Селестианец



Селестианец


Сразу все главы




















Селестианец


     Я стоял в метро под красно-синим информационном табло и глядел на часы. Приятель чуть запаздывал, но оно и понятно, приезжим нелегко ориентироваться в столице. Наконец, он вышел из подъехавшего состава и растерянно заозирался.
     - Димыч, я тут! - крикнул я, помахав рукой.
     Заметив меня, он стал пробираться сквозь толпу. Оказалось, что Дима не один, следом за ним шел еще один парень.
     - Привет, Рон, это Леха, - мы пожали друг другу руки, - я ему пересказал твои слова, и он захотел расспросить тебя подробнее.
     - Надо же, - усмехнулся я. - Не думал, что ты воспримешь эти мои мысли настолько серьезно.
     Я повел своих спутников наверх, и, пройдясь по Чистым прудам, мы остановились у входа в кафе.
     - Это тут было? - поинтересовался Леха.
     - Ну, ты же понимаешь, что это был просто фанфик? - ответил я. - Но по сюжету это было здесь.
     Мы вошли внутрь и устроились в отгороженной кабинке с мягкими диванчиками. Подошедшая официантка, положила перед каждым на столик меню и задумчиво на меня уставилась.
     - Ах, а как Ваша лошадка поживает? - вдруг воскликнула она, расплывшись в улыбке.
     - Эмм... простите? - я сделал вид, что не понял.
     - Ой, извините, я обозналась, - пробормотала девушка и отошла.
     - Что будем заказывать? - поинтересовался Димыч.
     - Вегетарианское, - ответил я. - Мы же пришли сюда в честь Селестии.
     Полистав папочки со списком блюд, каждый сделал свой выбор, и, подождав официантку, мы сделали заказ.
     - Итак, о чем ты хотел поспрашивать? - поинтересовался я у Алексея.
     - Давай обо всем с самого начала, а то Димыч так путанно говорил...
     Я задумался, честно говоря, я так и не сподобился упорядочить тезисы и изложить их в удобоваримой форме, но начать, конечно же, можно было с самой Солнечной.
     - Итак, все это - просто мои размышления, - начал я. - И рассматривать их надо, конечно же, критически. Представь, что в нашем мире, впрочем, как и во многих других, существует богиня Селестия. Она смотрит за нами, за каждым человеком, и любит каждого из нас, и ради нас она каждый день поднимает над землей солнце. Она видит все наши поступки и слышит все сказанные слова, а в особых случаях, может читать и мысли, если они обращены к ней. Она радуется каждому хорошему слову или поступку и огорчается плохим. Она совершенно не ревнива, и не требует, чтобы ей поклонялись, но если кто-то обратится своим сердцем к ней, то после смерти попадет под ее крыло и в свой черед будет расчесывать ее гриву.
     - А другие? - спросил Алекс.
     - Другие попадут к своим богам, конечно же. Во всех религиях насаждается понятие “награды” и “наказания”. Если ты жил хорошо - попадешь в рай, если плохо - то в ад, или иным способом будешь наказан или вознагражден. Это легко объяснимо, многие люди слишком слабы духом и не в состоянии быть хорошими без мотивации. Они ждут за свои хорошие поступки особой награды и не совершают плохих, боясь наказания. Но Селестия отличается от других богов. Хотя она следит и помнит все хорошее и все плохое, но она никак не будет наказывать “плохих” и не будет вознаграждать “хороших”. Все, обращенные к ней сердцем, попадут под ее крыло не зависимо от того, как вели себя при жизни. Для нее главное - свобода воли, и все ее дети, так называются обращенные к ней сердцем, абсолютно равны.
     - То есть, любой может сказать, что он поклоняется Селестии, и творить все что угодно? - уточнил Алексей.
     - Сказать - любой, а вот искренне обратиться к ней сердцем - вряд ли. Сможет ли искренне верящий человек намеренно совершать что-то, что ее огорчит? А ведь это необратимо. Огорчив ее своим плохим поступком этот факт невозможно отменить, и при этом у нее невозможно получить прощения. Вообще, плохим людям постоянно нужно прощение, они обращаются к своему богу с молитвой, а он их, вроде как, прощает и им становится легче. Селестия не может простить, потому что вовсе не злится и не гневается, а ее огорчение - уже свершившийся факт, который невозможно отменить. А есть еще такие, кто вроде бы и хорошие - но из корысти, такие тоже к ней не придут, потому что ждут для себя особой награды.
     - Вот ты сказал о свободе воли, - прервал меня он, - но если человек поступает хорошо, боясь огорчить Селестию, значит, он не свободен?
     - Возможность обрадовать свою богиню? Да, это можно назвать мотивацией. Но если учесть, что она никак не накажет человека за плохой поступок и никогда не напомнит и не подаст вида, что знает о хорошем, то единственной мотивацией становится желание человека ее обрадовать. Это сродни желанию порадовать свою любимую девушку, но только еще бескорыстнее. Человек сам берет на себя обязательства быть хорошим.
     - Подожди, получается, что человек должен ее полюбить?
     - Ну, во-первых, не должен, а может. А во-вторых, обратиться к ней сердцем - это что, по-твоему? Здесь нельзя окунуться в чан со святой водой и выйти уже официально верующим. Если человеку не наплевать, что она почувствует от его поступка, можно сказать, что он стал ее “ребенком”.
     - Но как она может любить плохих?
     - Ее чувства сродни материнским. Если сын приходит ночью обкуренный, мать будет огорчаться и плакать на кухне, но все равно будет заботиться о своем ребенке и проследит, чтобы он позавтракал. Так и забота Селестии о нас заключается в том, что она, не смотря ни на что, каждый день приносит нам новое утро.
     - Кстати, если солнце поднимает она, значит, ты считаешь, что ученые все врут, про то, что земля движется вокруг солнца?
     - Вовсе нет, это действительно так происходит, по крайней мере, с позиции науки. Наука вообще - прекрасное изобретение человечества, ведь именно благодаря научному подходу мы имеем все окружающие нас блага цивилизации. Единственное, в чем недостаток науки - это в отрицании любых других способов познания мира. Ученые считают свое видение мира единственно верным, не понимая, что могут познать только то, что фиксируется их приборами. Однако, приборы сами по себе ограниченны, вольтметр померяет только вольты, счетчик Гейгера посчитает радиацию, а телескоп покажет, что земля движется вокруг солнца. Совершенно не отрицая этого факта, я утверждаю, что солнце утром над землей поднимает Селестия.
     - Но как? Это же противоречит друг другу!
     - Да, с точки зрения человека - противоречит, но человек - достаточно ограниченное существо, и нам действительно сложно понять и разрешить это и многие другие противоречия. Просто многое зависит от точки зрения. Если взять ту же физику, ее самое начало - базовый курс кинематики, там есть такое понятие, как “инерциальная система отсчета”. Эту систему отсчета можно поместить куда угодно, так вот, если эту систему отсчета поместить на землю, то внезапно окажется, что с точки зрения этой системы отсчета солнце движется вокруг земли, а не наоборот. Приведу еще одну аналогию. Представь, что есть два слепых человека, которые без очков ничего не видят. У первого очки с желтыми стеклами, а у второго с зелеными, поэтому, первый не видит желтого цвета, а второй не видит зеленого. И вот смотрят они на картину, и первый видит на картине зеленое дерево, а второй - желтое солнце. Первый говорит второму про дерево, а второй говорит про солнце, и они друг другу не верят, спорят, ругаются, священные войны начинают. Вот так и прочие люди, каждый ходит в своих очках, видит свою картину мира и не может увидеть иную.
     - Люди, бывает, меняют свои убеждения.
     - Да, и это удивительно, что меняют, а не получают новые. Представь в том же примере, первый человек вдруг меняет свои очки. Он больше не видит дерева, зато видит солнце. И тогда он заявляет: “Как я ошибался, ведь тут нарисовано солнце, а не дерево!” И начинает сам спорить с теми, кто видит дерево.
     - Так получается, что несколько точек зрения могут быть одновременно истинными?
     - Да, выходит, что так.
     - Значит, мне надо принимать все чужие точки зрения за истину?
     - Ну, никто не отменял тот факт, что люди могут ошибаться или намеренно лгать, так что не всякую чужую точку зрения стоит принимать.
     - А как же тогда отличить ложь от истины, которая просто недоступна мне для восприятия, потому что я не в тех очках?
     - А вот тут, к сожалению, нет универсального средства. Просто надо помнить, что если ты не видишь на картине дерево, а кто-то утверждает, что оно есть, то надо, как минимум, прислушаться к его словам.
     - Это все так непросто... если я решу к вам присоединиться, то как это происходит?
     - Присоединиться? - рассмеялся я. - Если ты обращаешься своим сердцем к Селестии, то ты становишься селестианцем. Никуда ходить и записываться не надо.
     - А храмы, пожертвования?
     - Чтобы увидеть ее храм, достаточно выйти на улицу и поднять голову, потому что ее храм - все небо! Ну а деньги ей в принципе не нужны. Если считаешь нужным, оглянись вокруг и пожертвуй их тому, кто нуждается.
     - А есть хотя бы главный?
     - “Главный селестианец”? - я опять ухмыльнулся. - Нет, как я уже говорил, все ее дети абсолютно равны, поэтому “главного” нет.
     - А какие-нибудь там правила, заповеди?
     - Нету у нее заповедей. Как можно говорить о правилах, если их несоблюдение никак не карается, и при этом провозглашается свобода воли? У нее есть только пожелания. В принципе, все они сводятся к одному: к просьбе быть хорошим человеком и все. Ну, я вижу, ты совсем загрузился, давай уже сменим тему. Вы же с броникона едете, что там было то?
     

***

     Распрощавшись с приятелями, я вышел из метро и направился к дому. Подняв глаза к небу, я увидел глядящую на меня мордочку Селестии и улыбнулся. И она улыбнулась мне в ответ.

© Рон