда повелительница отсмеялась.
     — Нет, — королева отрицательно вскинула мордочку. – Он останется со мной. Передай всем, чтобы больше тут не суетились. И принеси покрывало, а то бедняга совсем замерз.
     Синсера пошла к беседке, а Сергей уныло побрел следом. Никаких тайн и секретов ему так и не раскрылось, а королева лишь посмеялась над ним. Похоже, она даже забыла о своем вчерашнем пожелании. Напрасно он так волновался весь день, напрасно играл с охранницами в кошки-мышки и напрасно мерз в озере.
     Оставшись наедине, правительница обернулась к Серому и нежно ткнула носиком в плечо. «Прости, я опять тебя недооценила, — прошептала она. – Я была уверена, что ты к утру уже обо всем забудешь. Я решила, что ты просто говорящее животное, и ошиблась. Такие понятия, как долг, честь, верность слову присущи только разумным существам». Королева отстранилась и заговорила нормальным голосом: «Мне надо еще поработать, а потом ты же не откажешься за мной поухаживать?» От слов хорнии, у Сергея потеплело на душе, и он согласно кивнул. Завернувшись в покрывало, принесенное служанкой, он устроился возле повелительницы. Та, не отрываясь от свитка, махнула копытом в сторону стола и предложила угощаться. Кроме рандий и сена там обнаружилась вазочка с сахаром. Причем, это были не те бурые кристаллы, что продавались у Канеи, а ровные белые кубики настоящего рафинада. Учитывая его стоимость, Синсера угощала Сергея действительно по-королевски.
     Мокрая одежда неприятно холодила. Поразмышляв, не нарушит ли он приличий, если разденется, Сергей пришел к выводу, что ничего страшного не произойдет. Большинство экусов всю жизнь ходили «голыми», если тут применимо данное слово. Даже Синсера надевала попону только по официальным случаям. Он сбросил свои изрядно потертые брюки с рубашкой и вновь закутался в покрывало. Королева, как и прочие экусы, до сих пор думала, что у этого кари просто такая странная шерсть, поэтому метаморфоза, произошедшая с Сергеем, ее удивила. Еще сильней хорнию заинтересовала бусина. Скрытая ранее под одеждой, она теперь свободно висела у него на шее.
     — Откуда у тебя эта награда? – спросила Синсера. – Это не та вещь, что носят как украшение.
     — Я ее заслужил, когда был у врат, — ответил Серый. – Мне ее вручил сам прайм-хорний.
     — Пресветлые небеса! Так ты – тот самый кари, что ослепил демона?! – воскликнула она. – Знаешь, мне теперь стыдно, что я над тобой посмеялась.
     — Но ведь, об этом было написано в прошении, — удивился он. – Моя хозяйка приложила все документы.
     — Я не в состоянии прочесть все бумаги, поступающие в канцелярию. Секретарша составила краткое описание, но про это не упомянула.
     Королева вернулась к чтению свитков. Одни она черкала карандашом, внося поправки, другие сразу откладывала в сторону, а некоторые удостоились получить королевский прикус. Завизированные бумаги откладывались в отдельный ящик. Времени прошло много, одежда успела высохнуть, и Сергей снова оделся. Два кусочка сахара из вазочки он припрятал в карман. На сладкое Серого особо не тянуло даже после долгого перерыва, зато, представив, как обалдеют Канея с Луденсой от такого угощения, он невольно улыбнулся.
     Наконец, гора свитков иссякла, и, отбросив последний документ в предназначенный тому ящик, Синсера потянулась. «Сделай, как вчера», — попросила она, вытягивая шею. Сергей расплел гриву, причесал, помассировал загривок и еще раз причесал. Еще с минуту хорния лежала с прикрытыми глазами, прежде чем поднять голову. На роговом наросте мелькнула искорка. Судя по тому, что из-за изгороди сразу же выбежала дежурившая там служанка, королева вызвала ее мысленным сообщением.
     — Сегри, учитывая, что ты – разумный, я считаю просто неприличным держать тебя в зверинце, — сказала Синсера. – Я хочу поселить тебя в своем крыле замка.
     — Благодарю Вас, Ваше Величество! — обрадовался он.
     — Кульсита, надо подобрать комнату для моего маленького друга, — обратилась правительница к подбежавшей рыжей довнии. – В моем крыле есть свободные места?
     — Пожалуй, его можно запереть в кладовке на втором этаже, — ответила довния. – После того, как уборщиц переселили во флигель, она пустует.
     — Нет, запирать не надо, — засмеялась Синсера. – Считайте Сегри моим гостем. А эта кладовка не слишком мала?
     — Там вполне вместится жеребячья кроватка и стол, — пояснила Кульсита.
     — Сегри, тебя такая комната устроит?
     — Конечно, Ваше Величество, меня все устроит, — заверил Серый.
     — Проводи Сегри и помоги там обустроиться, — приказала королева служанке.
     — Эмм… Ваше Величество, у меня в клетке остались вещи, можно сначала за ними сходить? – спросил Сергей.
     — Да, конечно, Кульсита, сходи с ним в зверинец и заодно предупреди всех, что я распорядилась переселить этого кари.
     Известие о переезде беспокойного питомца всех очень обрадовало. Кто-то даже посочувствовал сопровождавшей Сергея служанке, что ей теперь придется терпеть все его выходки. Кульсита лишь фыркала в ответ. Мнение повелительницы значило для нее больше, чем все предупреждения работников зверинца, да и кари пока что не дал повода усомниться в своей воспитанности. Серый подобрал свиток и кулек с сушеными фруктами и радостно пожелал всем удачи.
     Каморка оказалась даже больше, чем он себе представлял. Примерно такая принадлежала Селике в охотничьем лагере. В ней стояли старые ведра, метла и прочие принадлежности для уборки, на полке лежала фляга из-под масла с мотком лампового фитиля, а в углу виднелась покореженная жаровня. Видимо, служанки побросали тут все старье, переселяясь в другое помещение. В дальней стене Серый заметил небольшое пыльное окошко.
     — Сейчас я все приберу и схожу за кроватью, — засуетилась служанка.
     — Давайте я сам подмету, пока вы сходите, — предложил Сергей. – Только свет оставьте.
     Довния радостно покивала и поставила лампу на подоконник. Если кари, способен сам о себе позаботиться, это могло только радовать. Пока она отсутствовала, Серый смел пыль, а помыть пол с окном решил уже утром. К относительно небольшой кровати, принесенной Кульситой, прилагался тюфяк, подушка и покрывало, и Сергей довольно разлегся. Для него размер оказался в самый раз.
     День завершился не так, как он думал, но все в итоге сложилось неплохо. Истории, где обычный человек внезапно становится неким избранным, на халяву получает огромную магическую мощь, супер-силу и космический крейсер, а потом играючи расправляется с мега-злодеями, выглядят привлекательными, но слишком далекими от реальности. Если отвлечься от книжных сюжетов, то королевы даже в самые трудные времена вряд ли бросятся доверять страшные тайны первому попавшемуся необычному существу. Доверие зарабатывается годами верной службы, а не получасовым сеансом массажа. Сергей смог заинтересовать Синсеру, и это уже было большим достижением. Оставалось надеяться, что этот интерес со временем не утихнет, а перерастет в нечто большее.
     

***

     С утра Сергея разбудил настойчивый стук в дверь. Выглянув наружу, он увидел Кульситу, которую узнал по темному пятну в виде полумесяца под левым глазом. В дневном свете Серый разглядел, что служанка уже далеко не молода, ее рыжая шкура пестрела седыми волосками, а пожелтевшие зубы были покрыты выщерблинками. Видимо, довния всерьез восприняла слова королевы о том, что Сегри является гостем, если стучалась в дверь вместо того, чтобы просто войти.
     — Эквитаки, Кульсита, — поприветствовал он служанку. – Что случилось?
     — Эквитаки, — ответила довния и чуть помедлила, чем продолжать.
     Она пыталась понять, как обращаться к своему собеседнику. С одной стороны, он – гость повелительницы, а с другой – просто кари. Положение Серого казалось слишком неопределенным. В итоге она решила обратиться на «ты». Кари вряд ли мог считаться важной шишкой.
     — К тебе пришла советница Канея со своей элокой, — доложила служанка. — Они ожидают у входа, потому что в личные апартаменты королевы нельзя входить посторонним без ее разрешения.
     Поблагодарив Кульситу, Сергей сбежал по лестнице, вышел во двор и сходу обнял своих эквинок. Канея с Луденсой положили головы ему на плечи, пока он одновременно гладил их гривы.
     — Сегри, я так удивилась, не найдя тебя в зверинце, — заговорила его хозяйка. – Неужели Ее Величество изменила к тебе отношение?
     — Да, мне удалось с ней пообщаться, и заинтересовать, — ответил он. – Поэтому королева переселила меня в свое личное крыло замка.
     — Ты ее причесывал? – настороженно спросила Канея.
     — Да, я же считаюсь кари, куда без причесывания-то?
     Сергей почувствовал, как довния скривила мордочку и еле сдержалась, чтобы не вскинуть голову.
     — Думаешь, что лучше бы я все время просидел безвылазно в зверинце? – усмехнулся он.
     — Нет, конечно, — голос Канеи показался ему не слишком искренним. – Ведь пользуясь моим кари королева оказывает мне великую честь, правда же?
     — Да-да, великую честь, — подтвердила Луденса, — не переживай, Сегри скоро вернется домой.
     Хотя хорния Серого никогда не ревновала и даже сама изредка просила поухаживать за ее подружками, но в данный момент она вполне разделяла чувства своей вектиги.
     — Ладно, не будем обсуждать волю повелительницы, — продолжила Канея, поднимая голову с плеча. — Мы принесли тебе обугленного агерни, вот, сверток в сумке возьми.
     — Вы что?! – изумился Серый. – Вы сами обугливали агерни? Для меня?!
     Экусы не готовили еду, и в их языке недоставало соответствующих слов, но в данный момент под «обугливанием» подразумевалось запекание в углях. Сергей уже давно навострился использовать жаровню под свои нужды. Он пек картошку, делал овощной гриль на решетке, варил каши в маленьком ведерке и даже приспособил старую железную крышку в качестве сковородки. Впрочем, местное масло было слишком душистым и напрочь забивало вкус поджаренных в нем овощей. Эквы привыкли к этой его особенности, хотя из всего приготовленного им понравилась только овсяная каша, но то, что Канея взялась сама готовить, оказалось настоящим сюрпризом.
     — Да, мы вместе все делали! – авторитетно ответила Луденса, хотя ее вклад в дело ограничился подачей советов. – Тебе тут не сладко же на одних арини.
     — Вы – мои самые лучшие эквинки на свете! – Серый вновь обвил их шеи.
     Часть клубней оказалась сильно обуглившейся, другая наоборот недодержанной, но с голодухи все вполне годилось в еду. Эквам наверняка нелегко далось столь непривычное занятие, и тем ценнее казалась их забота.
     — У тебя скоро заседание? – поинтересовался Сергей.
     — Да, я хотела попросить заплести гриву, — ответила довния. – а то даже в самых дорогих парикмахерских кари не могут сделать это так красиво, как ты.
     — Конечно, заплету. Колосок наизнанку, или что-то поинтереснее?
     — А что может быть еще интереснее? – удивилась Канея.
     — Например, два колоска.
     — Это как?
     — Я разделю гриву пополам и пущу две косички параллельно, — объяснил он.
     — Чудесно! – обрадовалась его хозяйка. – Делай две!
     На миг в ее голове всплыл совет Страты не выделяться, но желание покрасоваться необычной, или даже вдвойне необычной прической пересилило. Сергей отвел экв в укромный угол двора и приступил к работе.
     — Ты уже знаешь, что сегодня будет на совете? – поинтересовался он.
     — Да, будут обсуждать мануфактурную реформу, — ответила Канея, изгибая шею под его ладонями.
     — А ты что будешь делать?
     — Я только представлюсь совету и больше ничего. Мне до конца сезона отвели время, чтобы со всем ознакомиться и втянуться в работу.
     Луденса внимательно следила за руками и восхищенно покачивала головой. В ее глазах буквально горело желание заполучить такую же прическу. Лишь вспомнив, с каким трудом они расплели друг друга в тот вечер, когда у них одолжили подопечного, хорния отказалась от намерения потребовать заплести и ее.
     Сергей закрепил кончики ленточкой и отошел на пару шагов полюбоваться результатом. Пришлось на пару с Луденсой несколько раз заверить хозяйку, что все вышло красиво. В отсутствие зеркала довния чуть не свернула себе шею, пытаясь увидеть что получилось. Хозяйка заторопилась на заседание, и Сергей, проводив ее до изгороди, повернул к дому. Он пока опасался далеко отходить. Следовало осмотреться, выяснить местный распорядок и примелькаться, чтобы все перестали на него таращиться. Сунув руку в карман, он нащупал пару крошащихся кубиков. «Сахар!» — вдруг вспомнил он и бросился обратно. «Канея! Луденса! Подождите!» — покричал он им вслед.
     — Вот, — тяжело дыша после спринтерского забега, он сунул кубики рафинада под нос эквам. — Я же вам тоже сюрприз приготовил!
     — Сегри, ты что, украл у королевы сахар? — перепугалась Канея.
     — Нет, она меня сама угостила, стал успокаивать ее подопечный.
     — Угостила? Ты представляешь, сколько он стоит?
     — Наверное, много, — согласился Серый, — но королева правда разрешила мне его взять.
     — Канея, если не хочешь, я могу съесть его за тебя, — великодушно предложила Луденса.
     Она уже стрескала свой кусочек и жадно смотрела на оставшийся.
     — Эмм… нет уж, я сама, — перспектива лишиться столь ценного угощения сразу прогнала сомнения довнии.
     Сергей повторно распрощался с эквами и вернулся в дом. Над крышей торчала тонкая круглая башня высотой метров в пятнадцать, и он решил забраться на самый верх. Поплутав по верхнему этажу, он обнаружил скрытую за неприметной дверкой лесенку. Любому экусу подъем показался бы слишком крутым, но башня все равно содержалась в идеальном порядке. Сквозь чисто вымытые окошки проникал дневной свет, в нишах стояли масляные лампы, полностью заправленные и готовые к использованию в любой момент, а ступени, похоже, недавно кто-то помыл. В некоторых местах они еще оставались влажными. Впрочем, уборщица уже покинула башню, и по пути наверх Серый никого так и не встретил.
     Его путь завершился на плоской площадке, окруженной мраморной балюстрадой. Оставалось загадкой, как экусы могли построить подобное сооружение. Возможно, весь замковый комплекс создавался лично Люсеей, а может быть в те времена, когда он возводился, еще могли использовать при строительстве магию.
     С высоты весь замок был виден как на ладони. От главного входа к закатным воротам вела широкая аллея, украшенная фонтанами и рядами ровно подстриженных кустов. Довния — садовница как раз работала над одним из них, обкусывая лишние листики и тут же съедая. Если стоять лицом к замку, то личные покои королевы располагались в правом крыле. Левое отводилось под канцелярию, но все службы там поместиться, конечно же, не могли, и еще с десяток служебных домов выстроилось вдоль крепостной стены. Позади замка на утренней стороне располагалось озеро, а за ним – сад, занимавший едва ли не половину всей территории. Удивительно, но почти весь он казался заброшенным. Лишь узкая полоса вдоль озера и вокруг зверинца выглядела ухоженной, а дальше все поросло бурьяном. Почему столь значительный участок земли в центре города был не использован, объяснений не находилось.
     Изучив все окрестности, Сергей отправился осматривать дом. В первую очередь его интересовало, где можно было бы позавтракать. Хотя Канея и снабдила своего подопечного запасом еды, но печеный картофель хотелось чем-нибудь разнообразить. Поиски привели Серого в столовую, где одна из служанок заканчивала прибирать со стола. Быстро глянув на вошедшего, горничная отвернулась. Кульсита уже всем рассказала про странного кари – гостя, но для большинства экв эти понятия казались несовместимыми. Гость – это экус, причем не абы какой, а лукс, луни или, в крайнем случае, богатый мастер, а кари – просто домашний питомец. Чтобы не мучиться противоречием, эквы старались просто его не замечать. Впрочем, вопросов Сергея горничные не избегали и отвечали вполне вежливо.
     — Эквитаки, лумина, — обратился он к служанке. – Подскажи, где бы я мог позавтракать?
     — Эквитаки, Вы опоздали к общему завтраку, но я могу накрыть Вам отдельно, — предложила эква.
     — Пожалуй, я поем в своей комнате, — ответил он. – Принеси каких-нибудь овощей, но только без сена.
     Горничная принесла поднос с порцией, рассчитанной на здоровенного экуса. Для Серого этих припасов хватило бы на пару дней, но отказываться он не стал. Забрав у служанки поднос, он ретировался к себе, поел и приступил к уборке. Хотя жить тут оставалось всего пять дней, внутренний голос подсказывал, что Сергей в эту комнату еще не раз вернется. Королева Синсера казалась капризной, взбалмошной, непоследовательной особой, но она была способна не только осознать свои ошибки, но даже извиниться. Извиниться перед кари. Самое главное, Синсера единственная, кто признал его равным себе разумным существом. Серый очень любил Канею с Луденсой и не хотел бы с ними надолго расставаться, но понял, что будет скучать по Синсере так же, как скучал сейчас по своим эквинкам.
     Пока Сергей вычистил комнату, отнес все старье на помойку и еще раз прогулялся по дому, наступил вечер. Он заглянул в гостиную и увидел приготовления к ужину. За столом на подушках сидели три незнакомых эквы и Кульсита, а серая довния расставляла перед ними подносы с едой.
     — Сегри, заходи, вот твое место, — Кульсита приглашающе махнула копытом. – Солния сегодня ужинает в главной зале с какой-то делегацией, так что можешь ее не ждать.
     — Солния? – недоуменно переспросил Сергей, удивившись, кого это здесь могли так ласково назвать «солнышком».
     — Ох… Ее Величество, конечно же, — пожилая довния смутилась. – Я все время забываю, что она давно уже выросла…
     — Так значит, ты была ее няней? – сообразил он, и Кульсита кивнула в ответ.
     — Постарайся больше не пропускать завтраки, — попросила она. – Синсера любит, когда утром все домашние собираются.
     Остальные эквы недовольно поморщились. Не всем показалась такой уж замечательной идея кушать за одним столом с кари. Впрочем, воля королевы не обсуждалась, и служанки сервировали его место так же, как и остальные. Пожелав всем сочной травы, Сергей отодвинул сено на край подноса и стал выбирать что-нибудь посъедобнее. Есть стоя было не слишком удобно, поэтому на угощение он особо не налегал и, скушав мело и пару корнеплодов, вышел из-за стола. Убирать за собой, к счастью, не требовалось.
     Решив, что вечером королева опять придет в беседку, он направился к озеру. Берег оказался пустынен. По пути встретилась лишь довния — фонарщица, зажигавшая фонари вдоль дорожки. Серый подумал, что официальный ужин мог затянуться, и устроился на подушках в ожидании. Почувствовав легкое касание, он обернулся, но позади никого не оказалось. «Сегри, я жду тебя в кабинете», — голос Синсеры внезапно раздался прямо в ушах. Подскочив от неожиданности, он завертел головой в поисках источника звука. «Она же обратилась ко мне мысленно!» – сообразил он, наконец, и побежал в сторону дома.
     Уточнив местоположение кабинета у служанки, он приоткрыл нужную дверь и проскользнул внутрь. Кроме королевы там оказались все четыре смотрительницы. Синсера еще не закончила совещание и вызвала Серого заранее, чтобы потом его не дожидаться. Прислушавшись, он понял, что обсуждается предстоящая завтра церемония.
     — Две хорнии будут отсутствовать по болезни, остальные полностью готовы, — докладывала смотрительница Спекла.
     — Допаивание в твоем табуне дало какой-нибудь результат? – спросила повелительница.
     — Сложно сказать. Я провела испытания с полпрайдом подопечных, и три из них отдали на одну искру больше, но это могло быть следствием их естественного прогресса, — ответила смотрительница. — Все-таки суп силы не прибавляет, а лишь помогает восстанавливать потраченные.
     — Хорошо, — кивнула правительница Эвлона. — Кому-нибудь есть, что еще сообщить?
     — Нет, Ваше Величество, — ответила за всех Страта. – Мы полностью готовы, как обычно.
     — В таком случае, все свободны. Эквиала, лумины, — королева направилась к выходу.
     — Эквиала, Ваше Величество! – хором ответили смотрительницы.
     — Сегри, следуй за мной, — приказала Синсера, выходя за дверь, предусмотрительно распахнутую перед ней смотрительницей Кьястой.
     Она прошла до конца коридора и поднялась на второй этаж. У королевской спальни дежурила одна из тех довний, что ужинали вместе с Сергеем. При виде повелительницы она распахнула створки дверей и зашла следом за ней в комнату.
     — Ваше Величество, два кари с дрессировщицами готовы приступить к своим обязанностям, — доложила довния.
     — Отошли их, — распорядилась Синсера. – Раздень меня и тоже можешь быть свободна.
     Эква расстегнула ремешки, сняла с королевской спины перевязь с сумками и повесила их на подставку. «Эквиала, Ваше Величество», — произнесла она напоследок и, поклонившись, скрылась за дверью. Сергей решил, что она не простая служанка, если удостоилась сидеть за столом с королевой, а нечто вроде фрейлины, возможно даже из рода луни.
     Королева прошла сквозь занавесь в соседнюю комнату, почти всю площадь которой занимала широченная кровать с толстой подстилкой. В воздухе витал легкий запах мяты с горьковатым привкусом полыни, эти травы наверняка входили в состав сена, набитого в матрас.
     — Сегри, кроме гривы сегодня тебе придется еще вычесать всю шкуру, — сказала Синсера, расположившись посередине. – Справишься?
     — Конечно, ради Вас я приложу все силы, — заверил он.
     Необходимые инструменты Серый нашел на прикроватном столике. В этот раз с гривой пришлось повозиться. Невероятно сложное плетение образовало на шее королевы гирлянду из пяти розочек. При всем старании он не смог бы повторить подобного. Задаваясь вопросом, что за мастер создал это произведение искусства, Сергей старательно выпутывал прядки волос. Дело двигалось медленно, но королева его подгонять не собиралась, наоборот, возня с гривой доставляла ей удовольствие, которое хотелось продлить подольше. Расслабившись, она даже стала легонько похрапывать, чего не смогла бы себе позволить в присутствии других экв. Серый, наконец, справился с запутанной косичкой, помассировал загривок и сменил расческу на щетку с множеством коротких зубчиков, предназначенную для шкуры.
     — Сегри, ты – настоящая загадка, — заговорила Синсера. – Твоя попона очень тонкой работы, только сложная мануфактура сможет такую создать, но в Эвлоне подобных не существует. Даже в самой глуши невозможно построить поселение, которое не смогли бы обнаружить мои охотницы.
     — Да, Ваше Величество, я попал сюда из другого мира, — подтвердил он.
     — С другой Бусины? Но как ты прошел через Врата? – королева одновременно удивлялась и радовалась подтверждению своих догадок.
     — Я не с другой Бусины. Я вообще из другого мира и через Врата не ходил.
     — Другой мир?! – подобное повелительница уже с трудом могла представить. – Неужели, Люсея создала еще один мир?
     — Эмм… нет. Создание моего мира приписывали множеству разных богов и богинь, но Люсея среди них никогда не упоминалась.
     — Удивительно! Я часто задавалась мыслью, что если сложить умение кари обращаться с предметами и ум экуса, то получилась бы раса намного могущественнее экусов. Значит, кто-то из богов решил создать такую… ведь у вас много подобных тебе существ?
     — Да, очень много. Намного больше, чем в Эвлоне экусов.
     — А как ты попал к нам?
     — Случайно, я сам не понимаю как. Я увидел странную дверь и вошел в нее. Я просто хотел осмотреться, но проход сразу же исчез, отрезав мне путь назад. Мне ничего не осталось, как попытаться выжить в вашем мире. Странно, что Вы — первая, кто заинтересовался, откуда я взялся.
     — Да, — Синсера хихикнула, — довнии слишком практичны, чтобы задаваться подобными загадками, а хорнии зациклены в основном на собственных размышлениях.
     — Эмм… значит, Вы мне поверили? – удивился Сергей.
     — Конечно, ты не сказал ни единого слова неправды, — она опять усмехнулась. – Или ты думал, что смог бы мне солгать?
     — Простите, я не знал про эту Вашу способность.
     — Скажи мне три вещи о своем мире, из которых одна будет ложью.
     — Эмм… у нас есть специальные ящики, которые умеют думать, говорящие мурисы и железные лодки, плавающие под водой.
     — Ты солгал про мурис. Забавно, не умей я чувствовать ложь, решила бы, что это единственная правда. Расскажи еще что-нибудь о своем мире.
     Продолжая вычесывать шкуру, Сергей попытался передать в коротком рассказе всю необъятность родной планеты. Он сбивался, перескакивал с одного на другое, слишком поверхностно описывал одни вещи и чересчур подробно другие. Целых пять минут он рассказывал, что такое «вилка» и зачем нужна, хотя Синсере явно интереснее было бы услышать про лишь мельком упомянутые «самолеты». Правительница не перебивала. Как ни странно, ее интерес не был простым любопытством, она понимала, что рассказ о другом мире может принести ей ценные идеи, применимые и в Эвлоне.
     — Достаточно, я удовлетворена, — сказала королева, когда Сергей пошел расчесывать ее по третьему кругу. – Я с удовольствием послушаю продолжение завтра вечером.
     Он отложил щетку и, чуть помедлив, все же решился обратиться к повелительнице с просьбой.
     — Ваше Величество, дозвольте завтра пойти с Вами, — попросил он.
     — Куда? – удивилась она.
     — На церемонию. С того раза, как я впервые увидел Вас во всем блеске, проводящую церемонию сбора магии, я мечтал увидеть вблизи, как это происходит.
     — Хорошо, — разрешила она, лукаво улыбнувшись. – Только не проспи, я тебя будить не буду.
     — Спасибо! Эквиала, Ваше Величество! – проговорил Сергей, пятясь к выходу.
     — Эквиала, Сегри, — пожелала Синсера ему в ответ.
     В коридоре Серый задумался, как бы не проспать. Решив, что вполне может воспользоваться своим статусом гостя, он решил поручить разбудить его кому-нибудь из слуг. Сергей спустился в гостиную и обнаружил там Кульситу, плетущую травяные колечки, но делала она это скорее из любви к искусству, чем по служебной необходимости. Пожилая довния, явно, была не просто служанкой, как ему показалось вначале, и Серый решил прояснить этот момент.
     — Кульсита, можете подсказать, Вы – луни? – поинтересовался он.
     — Конечно же, луни, — ответила она. – Луни Кульсита Парко. Мой род уже полпрайда табунов сезонов нянчит королевских первокровинок. Мои первокровинки сейчас состоят при королеве фрейлинами и ждут своей очереди послужить Кастигорам.
     — Ох, простите, — удивился он. – Но почему Вы сами стали помогать мне обустраиваться, вместо того, чтобы поручить это слугам?
     — У нас тут нравы попроще, чем в прочих знатных домах, — усмехнулась Кульсита. – Время было позднее, все молодые давно уже в кроватях лежали. А я все равно страдаю бессонницей.
     — Эмм… королева разрешила мне сопровождать ее на церемонию завтра. Можно кому-нибудь поручить разбудить меня?
     — Я сама разбужу, — пообещала довния. – Все равно до утра не засну.
     — Спасибо, луни Кульсита! – поблагодарил Сергей. — Эквиала!
     — Эквиала, Сегри, — кивнула в ответ пожилая няня.
     Кульсита вернулась к своему занятию, а Серый со спокойной душой отправился спать.

© Рон